Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Орден и пруссы 2

Вооружение прусского воина (полубрата) на службе у ордена
Вооружение прусского воина (полубрата) на службе у ордена

После окончательного покорения Пруссии к 1285 году, ландмейстер Пруссии ввёл новое административное деление подчинённых территорий. Они были поделены на комтурства во главе которых находились комтуры назначаемые Генеральным капитулом[1], а также и фогтства с назначаемым непосредственно ландмейстером и подчинявшиеся лично ему  фогтом.  Комтурства делились на более мелкие административные единицы  камеральные амты руководимые каммерариями[2].

            К этому времени ситуация во взаимоотношениях Ордена и пруссов сложилась таким образом.  Тевтонский орден в основном оставил местным пруссам  их родовые имения и дворы.  Об этом свидетельствуют письменные обязательства в земельном ведомстве комтурства   Бальги, и документах комтурства  Бранденбурга, а также в регистрах Мариенбургской казначейской книге и многих других источниках орденского периода[3].

             Среди пруссов привилегированное положение занимали владельцы замков[4] reges или nobilis. Они поддерживали Орден и при покорении и при христианизации края. За это их вознаградили в придачу к родовым владениям, которые оставались за ними дополнительно служебными имениями, «на которые возлагались определённые обязательства, как реальное (земельное) бремя».

            Служебные имения в лен получали также средняя прослойка мелкопоместной прусской знати,  называемой rikijs или господа. К этому сословию принадлежали и витинги, служившие ордену в качестве охранения, смотрителей (управляющих), переводчиков (толмачей), камергеров и конвойных. Они являлись ленниками Ордена по- прусски laukinikis. В отличии от крестьян, живших в деревнях, они жили на хуторах -фольварках (прусс. Lauks)[5].

            Все названные владельцы служебных имений образовали так называемое сословие свободных, или дворяне freiherr.

            Третью основную массу населения составляли крестьяне (бауэры) и их слуги, к ним же относились и безземельные крестьяне.  Они платили как уже говорилось в предыдущей статье небольшие налоги  и выполняли другие необходимые ордену работы.   

            Основной тяжестью владельцев служебного имения была военная служба, которую они обязаны были исполнять на коне с лёгким вооружением. На военную службу они были обязаны являться по первому требованию орденской администрации. Если учесть что за 14 век только против Литвы Орден совершил более ста походов, рейдов и набегов.

            Различались три вида военной службы: конная служба, служба с доспехами (платах[6]) и просто «служба».

            Конная служба должна была исполняться владельцем имевшим более 40 гуф (680 га) земли.  Он обязан был иметь полное рыцарское снаряжение и на соответствующем боевом коне. Его должны были сопровождать по меньшей мере двумя всадниками (как правило это был небольшой отряд) и повозку с продовольствием и кормом. 

            Владелец менее 40 гуф прибывал на службу в доспехах (кольчуга) и другим лёгким снаряжением и на соответствующем коне.

            Из сословия свободных, пруссы имеющие малое служебное имение до 10 гуф (около 170 га.) были обязаны на «службу» отправляться «по обычаю края» на жеребце и в платах (или кольчуге)  и прусским оружием[7]. 

            Пруссы получавшие свои служебные имения по прусскому праву исполняли «службу» в железном шлеме или прусском шлеме, со щитом и копьём. Иногда они несли службу в доспехах. В этом случае пруссы использовали небольших, но выносливых и стойких местных коней, называемых швайке (schweike)[8].

            Крестьяне  призывались в ополчение во время литовского вторжения.

В 1296 г. во время генерального капитула в Эльбинге, Великий магистр Конрад фон Фойгтванген поднял вопрос о страховых возмещениях для прусских витингов.  После  обсуждения этого вопроса, в этом же году поступило распоряжение:  все участники военных походов с 1296 г.  за ранение, увечье или смерть обязаны были получить  от Ордена страховые суммы.

За погибшего прусса нёсшего «конную службу» выплачивалась сумма в 60 марок = 43200 брактиадов (пфенингов). «Служба в доспехах» 30 марок = 21600 брактиадов     «Служба» оплачивалась 15-16 марок = 10800 -11520  брактиадов[9]. 

Таким же образом оплачивались и ранения. В зависимости от тяжести ранения повышалась и страховая сумма.  Позже страховые суммы распространялись и за потерю коня, или доспехов. Если у воина убивали в сражении коня, он получал соответствующую замену. Никлус фон Вальдов[10] во время зимнего похода в Жемайтию[11] попал в плен к литовцам, но удачно бежал и 3 января 1400 года получил компенсацию за потерянного коня и латы в размере  2880 брактиадов. (Позже в 1409 г он был витингом у верховного маршала)[12]. За время похода на Готланд пруссам Паулю из Койкайна и Хельвигу из Плёссен[13] за потерянных коней было выплачено по 2,5 марки, Никлус из Мараунена[14] и один прусс из Цинтена[15] получили по 4 марки. Старый проводник Зедайте получил за жеребца 8 марок. Всего в январе 1406 г комтуром Бальги было выплачено прусским воинам за утерянных на Готланде коней 55 марок.[16]

Таким образом, бремя военных походов, в которых  большая часть орденского войска состояла из пруссов (орденские рыцари принимали на себя командные функции) компенсировалась деньгами. Пруссам также доставалась большая часть военной добычи захваченной в походе.    

 

 

 

 

3 Орден и Пруссы

 

В процессе завоевания Орденом Пруссии почти параллельно шло основание городов и заселение их немецкими колонистами. Наряду с городами, немецкие колонисты селились и в сельской местности основывая новые деревни или заселяя брошенные прусские. Возникновение и развитие самоуправляющихся городских общин в крае, не имевшем собственной городской традиции, имело особое социально-культурное значение. В «море» преимущественно прусского по своему составу населения образовывались «островки» с более  развитой системой хозяйствования[17].

Но немецких колонистов из Германии было очень немного. К началу   XIV в. в прусских землях проживало по одной оценке, около 12-15 тыс. немцев[18], по другой 15-20 тыс.[19]   Поэтому вторую общественную группу причастную к хозяйственному подъёму прусских земель составляло местное прусское население, отношение с которым орден  урегулировал на правовой основе.

Прежде всего, орден установил единые законы и для немцев и для пруссов. Законы для всех были равны. Может быть, только отношение к пруссам у ордена было более либеральным, так как в своём развитии они ещё отставали от западно-европейской цивилизации. Пруссы, по общему правилу, были подсудны только орденским властям. За  исключением случаев, когда потерпевшим был горожанин, а происшествие случилось в пределах городского судебного округа. 

1286, февраль 28, Кёнигсберг.

            Конрад фон Тирберг, ландмейстер Пруссии, дает горожанам Кёнигсберга за их верность во время прусского восстания Кульмское право, сохраняя за Орденом  юрисдикцию над пруссами и самбийцами[20], кроме тех случаев, когда они посягают на права горожан или немцев.  Самбийцы и пруссы остаются на этой территории под юрисдикцией Ордена. 

1286, март 12, Кёнигсберг.

            Герихо из Добрина, староста, Альберт Монцер, Иоганн Виссе, Хенник Пруссе, Вернхер фон Бремен, Хильдебранд фон Варендорф, Конрад Монцер, Лупольд, Арнольд Крузе, Зифрид из Кристбурга, Вальтер, Хинрих из Тремона, советники в Кёнигсберге составляют грамоту о том, что по их просьбе магистр и конвент Кёнигсберга установили, что случаи воровства со стороны пруссов и самбов в Кёнигсберге должны быть судимы Орденом, (за кражу на сумму) более фирдинга – штраф 16 марок, менее фирдинга – 2 марки, менее 1 Scot – 1 марка. Немец, обокравший прусса, выплачивает те же штрафы[21].

            К тому же Орден использовал пруссов из витингов для назначения на административные должности низшего звена. Прежде всего в качестве камерариев. По описанию границ Самбии (Замланда) относящемуся к 1331 г она делилась на восемь административных единиц Kammerämter: Каймен (Заречье), Кремиттен (Сокольники), Вальдов (Низовье), Варген (Котельниково), Гирмов (Русское), Побеттен (Романово), Рудов (Мельниково), Шаакен (Некрасово). Во главе каждого из этих  районов стоял камерарий из пруссов, осуществлявший функцию связывающего звена между населением и властями. В обязанности камерария входило взимание земельных налогов и десятин, а так же надзор за земельной собственностью, и прусскими деревнями. Кроме того, он был обличён довольно широкими полномочиями в сфере общественного порядка (полицейские функции): разбирал случаи воровства и телесных повреждений. Камерарий имел право арестовать преступника даже в чужом доме или дворе. Далее в его обязанностях было проведение судебного расследования по данному преступлению. Препятствующий  ему в исполнении этих обязанностей подлежал смертной казни. Если при аресте преступник оказал сопротивление и бывал ранен или даже убит камерарием, то последний не нёс  за это никакого наказания[22]. 

Камерарий из пруссов прекрасно знал своих земляков, их культуру менталитет и обычаи, его невозможно было обмануть, поэтому со своими обязанностями они справлялись прекрасно.  

            Резиденцией для камерария служил орденский замок, который он обязан был содержать в надлежащем порядке и всегда готовым к обороне. В нём имелись запасы оружия, продовольствия и фуража на случай осады. Во время литовских вторжений камерарий обязан был оповестить  население окрестных деревень, которое спасалось под охраной замковых стен. Как правило беженцы располагались в предзамковом укреплении, форбурге, имеющим обширный двор и складские помещения обнесённые оборонительной стеной.  Мужчины вооружались и пополняли замковый гарнизон,  готовились к отражению вражеского нападения. Женщины и дети устраивались в форбурге и готовились к осаде. Литовцы сжигали деревни, захватывали домашний скот и людей не успевших спастись в замке. Но литовцы очень редко делали попытки штурмом овладеть замком, поэтому даже небольшие камеральные замки служили надёжным убежищем для местного населения. 

            Если в результате внезапного литовского набега прусские крестьяне теряли свой дом и домашний скот, камерарии обязаны были скрупулёзно подсчитать убытки и доложить комтуру. (Большое количество таких подробных отчётов в архивах ордена сохранилось до сегодняшнего дня). Комтур выделял деньги и в качестве ссуды выдавал их крестьянам на восстановление дома и хозяйства. На несколько лет пострадавшие освобождались от налогов и десятины.

 

4 Орден и пруссы

 

  Орден крайне неохотно соглашался на проживание пруссов в городах. В случае если пруссы становились   бюргерами - горожанами, Орден терял своих воинов. Так как горожане только в экстренных случаях принимали участие в военных походах.

Но была ещё одна немаловажная причина. Для обороны края от набегов литовцев требовалось большое количество укреплённых пунктов, крепостей и замков.

В этом случае из числа горожан за очень приличные деньги приглашались строительные специалисты, каменщики, плотники, и т.д.

Одной из главных  обязанностей, которая распространялось почти на все слои  прусского населения, была служба на строительстве замков.

В то время как крестьянское сословие, должно было выполнять строительные работы,  витинги[23] и свободные земельные рыцари (дворяне) были освобождены от этих работ.  От них требовались лишь конь и оружие, чтобы  во время строительства замка предупредить нападение врага. Если ситуация на границе была достаточно спокойной, они выполняли функции строительных инспекторов. Так, они  контролировали: каменоломни, изготовление древесного угля, доставку и обжиг извести, а так же в больших количествах кирпич. Им   также поручалась охрана  строительных материалов и контроль за их расходом.

            Прусским крестьянам было сложнее. По распоряжению ордена старосты прусских деревень выделяли определённое количество людей, которые, отработав установленный срок и получив деньги, посредством ротации заменялись другими. Для крестьян, хозяйство которых было связанно с определённым временным циклом, это не всегда было удобно. 

В 1360 г во время строительства каменного замка в Лабиау (Полесск) на строительство было набрано  544 человека[24]. Они копали рвы и готовили площадку под фундаменты и основание замка.

Когда в конце XIV в. великим магистром ордена Конрадом фон Юнгингеном  было принято решение о возведении нового замка Рагнит, (строительство велось с 1397 до 1409гг) на вспомогательные работы с Замланда было затребовано 1200 чел. (Оскар Шлихт «Западный Замланд»). Перед началом строительства, орденской администрацией были подготовлены   мастерские и склады, построено жильё для прибывающих каменщиков, каменотёсов, плотников и других специалистов. Из документов Ордена следует, что на строительстве было занято до 30 мастеров различных специальностей. Жившие в округе пруссы-скаловы за оплату выполняли подсобные и извозные функции. Витинги[25] из пруссов охраняли, а в случае нападения обороняли строительную площадку.

Для строителей доставлялось  продовольствие, в орденских счётных книгах имеются записи на 62840 шеффелей[26] ржи, 120 шеффелей пшеницы, 17000 шеффелей  овса, 11300 кругов сыра. Из 2218 шеффелей ячменя и солода и 750 шеффелей хмеля большая часть безусловно использовались на приготовление пива[27].

Строители помимо питания получали за свою работу деньги.  Так за постройку колодца в замке Лабиау они получили 160 марок. (1 марка = 720 пфенингов)

Как регулировался вопрос оплаты, дают определённое представление  строительные договора. Повремённой оплаты практически не было, оплата так же колебалась от места строительства. В 1407 г в Рагните Ханнус Боле за кирпичные работы в 1 Seil  длинны, 1 руту высоты (37,7 метров  длинны, 3,7 метра высоты)  и толщиной в один кирпич получил 2,25 марки или 1620 пфенингов.   При начавшемся в 1399 г. строительстве замка в Бютове за кладку стены в 1 Seil длины, 1 руту высоты и (правда) 9 футов толщины было заплачено 18 марок. Йорге Бешейден получил за изготовление сводов   в орденском замке Рагнит согласно договору за двухгодичный период (дек. 1403 г. по дек. 1405 г.) 500 марок[28].

Если учесть, что слуга комтура в Кёнигсбергском замке получал в год 3 марки, повар 13 марок, а городской секретарь 12 марок, то при тех ценах[29] заработки на строительстве замков были очень даже не плохие. И они конечно могли финансово компенсировать крестьянам возможные убытки, даже если они были заняты на вспомогательных работах.

 

Также дают нам определенное ознакомление с хозяйственными отношениями тогдашнего времени, ибо в них регулировались также вопросы оплаты. Прочная оплата за сопоставимые работы чётко не указывалась. Также высота оплаты колеблется от места к месту. Как различен был расчёт, могут объяснить следующие примеры: Ханнус Болле получил в 1407 г. за кирпичные работы в 1 Seil (канат, трос) длины, 1 руту высотой и толщиной в 1 кирпич 2 ¼ марки (меры длины орденского периода: 1 кульмская миля = 180 Seile, 1 Seil = 10 рутам, 1 рута = 7 ½ локтя, 1 локоть = 2 футам, 1 фут = 0,288 м). При начавшемся в 1399 г. строительстве замка в Бютове за кладку стены в 1 Seil длины, 1 руту высоты и (правда) 9 футов толщины было заплачено 18 марок. Йорге Бешейден получил за изготовление сводов и реконструкционные работы в орденском замке Рагнит согласно договору за двухгодичный период (дек. 1403 г. по дек. 1405 г.) 500 марок, но которые всё же были разделены на многие платежи различной величины. В качестве особой привилегии ему было предоставлено единственное право - продавать своим баракам пищу и напитки. Зато в Торне один городской каменщик за уложенные 1000 кирпичей в 1445 г. получил 15 шиллингов; к тому же в качестве оплаты ему было предоставлено «летнее платье, свободную лавку под ратушей».

Для оценки этой оплаты можно привести, что рабочий конь оценивался 4 марками. Конь ценой в 8 марок должен был быть уже высокопородным экземпляром, т.к. одного такого однажды получил литовский князь (герцог) Swittrigail Свидригайло в качестве подарка Великого магистра Конрада фон Юнгинген. Сегодня очень редкий рабочий конь оценивается, пожалуй, не ниже, чем в 1500 DM.

Наряду с поштучной оплатой Орден также производил годовую оплату. Так, в 1404 г. придворный юрист Йоханнес Риманн получил 40 марок, врач Великого магистра, магистр Йоханнес – 30 марок и известный мастер по строительству (баумейстер) Николаус Фелленштейн 20 марок в год. При этом Фелленштейн имел прочный оклад, который сегодня может соответствовать стоимости около 5000 DM или более. Челядь в орденских замках (кнехты, повара, пекари) получали тогда ежегодную плату в 3 марки.

 

  Во дворе был устроен колодец, руководил его строительством Ханнус Болле из Данцига[30].

 Строительство Рагнита было подготовлено очень хорошо.  Здесь работал знаменитый  архитектор Николаус Фелленштайн[31] из Кобленца, он работал так же над крепостью в Тильзите и в других местах. В 1403 г. работали мастера из Данцига, Эльбинга, Бранденбурга, Грауденца, Торна, Кульма, Мариенбурга, Бальги и даже из Померании[32].

 



[1] Капитул – совет при Великом магистре или ландмейстере.

[2] На территории Кал. обл  находилось четыре комтурства Бальга, Бранденбург – Ушаково Гурьевский р-н  по дороге на Мамоново., Кёнигсберг- Кал-град  и Рагнит - Неман

[3] E.J. Guttzeit Dfr Kreis Heiligenbeil. Leep 1975. S. 138.

    Мариенбург пол. Мальборг, с 1309 г столица Орденского государства.

[4] Так в орденских источниках назывались вальные прусские крепости владельцами которых были местные вожди.

[5] E.J. Guttzeit Dfr Kreis Heiligenbeil. Leep 1975. S. 138.

[6] Platen – доспех в виде кожаного жилета с металлическими пластинами.

[7] E.J. Guttzeit Dfr Kreis Heiligenbeil. Leep 1975. S. 141.

[8] Прусские крестьяне  призывались в ополчение во время литовского вторжения.

[9] J. Voigt. Geschichte Preussen. Band IV Königsberg. 1830. S.118.

[10] Из Вальдау- сейчас посёлок Низовье Гурьевского р-на.

[11] Район Литвы.

[12] Das Marienburger Treßlerbuch der Jahre 1399-1409. herausg. V. Joachim. Königsberg 1896.

     Neudruck v. OttoKnieß. BremerhavenßMitte 1973. S. 63

[13] Plößen – Привольное  Багратионовского р-на

[14] Maraunen -Михайловское Багратионовского р-на

[15] Zinten - Корнево Багратионовского р-на

[16] Das Marienburger Treßlerbuch der Jahre 1399-1409. herausg. V. Joachim. Königsberg 1896.

     Neudruck v. OttoKnieß. BremerhavenßMitte 1973. S.71,72, 200,381.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              

 

[17] Рогачевский А.Л. Кульмская грамота памятник права Пруссии XIII в. С.Петербургский университет 2002. С 261.

[18] Biskup M. Labuda G. Dzieje Zakonu krzyzackiego w Prusach/ Gospodarka-spoleczenstwo-panstwo-ideologia. Gdansk. 1986. S.240.

[19] Okulicz-Kozaryn L. Dzieje Prusow. S. 440. В дальнейшем увеличение численности немецкого населения происходил за счёт естественного воспроизводства.

[20] Самбы жители самбийского (позжеЗамландского) полуострова

[21] Sattler C. Der Handel des Deutschen Ordens in Preussen. S. 3-5 

1 марка = 4 фирдингам

1 марка = 30 скотам

 1 марка =720 пфенингам

[22] Хроника земли Прусской. Петр из Дуйсбурга. Москва. 1997. С. 310.

[23] Прусские воины на службе  Ордена.

[24] Tautorat H.G. Schwarzes Kreuz auf weißem Mantel. Leer 1980. S.48

[25] Прусские воины на службе  Ордена.

[26] Шеффель=54,96 литров

[27] Wedler H. von. Ein Beitrag zurGeschichte der Niederlassung des Deutschen Ordens in Ragnit. 1990. S.13

[28] Tautorat H.G. Schwarzes Kreuz auf weißem Mantel. Leer 1980. S.

[29] Рабочая лошадь стоила 4 марки, бык  0,8 марки, 100 кг. ржи стоили 0,17 марки, 100 кг. пшеницы  0,3 марки.

[30] Tautorat H.G. Schwarzes Kreuz auf weißem Mantel. Leer 1980. S.46

[31] Dehio/Gall. Handbuch S. 471

[32] Tautorat H.G. Schwarzes Kreuz auf weißem Mantel. Leer 1980. S.46

Ополчение.
Ополчение.
Конная служба.
Конная служба.
Служба с доспехами.
Служба с доспехами.