Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Статья опубликована в сборнике "Калининградские архивы" № 13. Калининград, 2016. С. 53-63.

А.П. БАХТИН

 

ПИЛИГРИМЫ-КРЕСТОНОСЦЫ В ПРУССИИ

 

Исследуется пребывание и деятельность европейских пилигримов – крестоносцев на территории орденской Пруссии в XIV в.

 

Ключевые слова: Немецкий (Тевтонский) орден, крестоносцы, Кёнигсберг.

В статье рассматривается пребывание западноевропейских пилигримов-крестоносцев в Пруссии их паломническая деятельность и влияние на развитие паломнической  инфраструктуры прусских городов.

С начала завоевания Пруссии Немецким (Тевтонским) орденом ему активно помогали пилигримы-крестоносцы. Термин «крестовые походы» появился в конце XVII в. Сами участники этих походов, собираясь в Святую Землю, по терминологии того времени, «принимали крест». Совершали они, по их мнению, «хождения», «паломничества», «пилигримство» и т. д. [2, c. 6-7]. Пилигримами или крестоносцами были светские рыцари, дававшие обет участия в крестовом походе против мусульман на Ближнем Востоке или язычников в Пруссии. Как правило, обет давался на год, но часто сроки колебались от нескольких месяцев до нескольких лет. Наряду с простыми рыцарями, в крестовые походы отправлялись короли и знатные феодалы (герцоги, графы) с вассалами. Европейские пилигримы-крестоносцы оказали значительную помощь Тевтонскому ордену в покорении Пруссии в XIII в. (1231-1283 гг.).

Прибытие. В XIV в. начались известные всей рыцарской Европе «Прусские походы» против языческой Литвы. В этих походах, принимали участие рыцари Франции, Англии, Шотландии, Германии, Нидерландов, Венгрии, Чехии, Скандинавии, Италии и Иберийского полуострова. В Пруссии этих пилигримов-крестоносцев называли так же «гости».

Прибывали они в Пруссию как сухопутным путем, так и по морю. По суше путь их лежал через Лауэнбург (cейчас Лемборк, Польша) в Померании или Хаммерштайн (Чарне, Польша) и Торн (Торунь, Польша), морским путём через Данциг (Гданьск, Польша). Исходным пунктом практически всех походов на Литву был Кёнигсберг. Как правило, прибывшие крестоносцы, несколько дней проводили в Данциге или Торне. Людям и лошадям необходимо было отдохнуть, требовалось закупить продовольствие, путём займов у прусских купцов пополнялась походная касса. Если к тому времени объявлялся поход или он уже был начат, то пилигримы-крестоносцы не задерживаясь спешили в Кёнигсберг[1], так было и с графом Вильгельмом IV фон Холланд-Хеннегау в январе 1345 г. и графом Дерби в 1390 г. [2]

С тех пор как в 1309 г. Верховный магистр перенес свою резиденцию в Мариенбург (Мальборк, Польша), этот замок стал центром управления, Немецкого ордена в Пруссии [11, c. 90.]. В связи с этим знатные крестоносцы, как правило, наносили визит в резиденцию Верховного магистра. Герцог Австрийский Альбрехт III[3] летом 1377 г. прибыл в Торн. По пути в Кёнигсберг почтил визитом Верховного магистра Винриха фон Книпроде и преподнёс ему австрийское знамя. Гости не имели права останавливаться в замке [8, c. 269], поэтому они могли задержаться только в гостиницах города Мариенбург.

От Мариенбурга путь лежал через Эльбинг (Эльблонг, Польша), Браунсберг (Бранёво, Польша), Хайлигенбайль (Мамоново, Калининградская обл.), Бальгу, Бранденбург (Ушаково, Калининградская обл.) в Кёнигсберг. Верхом до Кёнигсберга вместе с обозом можно было доехать за 3-4 дня. Часто путешественники на один день задерживались в Эльбинге [8, c. 271]. В этом богатом городе занимали деньги, покупали продукты, которые были намного дешевле, чем в Кёнигсберге, где собиралась основная масса крестоносцев. Автор Старой хроники магистров писал: «Многие господа, рыцари и кнехты христианского мира жаждали увидеть орден и ехали отрядами в Пруссию и оставались в Кёнигсберге, в ожидании «похода на врагов» [9, c. 599]. Обычно до начала экспедиции проходило несколько недель.

Кёнигсберг. То, что в Кёнигсберге собирались крестоносцы-пилигримы, было широко известно. Когда Верховный магистр Винрих фон Книпроде 11 октября 1360 г. с успехом просил у папы Иннокентия VI о послаблениях кёнигсбергскому монастырю Св. Марий, в качестве аргумента он приводил тот факт, что «в том городе благородные люди обычно собираются для экспедиций против язычников» [8, c. 273].

Кёнигсберг в средние века был довольно сложным политическим образованием. На высоком обрыве стоял замок, в котором располагалась резиденция Верховного маршала ордена. Он одновременно был комтуром большого Кёнигсбергского комтурства. Его территория доходила до литовской границы. По поручению Верховного магистра и в его отсутствие маршал руководил военными действиями орденских войск, и потому после Верховного магистра он являлся для гостей-крестоносцев самым важным человеком в Пруссии [13, c. ХI-XII].

Между замком и рекой Прегель в 1286 г. возник город Альтштадт, к востоку от него сложилось поселение Лёбенихт, получившее в 1300 г. городские права, наконец, к югу от Альтштадта на западной половине острова Фогтсвердер на реке Прегель в 1327 г. получил городские права Кнайпхоф. Города имели форштадты (пригороды), бургомистров, магистраты и суды [1, c.13-15].

Внутреннее управление в орденском государстве в XIV в. было устроено наилучшим образом, поэтому прием, размещение и обслуживание крестоносцев было организовано очень хорошо. Гости-пилигримы подбирали пристанище согласно своим возможностям и пожеланиям. Графы и герцоги обосновывались в больших арендованных домах, которые внутри перестраивались и обставлялись согласно их потребностям. Сюда они переносили и свой двор. Большая часть его людей въезжала в дома и гостиницы разного качества.

Немецкий орден обходился с крестоносцами очень внимательно. После обустройства на месте они приглашались в замок к утренним трапезам у маршала или к «почетному столу» [14, c. 173-174]. Заболевшим или раненым гостям Верховный магистр присылал своего придворного врача, а некоторым предоставлял сопровождающего и карету до самого дома [8, c. 277].

Время в Пруссии крестоносцы проводили под знаком активного общения. Если несколько сотен дворян находились в Кёнигсберге недели и месяцы, то они должны были чем-то занимать время. Знатные господа устраивали банкеты, на которые приглашали друг друга. Разворачивалась независимая общественная активность, которую Орден не пресекал, и в которой он сам принимал широкое участие, устраивая «почетный прием». Бурно отмечались христианские праздники – Рождество, Сильвестер, Новый год, Троица, Пасха. Кроме того, устраивались праздники и по особым поводам, например, посвящение в рыцари.

Другой формой совместного время препровождения были азартные игры, в особенности «та достойная осуждения и опустошающая страсть игры в кости». Граф Голландии   Вильгельм IV в конце 1344 г. выиграл у венгерского короля  Людовик Великий (Лайош I) 600 гульденов (громадная сумма) и разбросал их среди уличного люда [8, c. 298].

Орденским братьям было запрещено заниматься охотой для удовольствия; они могли охотиться только для пропитания, ради защиты и для тренировки в стрельбе. На гостей эти ограничения не распространялись, и право охоты, как кажется, предоставлялось им в Пруссии без проволочек.

Часто возникает вопрос, проводились ли в Кёнигсберге рыцарские турниры. Орденским рыцарям участвовать в турнирах не дозволялось статутами, а распоряжением от 1387 г. запрещалось даже их слугам посещать турниры или участвовать в них. Надежные сведения о проведении в Кёнигсберге больших турниров под председательством маршала или одного из присутствующих фюрстов (князей), до сих пор отсутствуют. Тем не менее, полагают что турниры среднего ранга в Кёнигсберге, безусловно, проводились [8, c. 304].

Благотворительность. К мессе крестоносцы ходили, в городские кирхи Кёнигсберга. Граф Дерби 3 сентября 1392 г. внёс пожертвования ecclesia parochialis  - приходские кирхи в одной из кенигсбергских кирх, (неизвестно точно была ли это лёбенихтская или альтштадтская приходская кирха, в Кнайпхофе приходской кирхой являлся собор (Dom)   Иоганн фон Блойс [4] 30 марта 1363 г. причащался в женском монастыре Св. Марии в Лёбенихте. В воскресенье, 9 апреля, он слушал мессу в альтштадтской приходской кирхе св. Николая. Шестью годами позже во время очередной поездки в Пруссию в страстную пятницу 30 марта 1369 г. он пожертвовал (эти расходы указаны в его походных счетах) в капеллах св. Георгу и Святому Кресту во время мессы в соборе, а так же в приходской кирхе Св. Барбары в Лёбенихте [8, c. 283]. В завершении он отправился в «орденский дом» (Кёнигсбергский замок) где также совершил пожертвование.   Иоганн фон Блойс продолжил это «паломничество пожертвований» в страстную субботу в замке и в женском монастыре. В пасхальное воскресенье  он присутствовал на торжественной мессе в соборе и принял отпущение грехов в замковой капелле. В замке Иоганн фон Блойс жертвовал также между 22 января и l февраля 1369 г. Перед походом он обещал женскому монастырю отдать всю предстоящую добычу, которая потом осталась в Готтесвердере[5]; монастырю достались лишь 2 прусские марки и 5 шкот. (1 прусская марка = 216 гр. серебра, 1шкот = 6 гр. серебра)

Паломничество. Капелла св. Антония, принадлежала подчиненному городу Кнайпхоф госпиталю того же названия, на ул. Шпайхергассе в кнайпхофском предместье Фордере Форштадт (в южном пригороде Кёнигсберга). Она существовала уже в 1369 г. [6] Папа Григорий XI 30 июля 1376 г. гарантировал после паломничества в эту капеллу и благотворительного взноса «благородным дворянином Яном ван дер Штратет… и другими… построенной и оснащенной», 10-летнее отпущение грехов для всех, кто в определенные праздничные дни будет содействовать строению. Граф фон Остревент в феврале 1387 г. трижды продемонстрировал свое почитание этой капеллы[7], а граф Дерби жертвовал для нее в декабре 1390 г.

Самым уважаемым из всех рыцарских святых был все таки Св. Георг; посвящение в рыцари называли «Благословением Св. Георга». Его почитание было свойственно и ордену, и гостям-крестоносцам, и высшим городским слоям в Пруссии и Ливонии. Св. Георг был патроном многочисленных дворянских и патрицийских орденов, обществ, братств. В Пруссии и Ливонии многие лепрозории с часовнями воздвигались под его патронатом. Кирхи и алтари посвящались ему, в его честь называли крепости, в частности, обе выдвинутые для защиты от литовцев крепости Георгенбург на реках Инстере и Мемеле (Инструч и Неман). Особой честью считалось для прибывших крестоносцев нести знамя Св. Георга, под которым объединённые отряды пилигримов ходили в походы на Литву. Hе удивительно поэтому то, что иностранные гости уделяли особое внимание тем местам в Кёнигсберге и его окрестностях, где почитался св. Георг. Некоторые жертвовали алтарю св. Георга в Кёнигсбергском соборе.

Капелла Св. Георга альтштадтского госпиталя для прокаженных в южном предместье Хаберберг была своеобразным религиозным центром рыцарей-пилигримов, своего рода часовней крестоносцев. Орден в 1329 г. передал этот госпиталь во владение Альтштадта, магистрат которого в 1333 г. учредил вечную лампаду. Как показывают сопроводительные письма и другие источники, поездки в Пруссию предпринимались во имя Господа и Девы Марии, но прежде всего, в честь св. Георга. Этого святого приветствовали по приезде, прощались с ним при возвращении домой, просили его об удачном походе, благодарили, если все проходило благополучно.

В часовню крестоносцы приходили чаще всего к мессе, как, например, граф Голландии   Вильгельм 24 января (день после прибытия в Кёнигсберг), и в начале февраля (перед началом похода), а так же 6 марта 1344 г. (после возвращения из похода).

Более того, крестоносцы в Пруссии учредили часовню св. Георга, что ясно показывает, в какой степени это была их кирха. Верховный магистр Хайнрих фон Дуземер, вернувшись из похода в Кёнигсберг, 7 марта 1336 г дал грамоту, в которой говорилось: «Знаменитые рыцари и другие благородные кнехты из чужих и удаленных местностей, собравшиеся в Кёнигсберге», учредили там алтарь в честь Господа, Марии и св. Георга и обеспечили его ежегодным доходом в 13 прусских марок (из которых 3 марки им ссудил кёнигсбергский гражданин). В качестве свидетелей и учредителей названы маркграф Бранденбургский, граф Намур, два графа фон Хенненберг, три рыцаря, чьи имена не идентифицированы, рыцарь Генрих Мюнх (из Базеля) «и многие рыцари и кнехты». Право ревизии предоставлялось главе кёнигсбергского замка.

На обустройство госпитальной капеллы граф Голландии   Вильгельм 6 марта 1344 г. выделил 50 гульденов. Определённые суммы были выделены и графами фон Даун (из Эйфеля-Айфеля) и Даниель фон Пеш (из Юлиха).

Как в соборе, так и в капелле Св. Георга висели доски с гербами крестоносцев, которые они заказывали у кёнигсбергских мастеров. К сожалению, капелла в 1455 г. горела, а после ремонта сгорела дотла. Из ценностей и сосудов часовни ничего не сохранилось [8, c. 307-309].

Не только в городах Кёнигсберга и их пригородах имелись святые места. Крестоносцы-пилигримы совершали паломнические поездки и в ближайшие кирхи в Арнау и Юдиттен (п. Родники, и Калининград, ул. Тенистая аллея) а так же совершали двух-трёх дневные паломничества к кирхе Бранденбург и на берег Балтийского моря, где на месте гибели Св. Адальберта стояла капелла.

Кирха св. Катарины в Арнау, «одна из красивейших деревенских церквей орденского периода», расположена на высоком холме над рекой. Располагалась она в 10 км к востоку от Кёнигсберга вверх по Прегелю. Построена была в начале XIV в. Один из ее первых пасторов, Петрус, упоминается как свидетель в грамоте 1320 г. Кирха была посвящена Св. Катарине и стала местом паломничества верующих. Кирпичная кирха на высоком фундаменте из валунов с фризом вокруг нефа с притвором с севера и ризницей с востока. На западной входной двери находилось вырезанное готическим шрифтом изречение: «Святая Катарина, моли за нас Бога». На северной входной двери: «Святая Катарина, не оставь нас, храни нас до самой смерти». Внутри кирха была расписана фресками [4, c. 19-27][8].

Эта кирха особенно привлекала крестоносных пилигримов. Граф Вильгельм IV совершил паломничество в Арнау 5 марта 1344 г., на следующий день после возвращения из похода в Литву. Иоганн фон Блойс 22 января 1369 г. поехал туда на санях, а 23 мая по возвращении из литовского похода вновь искал там святости. Таким образом, поступали и другие пилигримы-крестоносцы. Может быть, это их гербы еще в 1944 г. можно было видеть в церковном нефе.

Кирха св. Марии в Юдиттене, лежащая в семи километрах к западу от Кёнигсберга, так же являлась целью паломничества европейских крестоносцев. Это была одна из старейших кирх на Замланде.

Время постройки каменной кирхи Юдиттен датируется второй половиной или концом XIII в. К середине XIV в. она являлась известным местом паломничества. Кирха в Юдиттене в конце XIV в. была украшена выдающимися фресками, в том числе изображениями рыцарей и гербов, из которых некоторые, возможно, были сделаны и по заказу крестоносцев [5, c. 393-394][9]. Главный неф выполнен из необработанных валунов. Пятисторонний хор выполнен из валунов и кирпичей, которыми выложены углы постройки и оконные ниши. Западная башня возведена значительно позже самой кирхи. Главный неф имел своды из пяти пролетов треугольных ребер, доходящих до тяжело нависающей стрельчатой арки, за которой располагался хор, имеющий звёздчатый свод [6, c. 85].

Помимо простых рыцарей паломничество в эту кирху совершали и знатные господа. Иоганн фон Блойс по возвращении из «похода» 30 апреля 1363 г. уже 3 мая   1363 г. совершил паломничество в Юдиттен. Возвращаясь обратно   ночью   городская стража вынуждена была открыть ему ворота.     Известно так же о паломничестве, предпринятом герцогом Вильгельмом фон Гельдерн в 1389 г., после того как он был отпущен из померанского плена, по-видимому, во исполнение данного обета[10] [14, c. 240].

Паломничества совершались и в кирху Св. Катарины в Бранденбурге где на правом берегу реки Фришинг (Прохладная) у самого залива в 1266 г. маркграфом Отто фон Бранденбургом был заложен замок [12, c. 97].

Кирха была воздвигнута на небольшом холме напротив замка Арнау в 1320-1340 гг. Это была кирпичная постройка с вытянутыми хорами с полукруглым завершением и башней на западной стороне. Благодаря своеобразной архитектуре хоров и богатому архитектурному оформлению являлась важным памятником архитектуры. С западной стороны – могучая башня. Над входом в башню – плита с надписью и большим гербом Бранденбурга [9, c. 414]. Помимо простых паломников её посещали и знатные люди. Так, в 1389 г. герцог Вильгельм фон Гельдерн совершил паломничество в эту кирху

Если было известно, что намечавшийся зимний или летний поход откладывался на продолжительное время, крестоносцы-пилигримы предпринимали более отдалённые паломничества. В их число входило место гибели покровителя Пруссии Св. Адальберта недалеко от Фишхаузена. Адальберт (Войцех), епископ Пражский (род. около 956 в Богемии, убит в 997 в Пруссии) во время миссионерской деятельности в Пруссии, которая длилась всего 10 дней, был убит язычниками. Через 2  года в 999 г   объявлен святым [3, c. 3]. После завоевания Пруссии на месте его гибели на берегу моря была поставлена капелла. Как полагают, построил капеллу Замландский епископ Йоган Кларе в 1319-1344 г. До Реформации капелла (с 1422-1424 гг. кирха) Святого Адальберта относилась к святым местам Замланда, «благодаря милости папы имела богатое отпущение грехов и часто посещалась» [11] [7, c. 68].

Иоганн фон Блойс дважды в 1363 и 1369 гг. совершал паломничество к этой капелле. Во время этих поездок он останавливался на ночёвку у епископа Замландского в его резиденции в Фишхаузене (Бишофсхаузен) «в крепости», у залива Фришес-Хаф.

После посещения Пруссии выходцами из Нидерландов кирхи Арнау и Юдиттен были или стали широко известны в Голландии. Междоусобица в Генте в 1362 г. закончилась установлением штрафов в виде паломничества в кирху Св. Катарины в Харнау (Арнау). Два этих паломнических пункта стоят и во фламандских и брабантских тарифах (Бельгия) штрафных паломничеств и книгах приговоров XV в. К ним также относилась капелла в соборе Св. Адальберта и Св. Марии в Кёнигсберге. Паломничество в них оценивалось столь же высоко, как в Рим и Сантьяго [8, c. 305-306].

В связи с большим наплывом пилигримов–крестоносцев и простых паломников, в Пруссии была отлажена паломническая инфраструктура. На всех дорогах, ведущих к паломническим местам, имелось достаточное количество гостиниц с корчмой, где путешественники могли бы перекусить и заночевать. Горожане кёнигсбергских городов в XIV-XV вв., естественно, пользовались возможностью получить значительную прибыль.   Город имел гостиницы, корчмы, торговые ряды, обслуживающий персонал, сопровождающие, всегда были готовы к приёму большого количества гостей-пилигримов. В Кёнигсберге имелись мастерские по изготовлению сувениров в виде жетонов с изображением святых, которые поставлялись в места паломничества. Перед строительством коллектора на территории бывшего городского района Кёнигсберга Закхайм (наб. Трибуца) в 2015 г. во время археологических раскопок «Балтспецархеологии» под общим руководством Лианы  Цыбрий   (руководитель раскопок Е.А. Калашников) обнаружены остатки средневековой мастерской, датируемой примерно 1400 г. В ней изготавливались жетоны с изображением святых. Эта известная средневековая европейская практика, такие жетоны – сувениры производились во многих городах от Англии до Пруссии[10.].

  Таким образом, пилигримы-крестоносцы помимо прямой военной силы, что значительно  влияло на внешнюю политику Ордена, оказывали существенное воздействие на экономику и торговлю орденской Пруссии.  

 

Список источников и литературы

1. Гаузе Ф. Кёнигсберг в Пруссии. Реклингхаузен, 1994.

2. Прашкевич Г. Крестовые походы XI-XIII века. М., 1988.

3. Altpreußische Biografhie / herausgegeben im Auftrage der histopischen Kommission für ost und westpreußische Landesforschung von C. Krollman. Bd. I. Königsberg (Pr.), 1941.

4. Boetticher A. Di Bau- und Kunstdenkmaler der Provinz Ostpreussen. Heft 1. Samland. Königsberg, 1898.

5. Dehio G., Gall E. Deutschordensland Preussen. Munchen, Berlin, 1952.

6. Dignath W., Ziesmann H. Die Kirchen im Samland, Leer, 1987.

7. Gebauer K.E. Кunde des Samlandes oder Geschichte und topographisch-statistisches Bild der ostpreussischen Landschaft Samland. Königsberg, 1844.

8. Paravicini W. Die Preussenreisen des europäischen Adels. T. I. Sigmaringen, 1989.

9. Scriptores Rerum Prussicarum. Die Geschichtquellen der Preussischen Vorzeit. Bd. 3. Leipzig, 1870. (переиздано 1965)

10. Spencer B. Pilgrim Souvenirs and Secular Badges (Medieval Finds from Excavations in London). Boydell Press, 2010.

11. Steinbrecht C. Die Baukunst des Deutschen Ritterordens in Preussen II. Preussen zur Zeit der Landmeister. Berlin, 1888.

12. Torbus T. Die Konwentsburgen im Deutschordensland Preussen. Munchen, 1998.

13. Voigt J. Namen Сodeх der Deutschen Ordens-Beamten. Königsberg, 1843.

14. Voigt J. Handbuch der Geschichte Preussens bis zur Zeit der Reformation. Bd. 2. Königsberg, 1850.

 

Об авторе

Анатолий Павлович Бахтин – главный архивист Государственного архива Калининградской области.

E-Mail: apb-ostpr@mail.ru

 



[1] Все источники и хроники подтверждают центральную роль Кенигсберга в истории походов в Пруссию.

[2] Вильгельм IV граф фон Холланд-Хеннегау (1308-1345). Граф Дерби Генрих Ланкастер (1366-1413), будущий король Англии Генрих IV (1399-1413).

[3] Герцог Австрийский Альбрехт III (1349-1395) из династии Габсбургов, основатель Альбертинской линии габсбургского дома.

[4] Иоганн фон Блойс принадлежал к высшему дворянству Франции и Нидерландов   [8, c.145]  

[5] Результатом этого похода было основание замка Готтесвердер на границе с Литвой. Светские рыцари принимавшие участие в этом походе на строительство и оборудование замка выделили средства, в том числе и захваченную добычу.

[6] В 1550 г. капелла была сожжена, и уже не восстанавливалась, отчего отсутствуют ее точные описания.

[7] Антонии (Антониус), первоначально скорее фольклорный святой отшельник, был призван для освящения «Антониева огня», после чего стал патроном многих госпиталей и даже собственного госпитального ордена. В XIV в. стал рыцарским святым в Нидерландах. Отец графа Остревента Альбрехт I Баварско-Штраубингский, Голландский и Хеннегауский, в 1382 г. основал Рыцарский орден св. Антония с резиденцией в приорате Saint-Antoine-en-Barbenfosse zu Havre im Hennegau   Сент-Антуан-де-Барбефосс в Гавре в Хеннегау), так что особое отношение сына к кёнигсбергской часовне св. Антония кажется совершенно естественным.

 

[8] Сейчас эта отреставрированная кирха передана РПЦ.

[9] В 1906-1907 гг. ценнейшая стенная роспись (около 1400 г.) была перекрыта  побелкой.

[10] Герцог Вильгельм фон Гельдерн из северо-западной Германии с некоторым количеством вооружённого сопровождения направлялся в Пруссию, чтобы помочь ордену в борьбе с литвинами. На свободной имперской дороге у города Шлаве (Славно) гауптман князя Святобора I Штеттинского (1372-1404) Эккард фон Вальде захватил в плен герцога Вильгельма и его отряд. Все переговоры ордена об освобождении закончились неудачно. Верховный магистр Конрад фон Роттенштайн для освобождения военного гостя, начал боевые действия. После освобождения Вильгельма фон Гельдерна орденский маршал неожиданно столкнулся с проблемой, Вильгельм фон Гельдерн отказался последовать за освободителями, так как он дал рыцарское слово Эккарду фон Вальде без его разрешения ни в коем случае не снимать с себя лишение свободы. Только в результате переговоров герцог Вильгельм после семимесячного заключения вышел на свободу. Прибыв в Пруссию, он в кирхе Юдиттен недалеко от Кёнигсберга выразил благодарность за своё освобождение Святой Марии, в кирхах Арнау и Бранденбург Святой Катарине.

[11] В 1822 г на месте разрушенной капеллы поставлен деревянный крест, а в 1831 г. он был заменён железным крестом.

кирха Бранденбург
кирха Бранденбург