Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Орден и пруссы 3

В процессе завоевания Орденом Пруссии почти параллельно шло основание городов и заселение их немецкими колонистами. Наряду с городами, немецкие колонисты селились и в сельской местности основывая новые деревни или заселяя брошенные прусские. Возникновение и развитие самоуправляющихся городских общин в крае, не имевшем собственной городской традиции, имело особое социально-культурное значение. В «море» преимущественно прусского по своему составу населения образовывались «островки» с более  развитой системой хозяйствования[1].

Но немецких колонистов из Германии было очень немного. К началу   XIV в. в прусских землях проживало по одной оценке, около 12-15 тыс. немцев[2], по другой 15-20 тыс.[3]   Поэтому вторую общественную группу причастную к хозяйственному подъёму прусских земель составляло местное прусское население, отношение с которым орден  урегулировал на правовой основе.

Прежде всего, орден установил единые законы и для немцев и для пруссов. Законы для всех были равны. Может быть, только отношение к пруссам у ордена было более либеральным, так как в своём развитии они ещё отставали от западно-европейской цивилизации. Пруссы, по общему правилу, были подсудны только орденским властям. За  исключением случаев, когда потерпевшим был горожанин, а происшествие случилось в пределах городского судебного округа. 

1286, февраль 28, Кёнигсберг.

            Конрад фон Тирберг, ландмейстер Пруссии, дает горожанам Кёнигсберга за их верность во время прусского восстания Кульмское право, сохраняя за Орденом  юрисдикцию над пруссами и самбийцами[4], кроме тех случаев, когда они посягают на права горожан или немцев.  Самбийцы и пруссы остаются на этой территории под юрисдикцией Ордена. 

1286, март 12, Кёнигсберг.

            Герихо из Добрина, староста, Альберт Монцер, Иоганн Виссе, Хенник Пруссе, Вернхер фон Бремен, Хильдебранд фон Варендорф, Конрад Монцер, Лупольд, Арнольд Крузе, Зифрид из Кристбурга, Вальтер, Хинрих из Тремона, советники в Кёнигсберге составляют грамоту о том, что по их просьбе магистр и конвент Кёнигсберга установили, что случаи воровства со стороны пруссов и самбов в Кёнигсберге должны быть судимы Орденом, (за кражу на сумму) более фирдинга – штраф 16 марок, менее фирдинга – 2 марки, менее 1 Scot – 1 марка. Немец, обокравший прусса, выплачивает те же штрафы[5].

            К тому же Орден использовал пруссов из витингов для назначения на административные должности низшего звена. Прежде всего в качестве камерариев. По описанию границ Самбии (Замланда) относящемуся к 1331 г она делилась на восемь административных единиц Kammerämter: Каймен (Заречье), Кремиттен (Сокольники), Вальдов (Низовье), Варген (Котельниково), Гирмов (Русское), Побеттен (Романово), Рудов (Мельниково), Шаакен (Некрасово). Во главе каждого из этих  районов стоял камерарий из пруссов, осуществлявший функцию связывающего звена между населением и властями. В обязанности камерария входило взимание земельных налогов и десятин, а так же надзор за земельной собственностью, и прусскими деревнями. Кроме того, он был обличён довольно широкими полномочиями в сфере общественного порядка (полицейские функции): разбирал случаи воровства и телесных повреждений. Камерарий имел право арестовать преступника даже в чужом доме или дворе. Далее в его обязанностях было проведение судебного расследования по данному преступлению. Препятствующий  ему в исполнении этих обязанностей подлежал смертной казни. Если при аресте преступник оказал сопротивление и бывал ранен или даже убит камерарием, то последний не нёс  за это никакого наказания[6]. 

Камерарий из пруссов прекрасно знал своих земляков, их культуру менталитет и обычаи, его невозможно было обмануть, поэтому со своими обязанностями они справлялись прекрасно.   

            Резиденцией для камерария служил орденский замок, который он обязан был содержать в надлежащем порядке и всегда готовым к обороне. В нём имелись запасы оружия, продовольствия и фуража на случай осады. Во время литовских вторжений камерарий обязан был оповестить  население окрестных деревень, которое спасалось под охраной замковых стен. Как правило беженцы располагались в предзамковом укреплении, форбурге, имеющим обширный двор и складские помещения обнесённые оборонительной стеной.  Мужчины вооружались и пополняли замковый гарнизон,  готовились к отражению вражеского нападения. Женщины и дети устраивались в форбурге и готовились к осаде. Литовцы сжигали деревни, захватывали домашний скот и людей не успевших спастись в замке. Но литовцы очень редко делали попытки штурмом овладеть замком, поэтому даже небольшие камеральные замки служили надёжным убежищем для местного населения. 

            Если в результате внезапного литовского набега прусские крестьяне теряли свой дом и домашний скот, камерарии обязаны были скрупулёзно подсчитать убытки и доложить комтуру. (Большое количество таких подробных отчётов в архивах ордена сохранилось до сегодняшнего дня). Комтур выделял деньги и в качестве ссуды выдавал их крестьянам на восстановление дома и хозяйства. На несколько лет пострадавшие освобождались от налогов и десятины.



[1] Рогачевский А.Л. Кульмская грамота памятник права Пруссии XIII в. С.Петербургский университет 2002. С 261.

[2] Biskup M. Labuda G. Dzieje Zakonu krzyzackiego w Prusach/ Gospodarka-spoleczenstwo-panstwo-ideologia. Gdansk. 1986. S.240.

[3] Okulicz-Kozaryn L. Dzieje Prusow. S. 440. В дальнейшем увеличение численности немецкого населения происходил за счёт естественного воспроизводства.

[4] Самбы жители самбийского (позжеЗамландского) полуострова

[5] Sattler C. Der Handel des Deutschen Ordens in Preussen. S. 3-5 

1 марка = 4 фирдингам

1 марка = 30 скотам

 1 марка =720 пфенингам

[6] Хроника земли Прусской. Петр из Дуйсбурга. Москва. 1997. С. 310.