Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Хозяйственная деятельность Н.О. в Пруссии в конце 13 начале 15 вв.

Бахтин А.П. 2003 г.

Подобно монахам орденские рыцари должны были, сами заботится о своём содержании. Из статутов Н.О. следует, что физический труд был занятием полубратьев, слуг, и кнехтов которые служили ордену за деньги.

За больными и ранеными ухаживали доктора и обслуживающий персонал, но также и орденские братья.

Хаускомтур (замковый комтур по хозяйственной части) основываясь на совете орденских братьев, отвечал за распределением работы среди слуг. В его ведении находились все инструменты, рабочий скот и работники всякого рода. Под его надзором разгружалось и хранилось зерно, он же вёл его учёт, распоряжался поступлением на склады сукна.

Треслер (казначей) должен был с ведома верховного магистра и великого комтура принимать золото и серебро. Доступ к казне имели только эти три человека вместе.

Все орденские братья, занимавшие определённые должности обязаны были ежемесячно  представлять верховному магистру счета, а раз в год они отчитывались перед капитулом. Позже ежемесячные отчёты были переведены в годовые.

Орден на своей территории имел право устанавливать налоги  и прочие платежи, назначать еженедельные и другие рынки (ярмарки), устанавливать правило землепользования, пользование водоёмами, а также владеть соляными и другими разработками.

Орден получил от пап некоторые торговые привилегии, но папа Урбан IV (1261-1264) пытался ограничить орденскую торговлю товарами собственного производства [i].

 

Инвестиции

Покорение Пруссии продолжалось более 50 лет, что естественно требовало финансирования. Так как мирное землепользование стало возможным лишь после покорения пруссов (1283), Орден вынужден был с 1231 г. полагаться на материальную поддержку извне. Эта поддержка поступала из орденских владений (баляйнов)  в Германии и других европейских стран. Основной задачей этих владений было служить надёжным тылом для отрядов, ведущих борьбу с язычниками. Оттуда поступала не только материальная помощь, но и персональная в лице орденских братьев.

Величие замысла Н.О. в Пруссии запрещало опираться на пожертвования и финансовую помощь прибывающих с запада крестоносцев.

Ещё в период ожесточённого сопротивления пруссов было необходимо ввозить оружие и продукты питания.

Если при выполнении военных задач Орден мог опираться на немецкое дворянство, то в хозяйственной сфере его важнейшим партнёром  было бюргерство (города). Это сотрудничество в рамках ганзейского хозяйственного пространства проявилось при основании и обустройстве крупных городов в Пруссии (Кульм, Торн, Эльбинг, Кёнигсберг).

Прежде чем Орден смог заняться заселением сельхозугодий, он должен был провести значительные культивационные мероприятия.

После покорения пруссов было необходимо, по крайней мере, ограничить опасность непредвиденных наводнений и сделать более безопасным речное судоходство.

В конце 13 в. орден начал проводить работы по строительству дамб в устье Вислы.

Начало этих работ организовал ландмейстер Майнхард фон Кверфурт [ii]. Предположительно для этих работ Орден привлёк специалистов из Голландии. Дамбы так же играли роль искусственных дорог, строительство которых в то время даже не планировалось. В этот период для Ордена более существенным являлись водные пути. Основной путь из Кёнигсберга в Ливонию шёл по косе Куриш Нерунг (Куршская коса). Частое размывание косы во время штормов, например у Заркау (Лесное) вызывали необходимость постоянных ремонтных работ. В косе Фрише Нерунг большое значение играли три пролива Лохштедтский (первое упоминание в 1246 г. занесён в 16 в.), пролив напротив Бальги (первое упоминание. около 1300 г. занесён в 16 в.) Новый пролив у Пиллау (1376 с 1497 главный вход в залив). Поддержание в порядке проливов и косы требовали больших затрат.

Главными путями в глубь страны были реки, по ним было очень выгодно транспортировать большое количество грузов.  Пологость рек  делало возможным судоходство даже по маленьким рекам. Значение рек было значительным и в узловых местах для большей безопасности судоходства строились замки, и на их берегах основывались города.

Кёнигсберг с Мемелем связывал водный путь благодаря усилиям Ордена ставшим судоходным. Для соединения Прегеля с заливом Куриш Хафф служила Дейма; вначале это была небольшая речушка расширенная и углублённая орденскими строителями. Пользоваться этим путём стало возможно после строительства шлюзов у Тапиау и Лабиау. (документально существование этого пути засвидетельствовано в 70-е годы 14 в.)

Создавался этот путь для походов на Литву, затем использовался для торговли и транспортировки стройматериалов и снабжения замков на реке Мемеле (Неман). Но так как выход в залив был достаточно опасен (известно около 5 конвоев потерпевших крушение в водах залива), началось строительство канала вдоль берега.

Значительными были инвестиции Ордена в заселение земель, планомерно осуществляемое с конца 13 в., до начала 15 в. Немецкие деревни получали под разработку до 120 хуф[iii] лесов, Орден так же оказывал поселенцам и финансовую поддержку. Наряду с немецкими и прусскими деревнями существовали и более менее крупные поместья прусских нобелей и свободных пруссов (с прусским правом) и некоторого числа немецких дворян (с кульмским правом) получившим награду за службу.

 

Сооружение мельниц разрешалось только с позволения Ордена третьим лицам. Аналогично обстояло дело с рыболовством, право на него Орден давал особо. В сельской местности большое значение имели трактиры и их владельцы

Янтарь орден так же не выпускал из своих рук (небольшую часть в этом предприятии имел Самбийский (Замландский) епископ).

Леса и пустоши тоже использовались там занимались разведением лесных пчёл и бортничеством, а также добычу древесного угля, дёгтя и железной руды для потребностей страны.

 

Собственная экономика и собственная торговля.

К собственной экономике ордена относились сельское хозяйство, ремесло и торговля.

Сельским хозяйством Орден занимался  на прилегающих к замку землях и орденских дворах или фольварках. Эта деятельность хорошо отражена в инвентарных книгах 2 половине 14 в. и первой половине 15 в.,  при смене и ротации комтуров и высших чиновников.

Например: В комтурстве Мариенбург около 1400 г. было 22 сельхоз предприятия. Почти все они занимались выращиванием зерновых культур (урожайность установить не представляется возможным). Во всех хозяйствах держали свиней, коров, овец и лишь в отдельных племенной скот. Около 1370 г. в орденских хозяйствах всей Пруссии было 10482 КРС, 18922 свиньи, 61252 овцы; около 1400 г. имелось 13887 коней.

Обслуживались орденские хозяйства подёнными рабочими. Наряду с ними отрабатывали повинности несвободные прусские крестьяне. Кроме того, свободные немецкие крестьяне наряду с  общественными работами (строительство оборонительных сооружений, рытьё мельничных рвов и т.д.) должны были помогать в уборке урожая.

В Эльбингском комтурстве в 1386 г. имелось 155 постоянных сельхоз. рабочих.

В форбургах Орденских замков изготавливалось оружие и снаряжение для собственных нужд (но так как этого оружия не хватало, часть его закупалось за границей).

Другими ремесленными производствами вне стен замков являлись многочисленные мельницы, не отданные в аренду под проценты, а которыми управляли орденские служащие. Переработкой зерна в муку Орден мог прилично зарабатывать.

Торговая деятельность Ордена была втянута в ганзейскую торговлю, что способствовало  росту его значения в Прибалтике. (Но эта торговля в 15 в. обострила его отношение с прусскими городами). Начало орденской торговли лежит в его истоках. Но особое развитие оно получило во второй половине 13 в. (папские буллы от 1257 и 1263 гг). Уже в разделе «Привычек» орденского статута в непосредственный круг верховного магистра кроме двух кумпанов (секретарей), входит рыцарь в сером плаще называвшийся «шефером». Позднее шеферов стало больше, и подчинялись они не только магистру.

Из множества шеферов, входящих в конвенты выделялись два гроссшефера в Мариенбурге и в Кенигсберге, так как через их руки проходило большое количество денег. Оба гроссшефера были братьями рыцарями или рыцарями в серых плащах и относились к конвентам. Уполномоченными гроссшеферов были «лигеры», т.н. торговые представители в Эльбинге, Торне, Данциге, Фландрии, Любеке и т.д.

Сохранились бухгалтерские книги мариенбургского гроссшефера за 1399-1418 гг. и кёнигсбергского гроссшефера за 1400-1423 гг., а так же торгового представителя в Брюгге за 1391-1399 и 1419-1434 гг.

Множество торговых работников курсировало с товарами между Львовом (Лембергом) и Брюгге, Шотландией и Новгородом, совершая торговые сделки. Изредка в торговые вояжи отправлялись и сами гроссшеферы для изучения рынков и заключения международных торговых сделок.

В период рассвета орденской торговли (14 в.) она развивалась в тесном сотрудничестве с прусскими городами, что было выгодно последним, так как Орден своей мощью поддерживал их торговые интересы.

Это сотрудничество привело к тому, что Орден принимал в свои ряды представителей высших слоёв городского общества (предположительно в лице серых плащей) и назначал их на должности гроссшеферов (шеферов) либо торговых представителей. Примечательно, что бухгалтерский учёт вели не только гроссшеферы  бюргерского происхождения, но и дворянского происхождения.

Взаимоотношения с городами испортились после 1411 г. когда орденскую торговлю они стали воспринимать как вредную для себя конкуренцию. Это случилось, после того как орденские правители начали обходить торгово-политические и блокадные мероприятия, что было расценено как недобросовестная конкуренция. Аналогичным  было отношение к уплате налога Pfundzoll введённого в 1395 г.,  который было решено взимать с городов для финансирования оккупации Стокгольма, а позднее с небольшими перерывами снова и снова продлялся Орденом.

 

Важнейшими предметами торговли были:

1. Зерно производимое Орденом  на собственных сельхозугодиях. Орден получал его также в качестве налога с крестьян, и путём закупок. Внутренние потребности ордена обеспечивались полностью, и оставалась ещё некоторая часть, которую с прибылью продавали за границу на западе.

2. Янтарь его закупали для изготовления чёток Любек и Брюгге до 60 бочонков в год (3-4 тысячи марок).

3. Древесина орден закупал её в Мазовии и перепродавал на западе.

4. Воск приобретался внутри страны: в качестве налогов + закупка, продавался во Фландрию.

5. Восточные пряности  поступали в Пруссию сухим путём, продавались гроссшеферами внутри страны.

 

 

 

Ввозились прежде всего:

1. Ткани из Фландрии и Голландии (прибыльность составляла всего 16% но благодаря большим объёмам поставок это приносило большой доход).

2. Соль.

 

Кёнигсбергский гроссшефер имел больший оборот и капитал чем Мариенбургский

Об этом свидетельствуют цифры:

Мариенбург                                                              Кёнигсберг

1376 г. – 19958 марок

                                                                                  1379 г. – 20909

1392      -  24000

1393        30280

1402    -   56544, 5 марок

1403    -    60031

1404 – 51295 марок                                                  1404 –    64000

1405 - 48415

1406 – 46042                                                             1406 – 76913, 5 марок

Кёнигсбергский гроссшефер  в последнее десятилетие перед войной с Польшей-Литвой, очевидно, сумел успешнее действовать на поле инвестирования доходов. После проигранной войны орден во второй четверти 15 в. попытался продолжить торговлю. И хотя оборот был очень мал, и близко не сравним с довоенным, именно в это время критика со стороны городов стала ещё жёстче и привела, в конечном счете, к военным действиям, начавшимся в 1454 г.

 

Сборы, доходы

При рассмотрении видов сборов Н.О. в Пруссии следует начать с налогов податей немецких деревень.

Основные виды налогов-податей обозначались уже в грамоте, выдаваемой деревне в лице локатора. В грамоте деревни Петерсхаген (комтурство Эльбинг, затем Мариенбург) значится, что деревня получает 72 хуфы для Ордена с Кульмским правом. Из них 4 хуфы пасторских и 7 старосты необлагаемых налогом. С прочих хуф крестьяне должны платить по 3 фирдинга и 2 курицы или 10 пфеннигов. Кроме того, с каждого плуга (отдельного крестьянского хозяйства) шеффель [iv] ржи и пшеницы. Кроме того, в грамоте не приведены подати, незначительные в сравнении с поземельными податями.  Это охранные деньги (Wartgeld), подлежащие сдаче 1 раз в 3 года, зерновой налог (Schalwenkorn) на содержание важного для обороны замка Рагнит  и, наконец, сбор, подтверждающий признание власти ордена? в размере 5 кульмских пфеннигов и фунта воска.

Сведения из податной книги о деревне Петерсхаген

1391-1393 гг. : 61 хуфа – за каждую 3 фирдинга и 2 курицы или 10 пфеннигов.

33 плуга (двора) 5,5 марки в пересчёте за зерно, 2 фунта перца за маслобойню; 4 марки за ветряную мельницу; 3 трактира – с двух по 1 марки и с 1 0,5 марки.

Общая сумма податей 58 марок 10 шиллингов 20 денариев (больших пфеннигов).

Вместе с не перечисленными податями 64 марки 10 шиллингов и 20 денариев (пфеннигов).

Лично зависимые прусские крестьяне селились в прусских деревнях

Например, деревня Задлуке  43, 5 больших хакена [v] земли: за землю налог 12 марок  9 шиллингов в год (кроме такого указано, что есть большие хакены – налог 7 шилингов. 0,5 динар.; и малые хакены – налог 4,5 шил). Налог на содержание Рагнита  не вносился. Крестьянские общественные работы, в отчёте не отражены.

 

Свободные пруссы должны были, прежде всего, служить военную службу. За признание Ордена своим сюзереном (хозяином) платили 1 лот (ок. 16 шиллингов). Немногие свободные с кульмским правом вносили 1 фунт воска и 5 пфеннигов, некоторые давали так же 2 шиллинга с плуга.

Другие налоги шли с владельцев огородов, лугов, лесов, паромных переправ, и за мёд.

Города платили за ремёсла, прежде всего с булочных и сапожных мастерских. Мариенбург и Нойтайх (города в мариенбургском комтурстве) платили полугодовой налог  в 35 и 75 марок.

Годовая сумма всех налогов достигала 123000 марок.

Треслер (казначей вел учет не только доходов и расходов конвентов, но и верховного магистра).

В отдельные годы в кассу треслера поступали деньги от чеканщика монет в Торне.

Сколь бы внушительными не показались эти цифры,полный приход денег в главной резиденции Ордена остаётся неизвестным, так как нет соответствующих данных о собственно орденских сокровищах (казне) в подвалах замка.

 

Расходы

            Серьезной статьей расходов была покупка земель в Поморье в 1310 г. и в Эстонии в 1334 г.

 

Важнейшей статьёй расходов Н.О. в Пруссии было финансирование военных действий по завоеванию Пруссии, а в 14 веке войны с Литвой.

В общем и целом очень сложно подсчитать расходы на военные предприятия в средние века.

Второй поход ордена против пиратов на Готланд оценивается в 27-30000 марок.

Хотя часть оружия производилась в самой Пруссии, большое его количество приходилось закупать. Тратились деньги и на приобретение военной амуниции, закупки производились за границей. В бухгалтерской книге треслера (казначея) отмечен также регулярный отпуск средств на многочисленные дополнения к латам. Тратились средства и на ремонтные работы. С середины  XIV в. Немецкий орден в Пруссии использовал огнестрельное оружие[1].  В  Мариенбурге отливались многочисленные орудия. Но их было недостаточно, поэтому большое количество приобреталось за рубежом.

К военным действиям в Пруссии относится также строительство замков и крепостей в камне.  При анализе 155 орденских замков из более 200 известных можно придти к интересным выводам[vi]. Начиная с 1231 г. и до 1310 г. орденскими братьями и помогавшими им крестоносцами было основано около 90 замков. Из них, по имеющимся сведениям, на 74 замка к 1310 г. частично в камне было построено только 19.  За  XIV в. было возведено большое количество дорогостоящих замков. Вершиной этого немалого военно-хозяйственного предприятия была перестройка Мариенбурга из комтурского замка в резиденцию Хохмайстера (Верховного Магистра).

Перестройка большинства замков в камне началась сразу после 1309 г. В 1310 г. начали перестраивать сразу 6 замков. В дальнейшем практически каждый год начинали перестраивать по одному замку, а в 1330 г. ещё 6. К тому же, наряду с перестройкой старых замков продолжалось основание новых, которые после 1310 г., как правило, сразу строились из камня. Если учесть, что каждый замок в среднем строился около 10 лет, то мы видим, что параллельно возводилось от 10 до 15 объектов.

Сооружение больших массивных построек, представлявших хорошо укреплённый комплекс, имеющий и предзамковое укрепление (форбург), а часто и несколько форбургов, с высокими стенами и многочисленными постройками складских помещений, для хранения продуктов питания, фуража, вооружения, всевозможные мастерские, конюшни, а также жилые помещения и т.д. Сам замок (хохбург) имел,  до четырёх флигелей, представляющих из себя замкнутый четырёхугольник с большим бергфридом (башней) и с небольшими башнями на опасных участках.

            Безопасность замкового комплекса обеспечивалась за счёт больших рвов и стен с военным ходом, которые защищали форбург, а также стены, окружающие сам замок. 

            Строились эти замки не только как  военные сооружения, но также, как символы статуса рыцарского сообщества и территориальной власти. Орденские замки были архитектурно полны достоинства. Декора­тивные формы и строительные элементы придавали североевропейской готике свои неповторимые черты. Во многих случаях использовались художественные произведения высшего класса.

            Большой важности вопросом был вопрос о строительных материалах.  Пруссия бедна запасами камня, на её территории так же нет каменоломен, а потому сваи, колонны, некоторые строительные блоки изготавливались из привозимых неотёсанных камней, из гранитных и известняковых глыб. Поэтому главным строительным материалом для прусских замков являлся обожжённый кирпич ручной формовки. Производство, которого было достаточно дорого. Кроме обычного кирпича, требовался ещё и фасонный кирпич для внутренних поверхностей сводов, окон,  дверей и для опор сводов. Также использовался в больших количествах глазурованный кирпич. При кладке нужен был раствор, для которого требовалась в больших количествах известь,  добываемая в Ноенбурге (Пруссия). Известь лучшего качества завозилась с острова Готланд. Запасы стройматериалов достигали достаточно больших объемов.

Применялись элементы архитектурных украшений, как-то ажурная каменная резьба, многослойные капители, фризы с надписями, глазурованные панели.

            Прекраснейшим произведением орденской архитектуры являются залы с ребристыми сводами.

Украшались замки также рельефами и барельефами, для которых приме­нялся известняк, завозимый из Готланда[vii].

            Была так же тщательно продумана отопительная система, которая путём накаливания камней в подвальном помещении, по специальным воздуш­ным каналам, через отверстия в полу подавала тёплый воздух в жилые помещения.  Имелись также камины. Благодаря этой отопительной системе суровые прусские зимы переносились  достаточно комфортно [viii].

            Все эти работы были огромны не только по объёму, но и по сложности. Из затраченного на строительство замка кирпича можно было вполне построить средневековый город средних размеров.

            Строилось также большое количество замков, служивших резиденциями орденских чиновников (фогтов, пфлегеров-управляющих, каммерамтов и т.д.), но и они по финансовым затратам и объёму произведённых работ обходились очень дорого.

Кроме затрат на материалы, имели место и затраты на оплату труда (производство строительных материалов, само строительство).   Сейчас невозможно обсчитать, во сколько обходилось строительство одного комтурского замка, но можно с уверенностью сказать, что суммы по тем временам были огромны.

            Орден оплачивал и высококвалифицированных специалистов. Можно считать это оправданным, например, в лице Николауса Феленнштайна магистр Конрад Юнгинген получил признанного архитектора, приезд которого в Пруссию стоил затраченных на его приглашение и содержание денег.  

Поддержание в надлежащем состоянии этих крепостей тоже требовало средств: согласно сведениям 1309 г., в Кресинге (Англия) на это уходило больше четверти доходов тамплиеров.[ix]       

            Сам размах строительных работ впечатляет, но наиболее примечателен тот факт, что все эти работы, связаны с огромными финансовыми затратами, проводились в период практически непрекращающейся войны.

Помимо замков строилось ещё большое количество патронируемых Орденом кирх.

            Кроме этих крупных инвестиций, Немецкий орден затрачивал значительные суммы на текущие расходы. Например, в замках помимо орденских братьев кормилось также большое количество обслуживающего персонала, в том числе постоянно прибывали и убывали свободные пруссы, из которых витинги - ежегодно, а дворяне-пруссы - раз в два года получали одежду. Пруссам, участвовавшим в походах, выплачивались также страховые суммы, за потерю коня, ранение или смерть до 60 марок.

В инвентарных книгах, в книгах счетов расходы на продукты питания занимали большое место. Пиво преимущественно местного производства, а вино закупалось в Богемии, Рейнланде, Италии. Соль ввозилась из Австрии. Закупались также рыба, южные фрукты. Внутри страны закупалось мясо и зерно. Из других регулярных расходов помощь оказывалась монастырям, мариенбургским викариям и ученикам викария в Рудау, выдавались охранные деньги и дотации Рагниту. Выплачивались также вознаграждения врачам, орденскому юристу, ветеринару, Помезанскому епископу, а позднее и Самбийскому (Замландскому).

            Известно также, что орден играл роль крупного мецената для деятелей в области художественных ремесел и искусства. Орден использовал свои пространные торговые связи, чтобы приобретать заграничные произведения искусств (особенно во Фландрии и Богемии). Следует упомянуть и о затратах на золотых дел мастеров, немыслимых для ордена в середине  XIII  в.

Как сказал председатель международной комиссии по изучению истории Н.О.Бернхарл Йених:  «остаётся неизвестно, как удалось пришедшим в Пруссию в 13-14 вв. орденским рыцарям ввиду их происхождения и образования так организовать их правление не только в политическом, но и в культурном и экономическом отношении, что оказалось возможным все достижения периода рассвета».



[i] Preussisches Urkundenbuch. 1/2, Nr. 22 u. 210.  

Hein M. Die päpstlichen Handelsprivilegien für den deutschen Orden von 1257 und 1263/Altpreuß. Forschungen 15.  1938. S.235-237.

[ii] Jähnig B. Zur Wirtschaftsführung des Deutschen Ordens in Preußen vornehmlich vom 13. bis zum früher 15. Jahrhundert/Quellen und Studien zur  Geschichte des Deutschen Ordens. Bd. 38. Marburg , 1989. S. 121.

[iii] Хуфа = 17,03 гектара.

[iv] Шеффель = 54.96 литра

[v] Хакен = 11,206 гектара

[vi] Анализ проводился на основании данных источников:

Boetticher A. Die Bau-und Kunstdenkmaeler der Provinz Ostpreussen,  Bd. 9, Königsberg/Pr. 1891-1899.

Borchert F. Burgen Stadte Deutsches Land. München,Wien. 1991.                                

Borchert F. Burgenland Preussen München,Wien, 1987.

Clasen K.H. Die mittelalterliche Kunst  im Gebiete des Deutschordensstaates Preussen, 1. Bd. Die Burgbauten. Königsberg 1927.

Dehio/Gall. Handbuch der deutschen Kunstdenkmaeler-Deutschordensland Preussen, Deutscher Kunstverlag, München - Berlin 1952.

Schlicht O. Das Westliche Samland. Dresden. 1922.

Schmid B. Die Burgen des Deutschen Ritterordens in Preussen. Berlin. 1938.

Steinbrecht C. Die Baukunst des Deutschen Ritterordens in Preussen II. Preussenzur Zeit der Landmeister. Berlin. 1888. IV. Die Ordensburg der Hochmeisterzeit in Preussen. 1920.

Torbus T. Die Konwentsburgen im Deutschordensland Preussen. Munchen 1998.    И другие....

[vii] Wünsch Carl. Ostpreussen. Deutscher Kunstverlag, 1960.  S. 22-24.

[viii] Probst Christian. Helfen und Heilen  /hospital, firmarie und arzt des Deutschen Ordens in Preussen bis 1525/. Bad Godesberg, 1969. S. 138.

[ix] История крестовых походов. Под редакцией Джонатана Райли-Смита. Москва.1998. С. 235.