Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Немецкий орден в Палестине

 

 

Тамплиеры.. 1

Иоанниты.. 2

Основание Немецкого госпиталя. 2

Преобразование госпиталя в рыцарский орден. 6

Становление Тевтонского ордена. 7

В Венгрии. 9

В Испании. 9

Обстановка в Палестине. 10

Шестой крестовый поход. 11

Польско-прусские дела. 12

В Святой Земле. 14

Потеря  Святой Земли. 19

После краха. 23

 

Начавшиеся в конце 11 в. крестовые походы в Святую землю привели к феномену создания рыцарских монашеских орденов.                                

        

         Тамплиеры

            Согласно Вильгельму Тирскому, орден тамплиеров, или храмовников (франц.temple-храм) официально называемый  «Орден Бедных рыцарей Христа и Храма Соломона» был основан в 1118 г. Гуго де Пейном, шампанским рыцарем, ставшем и его первым  магистром. Цель создания ордена по существу являлась бескорыстной. Гуго и его восемь товарищей предложили королю Иерусалима Бодуэну свои услуги в качестве защитников паломников от неверных, а так же надзор за дорогами, ведущие к Святым Местам  и охраны Гроба Господня. 

             Для того чтобы никакие мирские интересы не отвлекали их от выполнения своей миссии, члены ордена связывали свою жизнь монашескими обетами. Уставы нового ордена были простые и строгие. Три основных  правила провозглашали; бедность, безбрачие и послушание. Орденские рыцари, не имели права собственности, избегали контактов с женщинами, и обязались беспрекословно выполнять приказы вышестоящих командиров. Между собой они обращались друг к  другу брат». Особое значение орденские уставы, придавали обету бедности. Орденский брат не имел право иметь наличные деньги, всё необходимое он получал от ордена, еду, одежду, коня и оружие. Он обязан был стричь волосы, но не брить бороды, что являлось отличительной чертой в ту эпоху, когда светские рыцари тщательно брили подбородки и носили длинные волосы.

            С принятием устава, все орденские братья должны были носить одежду белого цвета, коту (туника) и накидку, которая станет со временем знаменитым плащом, не отделимым от их имени. Белый плащ являлся  символом, что данный служитель Бога покидает жизнь мрачную, чтобы посвятить своему создателю жизнь, полную чистоты и света.     

             Отцы Собора в Труа даровали рыцарям так же право, владеть и управлять землями и вассалами и получать десятину. Все эти средства должны были идти на содержание ордена и его структуры, которая практически ничего не производила, но которой требовались огромные денежные суммы. Прежде всего, на содержание, орденских братьев одетых в белые плащи, а так же простых братьев и сержантов, находящихся на службе у ордена. Снабжение их  одеждой, питанием, вооружением, лошадьми и т.д. и т.п. Но самые значительные расходы ордена шли на строительство замков и  поддержание их в боевой готовности.[i]

            В 1146 году, папа Евгений III учреждает в качестве герба красный крест, позже получившим форму раздвоенных «лапчатых» концов, который нашивался слева над сердцем и являлся для рыцарей «щитом» который обязывал их не отступать перед неверными. Орден так же принял чёрно-белое знамя, с крестом. 

  В первое десятилетие после Собора в Труа, орден Храма отличился  на юге Франции в Лангедоке, где рыцари, под чёрно-белым знаменем, одержали свои первые победы над испанскими маврами. Вскоре тамплиеров приглашают в Испанию для борьбы с мусульманами, которую уже многие десятилетия вели испанские короли.  Вскоре в Палестине появляется  ещё один рыцарский орден.

            Иоанниты

Ещё в 1070 году негоциантами из Амальфи (Италия) в Иерусалиме был создан госпиталь. Основанный на территории бенедектинского монастыря, он служил для оказания помощи больным, пилигримам с Запада. Первым главой этого учреждения был брат Жерар  из Амальфи. После завоевания  Иерусалима крестоносцами, госпиталь заботился о раненых и больных.     На всей территории Палестины  и за её приделами  госпиталь основал свои филиалы.  По распоряжению папы все госпитали в Святой земле непосредственно подчинялись иоаннитам. 

            При преемнике Жерара, Раймунде дю Пюи (1121-1157гг.),  произошла  трансформация госпиталя св. Иоанна. Из монашеско - благотворительной организации он вскоре перерос в мощный военно-монашеский орден, который сочетал дело милосердия с военными задачами. Сам орден получает официальное название «Орден всадников госпиталя Святого Иоанна», его братьев также называли Иоанниты, или Госпитальеры

Папа Инокентий II (1130-1143гг.) утверждает знамя ордена, на красном фоне белый восьмиконечный  крест.   Изменения произошли и в одеянии. Если для монахов иоаннитов по-прежнему оставалась черная сутана, то рыцари облачились в малинового цвета котту (тунику) и в чёрного цвета плащ-накидку. Без изменения остался белый всё той же формы, крест на левой стороне груди.

            Основание Немецкого госпиталя 

            История «Ордена госпиталя Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме», как часть всеобщей истории крестовых походов в Святую Землю изучена достаточно неплохо. Тем не менее, есть ещё множество вопросов, которые нуждаются в ответах. Одним из главных вопросов является проблема основания Ордена, по которой у исследователей  существуют разногласия. Имеются два мнения:

Первое, госпиталь созданный при осаде Акры в 1190-91 гг. на базе которого в 1198 г.  был создан рыцарский орден, является правопреемником Немецкого госпиталя созданного в 1127 г[ii]. Тогда истоки Тевтонского ордена можно было бы отнести на несколько десятилетий назад. 

Второе, оспаривает связь госпиталя созданного в Акре с более старым Немецким госпиталем в Иерусалиме. Это мнение опирается главным образом на „Narratiode primordiis ordinis Tentonici“. Великий магистр (хохмейстер) Немецкого ордена Марьян Тумлер ( Marjan tumler 1948-1970) написавшему самую обстоятельную и лучшую историю Немецкого ордена, решительно защищает эту теорию.

            В принципе дело заключается в том, что если придерживаться первого мнения, то основателями Тевтонского ордена являются Иоанниты. Основанный в 1127 г. немецкой супружеской парой госпиталь,  в Иерусалиме, предназначался для приёма больных немцев, не владеющих  ни французской обиходной речью ни латынью. Госпиталю принадлежала так же капелла Святой Марии (Marrienkapelle), а монахи обслуживающие этот госпиталь имели августинский устав. Сохранились документальные сведения о Немецком госпитале в Иерусалиме, в которых Римский папа Целестин II указывает, что немецкий госпиталь должен быть подчинён  иоаннитам. В документе также указывается, что глава иоаннитов Раймонд (дю Пюи) и его последователи должны быть представлены в этом госпитале[iii]. Госпиталю были установлены определённые владения, расположенные на территории королевства Иерусалимского. Но после крушения королевства в 1187 г. все они были утрачены[iv].

            Второе мнение отрицает влияние иоаннитов на историческую основу рыцарского   ордена. Доказывая, что госпиталь созданный при осаде Акры чисто немецкого происхождения, и все в дальнейшем претензии иоаннитов не имеют под собой никакой основы.

 Против связи немецких госпиталей в Иерусалиме и Акре имеется довод: после 1187 г о госпитальных братьях в Иерусалиме ничего не известно. Если бы они продолжали существовать, то конечно бы выразили протест против узурпации своего названия госпиталем в Акре[v].

            В период осады Акры начавшейся  29 августа 1189 г., для осаждающего войска   негоцианты из Бремена и Любека, устроили  госпиталь. В этом собственно не было ничего особенного, т.к. часто при затянувшихся осадах создавались временные палаточные госпиталя, о которых не упоминалось в письменных источниках. Особенностью этого госпиталя  было продолжение его существования и по завершению осады. Затем, он был преобразован в рыцарский орден. Этот орден, претерпев многообразные, обусловленные временами преобразования, существует и в настоящее время. Это и придаёт акрскому госпиталю его уникальное значение[vi].

            Как полагают, он был построен из подручного материала (использовались паруса военно-торгового судна), и начал функционировать в середине 1190 г. ещё до подхода немецких крестоносцев во главе с Фридрихом Швабским. Палаточный госпиталь предназначался, прежде всего, для заболевших эпидемическими болезнями крестоносцев. Первое упоминание о нём встречается в грамоте Иерусалимского короля Ги Лузиньяна данной госпиталю в сентябре 1190 г.[vii] Поэтому годом основания госпиталя в продолжение традиции ведущей свое начало из XIII в. считается середина 1190 г. Первая грамота была дана основателю Зибранду (Sibrand), который организовал госпиталь во время осады Акры. Таким образом, Зибранда можно назвать первым  магистром. О его происхождении  ничего не известно; возможно, он был гражданином Любека или Бремена, хотя его имя не позволяет этого утверждать. Неизвестно также, покинул  он Акру или умер там.

              Возникший в 1244/45 гг. старейший источник[viii], рассказывающий о основах Немецкого ордена, называет руководителями ордена после собственно акта о его основании капеллана Конрада и казначея герцога Фридриха Швабского[ix] Бурхарда.  Но ни тот, ни другой не фигурируют, ни в каком другом источнике, поэтому их упоминание может быть связано с попыткой с самого начала существования ордена,  связать его по возможности более тесно с домом Штауфенов[x].

             Всё-таки источник, в котором как основатель и первый руководитель (магистр) фигурирует Зибранд, выглядит предпочтительнее. Госпиталь был, назвав в честь Святой Девы и Богородицы Марии «Госпиталь Святой Марии немцев в Иерусалиме» (Hospital Sankt Mariens der Deutschen in Jerusalem) . По латыни Hospitale Sancte Marie Theutonicorum in Jerusalem. Сохранилось ещё одно название тех времён на латыни Hospitale Sancte Marie Domus Theutonice in Jerusalem. По - немецки это звучит так Hospital Sankt Marien vom Deutschen Haus in Jerusalem. (Госпиталь Святой Марии немецкого Дома в Иерусалиме[xi]). Иерусалимским его назвали, вероятно, в надежде после возвращения христианам Иерусалима получить в Святом городе свою центральную резиденцию (Haupthaus)[xii]. Фридрих Швабский для  содействия вновь образованного госпиталя, в 1190 г. послал курьера с письмом к своему брату Генриху немецкому королю[xiii], с просьбой повлиять на папу о скорейшем утверждении упомянутого госпиталя. В этом же году была получена грамота, от 6 февраля 1191 г. в которой папа Климент III брал их под свою опеку.

 2 февраля 1192 г. брату Герхарду (Gerhard), магистру госпиталя немцев в Акре была дана грамота, аналогичная грамоте магистра ордена госпитальеров. Восемь дней спустя король Ги Лузиньян передал некоторые территории с дворами главе госпиталя немцев брату Курауду.  Принимая во внимание историю появления этих источников можно сделать вывод о том, что Кураудо есть лишь искаженное при написании Герардо. Таким образом, обе грамоты, разделенные лишь восемью днями, адресованы одному и тому же человеку – Герхарду. Герхард, таким образом, является вторым руководителем госпиталя, упоминаемый в письменных источниках[xiv]. Новому магистру госпиталь обязан своим обстоятельным устройством в городе. Когда молодое братство после покорения Акры не получило значившийся в дарениях 1190 г. дом армян, он добился через королевский суд выплаты значительной суммы, а так же передачи ордену дома и земельного участка, расположенных рядом с тем домом.  Впоследствии эта территория  и образовала центр сообщества. Полученный  участок находился рядом с башней и воротами св. Николая.  У ведущей к воротам улицы располагался госпиталь, там же, на кладбище св. Николая у госпиталя было место для захоронений[xv]. В построенной госпиталем церкви по его завещанию был погребён герцог Фридрих Швабский[xvi].

2 февраля 1192 г. магистр иоаннитов уступил  (hospitalis Alamannorum) спорный участок земли в Акре. Соседями госпиталя в документе от 10 февраля 1192 г были названы  братья  Св. Фомы или Тома английского монашеского ордена который позднее принял устав Немецкого ордена[xvii]. Госпиталь  расстраивался, и в 1192 г. ему предписали взять на себя обязательства по поддержанию в боевом состояния участка крепостной стены. Таким образом, госпиталь был вовлечен в сферу обязательств граждан города. Этим завершилась собственно фаза основания госпитального братства и его закрепления в Акре.

Известно, что в 1193 г. Генриху, приору госпиталя немцев в Акре было дарение от Генриха Шампанского. Он же в октябре 1194 г. дал Генриху, приору церкви немцев в Акре (Henrico, ecclesie Alamannorum, gueest in Accon, priori), определенные свободы, а в марте 1196 г. передал   некоторые владения брату Генриху, прецептору госпиталя немцев в Акре (Акконе) frati Henriko, domus hospitalis Alamannorum in Accon precceptori[xviii].

Относительно достоверности названных персон руководителей госпиталя с 1193 по 1198 гг. есть некоторые сомнения. Имя Генрих в то время не было настолько редким, чтобы всех людей с этим именем занимавших одну и ту же должность считать одним  человеком. Кроме того, менялись титулы: в 1193 и 1194 гг. – приор, в 1196 г. – прецептор, в 1198 г. – магистр. В ранний период ордена еще не было строгой последовательности титулов. Каждое должностное лицо ордена в Средиземноморье могло носить титул магистра или прецептора. Эти титулы употреблялись произвольно, только редко встречающийся в ордене титул приор относится всегда к клирику. Приор мог также исполнять функции главы конвента, то есть прецептора. Грамоты 1193 и 1194 гг. называют Генриха приором, грамота 1196 г. – прецептором. Так как все три грамоты выдавались Генрихом Шампанским и исходили из его канцелярии, разница в названиях позволяет предположить, что в 1196 г. грамота была адресована иному лицу, чем в 1193 и 1194 гг.   Таким образом, третьим магистром мог быть Генрих-приор (1193/94 гг.), четвертым – Ульрих (1195 г.), пятым снова Генрих (1196 г.) который возможно, идентичен Генриху Вальпоту, первому магистру уже рыцарского ордена в 1198 г..

Даты и места смерти магистров неизвестны. Но можно предположить, что они были похоронены в собственной кирхе госпиталя в Акре, если они умерли в Святой земле.

Таким образом, в течение первых восьми лет Немецкий госпиталь в Акре мог иметь шесть руководителей. Может показаться, что это слишком много, но с другой стороны, надо учесть, тяготы осады, взятие города, тяжкий процесс консолидации госпиталя в захваченном городе, всё это требовало много сил. Поэтому можно предположить, что не связанные обетом главы госпиталя по прошествии какого-то времени могли вернуться домой или просто умирали в непривычном климате и от заразных болезней пациентов.

Итак, список  руководителей госпиталя в Акре выглядит так:

1.      Зибранд, основатель –           1190 г.

2.      Герхард                                    1192 г.

3.      Генрих, приор                        1193/94 гг.

4.      Ульрих                                     1195 г.

5.      Генрих, прецептор                 1196 г.; возможно, идентичен Генриху Вальпоту, первому магистру рыцарского ордена в 1198 г.[xix]

             Небольшой немецкий госпиталь,   начинает постепенно набирать силу. Попытка  иоаннитов в 1191 г. подчинить его себе, наткнулись на противодействие. Папа отказался им дать привилегию, на право возглавить все госпитали, располагающиеся в Акре. К началу 1192 г конфликт, кажется, закончился, более того в документе от 2 февраля 1192 г. великий магистр иоаннитов уступает Герхарду, - magister hospitalis Alamannorum,guod est in Accon, дом в Акре (Акконе)[xx].

На строительство и содержание госпиталя: лекарства, продукты питания, обслуживающий персонал, содержание больных и раненых, строительство новых помещений и т.п. требовались большие финансовые затраты. Поэтому госпиталь с благодарностью получал всевозможные дарения  движимого и недвижимого имущества, а также разовые финансовые подношения. В 1195 г. госпитальное братство получило владения в городе Тир. Подтвердительная грамота папы 1196 г. называет такие местности как Aскалон, Яффа, Рама, Zamsi. Существенно в этом развитии то, что Немецкий госпиталь, очевидно, не хотел ограничиться Акрой, а стремился к расширению своего влияния не только на Ближнем Востоке, но и в Европе. К этому можно отнести и деятельность его руководителя Ульриха в Тюрингии. Уже в 1194 г. госпиталь получает освобождение от таможенных пошлин[xxi], что говорит о его торговой деятельности[xxii].  В 1196 г. в большой привилегии от 21 декабря папа Целестин III (1191-1198) подтвердил  немецкому госпиталю в Акре его настоящие и будущие владения. Госпиталь освобождался от уплаты десятины на  новых землях, свободного погребения и т.д., а так же свободный  выбор магистра[xxiii].  Этими привилегиями госпиталь практически был приравнен к другим монашеским орденам. Перед намечающимся крестовым походом император Генрих VI  в 1197 г. дарит ордену небольшие владения в апулийском порту Барлета и в Сицилийской столице Палермо[xxiv]. Небольшие владения госпиталь имел так же и на Кипре, но они были разбросаны по острову и не являлись единым блоком. Но в первое время бедному ордену было желанным любое дарение[xxv].

         Преобразование госпиталя в рыцарский орден

            Новый германский император Генрих VI к тому времени добившись больших успехов в Европе, и на Средиземноморье, в 1195 году приступает к организации нового крестового похода.    В марте 1197 г. на Восток двинулись первые отряды немецкого крестоносного ополчения во главе с майнцким архиепископом Конрадом Виттельсбахом, маршалом Генрихом Кальденским и канцлером империи Конрадом Кверфуртским. К ним присоединились более 20 духовных и светских князей. 22 сентября основные силы крестоносцев прибыли в Акру. Вскоре, крестоносцы приступили к военным действиям в Сирии, захватив Сайду и Бейрут. В это время императора сразил очередной приступ малярии в городе Мессине и 28 сентября он умер. Его крестоносцы, пробыв в Сирии до лета 1198 г. и заключив с аль-Адилем[xxvi] мир, начали спешно собираться в Германию, что бы принять участие во вспыхнувшей феодальной усобице.

  Перед возвращением на родину, среди них появилась идея создать немецкий рыцарский орден[xxvii]. Можно предположить, что не последнюю роль в этом решении сыграли тамплиеры, так как именно они подготовили и организовали этот совет. Ещё в начале 1198 г. были проведены предварительные переговоры с немецкими представителями  духовенства и князьями. Большинству из них показалось целесообразным и почётным предоставить госпиталю права рыцарского ордена. Базой для нового ордена был выбран немецкий госпиталь в Акре, как в своё время госпиталь св. Иоанна в Иерусалиме. 

              5 марта  1198 г.[xxviii] в главной резиденции  тамплиеров в Акре собрался синклит, на котором были собраны немецкие прелаты, князья и знатные люди[xxix]. На совете присутствовал так же и новый король Иерусалимский Амори (Амальрих)[xxx]. Были и представители ордена  иоаннитов, во главе с великим магистром и орденскими братьями. Возглавил этот совет  великий магистр тамплиеров Жильбер Эраль (1193-1201гг.).

Когда представители Германии и присутствующие приняли решение о создании рыцарского ордена, был избран его магистр, член госпитального братства, занимавший должность прецептора, Генрих Вальпот  (Germann Walpot). Генрих Вальпото был miles, или рыцарь (дворянин)[xxxi]. Так как в отличие от всех предыдущих руководителей госпитального братства, с преобразованием его в рыцарский орден в качестве магистра мог быть только рыцарь.  (До него   госпиталь возглавляли представители других сословий, в том числе и священники).  Великий магистр тамплиеров передал ему статуты (устав) рыцарского ордена тамплиеров, которые обязаны были соблюдать члены созданного ордена. Другому знатному рыцарю, члену вновь образованного ордена Генриху фон Кирххайму (von Kirchheim), великий магистр  тамплиеров передал белый плащ, являвшийся с этого времени отличительным знаком нового ордена[xxxii]. В отношении госпиталя, как составной части Немецкого ордена был принят устав иоаннитов.

С этого времени новое рыцарское объединение, получившее название «Орден госпиталя Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме[xxxiii]» обязано было  соблюдать принятые уставы должным образом.  (На самом деле точного самоназвания ордена  на раннем этапе его истории установить невозможно. Например орденские братья называли его и: «Братья госпиталя Пресвятой Марии тевтонов в Иерусалиме» - лат. Fratres hospitalis sanctae Mariae Theutonicorum Ierosolimitanorum. В менее торжественных случаях орден использовал более лаконичную формулировку «Немецкий орден» - лат. Ordo Theutonicorum [xxxiv]).

После окончания совета новоизбранный магистр с епископом Вольфхером фон Пассау, были направлены с письмами к папе Клименту III  с настоятельной просьбой об утверждении нового ордена его статутов и новой должности Генриха Вальпота.

             Это произошло только в феврале 1199 г. так как пассауский епископ именно в это время оказался  в Риме. Здесь неясно, действительно ли магистр Генрих весной 1198 г. покинул Акру, и целый год оставался в Европе[xxxv] или прибыл туда позже.

            Климент III, 19 февраля 1199 г. утверждает предоставленные новому рыцарскому ордену, уставы, иоаннитов и тамплиеров. « Мы утверждаем в силу апостольского авторитета, принятое упорядочение в вашей общности, устав тамплиеров для клириков и рыцарей, и устав иоаннитов для бедных и больных»[xxxvi]

              Возведение «полевого лазарета» до рыцарского ордена  дало ему решающее преимущество. Во-первых, была смягчена конкурентная борьба с иоаннитами, в их притязаниях на монополию госпитальной деятельности. Во-вторых, у них появился мощный покровитель в лице тамплиеров. В-третьих, Немецкий орден с рыцарским элементом получил необходимую опору в материальном отношении, как в Святой Земле, так и в рейхе («Священная Римская Империя»). Получив эти преимущества, Немецкий орден в дальнейшем попытался сыграть существенную роль в политике христианских государств на Ближнем  Востоке и в бассейне Средиземного моря[xxxvii].

         Становление Тевтонского ордена

Первый магистр уже рыцарского Немецкого ордена Генрих Вальпот происходит из Рейнланда, где эта фамилия достаточно широко распространена. Но отнести Генриха к какому-то конкретному семейству не представляется возможным. Его прозвище Бассенхаймский (von Bassenheim) возникло в конце 15 в. когда списку Великих магистров присовокупили гербы, для чего понадобилось родовое соотнесение фамилий. 

 Орден в правление Генриха дополнительно получил новые владения в Акре и вокруг него. Продолжительность его правления точно не установлена и связывается с датой вступления в должность его преемника. Некролог ордена называет днём его смерти 5 ноября; вероятно, он умер в Акре и там же был похоронен[xxxviii].  

            О новом магистре Отто фон Керпен (Otto von Kerpen 5.11.1200? – 7.02.1209) документально известно только имя, его фамилия появляется  в 14 веке. Тем не менее, существует предположение, в целом принимаемое, что Отто происходит из рейнского города Керпен. Хотя в основе такого решения лежит та же причина что и с первым магистром[xxxix].

            Во время правления Отто Орден приобретает некоторые владения в Европе.  Эти небольшие но многочисленные владения, как в Европе так и в Азии являлись неплохим подспорьем для финансовой базы молодого Ордена. 

Что же представляли собой эти владения? В Акре это был целый комплекс построек в южной части города, тянувшийся от ворот св. Николая до самого моря (бухты)[xl]. Даже когда Орден для своей резиденции построил замок Монфорт (Штаркенберг), он не отказался расширять своё присутствие в Акре. В Святой Земле Орден имел в своём распоряжении разрознённые, небольшие деревни, отдельные виноградники, мельницы, имения и даже большую мечеть в районе Сидона.   Когда рыцарский орден окреп и мог содержать достаточное количество рыцарей и вооружённых кнехтов, Боэмунд IV Антиохийский  4 сентября 1209 г передал ему в Триполи участок земли у главной стены с тремя башнями[xli]

Полагают, что Отто фон Керпен   умер 7 февраля 1209 г. в Акре, где он мог быть и похоронен.  Во время правления этого магистра в 1208 г. новый Орден получил от папы свой герб в виде простого чёрного креста на белом фоне.

            Нового магистра Генриха фон Барт (Heinrich Bart, после 7 февраля 1209 г.- 2 июня 1209 г)  начиная с хроники Петера из Дусбурга,  называли Германом, но указанное в некрологе имя Генрих вероятнее всего и было правильным.   Его кратковременное пребывание в должности магистра не оставило заметных следов в развитии Ордена[xlii]

             Германн фон Зальца происходил из среды министериалов, Гота-Лангензальца-Зондерсхаузенского района и принадлежал к одному из Лангензальцких родов. За время его правления эти тюрингско-хессенские территории стали основным местом владений ордена. Ещё в 1200 г. или немного раньше, когда Орден появился в Галле-на-Заале, он черпал оттуда значительную часть своего пополнения. Год рождения Германна неизвестен, определяется как до 1179 г. только потому, что на время вступления в должность магистра ему должно было исполниться не менее 30 лет. Когда он  стал рыцарем Немецкого ордена тоже не известно. Впервые он со всей определённостью упоминается  как магистр в 1209 г.[xliii]. Германн фон Зальца считался другом императора  Фридриха II и одним из его лучших советников, но при этом встречал благосклонный приём и при папской курии. Он нередко мирил папу Григория IX с императором, причём во благо своему ордену. При нём завершается период становления Тевтонского ордена[xliv].

К этому времени, НО получает 2 владения в Армении (Киликии) недалеко от Тарсоса (Tarsos)[xlv]. Армянское государство в Киликии находилось под постоянной угрозой с востока от мусульман и поэтому искало сотрудничества с крестоносцами. Чтоб заручиться поддержкой оно вступило в вассальное отношение с немецким императором. В январе 1198 г армянский король Лев II принял королевскую корону от архиепископа Конрада фон Майнц (Konrad von Meinz). Конрад фон Майнц в марте 1198 г был одним из главных основателей Немецкого ордена и можно предположить, что благодаря его усилиям наладились отношения ордена с Арменией. Уже в 1209 г. папа Иннокентий III утвердил владения Немецкого ордена  в Армении[xlvi].

         Германн фон Зальца во время своей инспекционной поездки по орденским владениям,  посетил эти места. Во время пребывания в Киликии он  был  приглашен  королём в столицу Сис на праздник Эпифаниса (6 января 1212 г.). После переговоров с государем Немецкий орден получил в дар местечко Амуда. Позже Орден построил там замок, который прикрывал переправу через реку[xlvii].  Из Сиса Германн фон Зальца направился в Аназарбу где отмечали вербное воскресенье (18 марта 1212 г), на празднике присутствовал сам король[xlviii]. Позже армянский король Хетхум I в документе от 22 января 1236 г передал Ордену Харунию на восточной границе Армен   В 1211-1212 гг. . В этой местности были возможности для расширения владений за счёт мусульманских территорий.  Для этого необходимо было перебросить сюда достаточное количество орденских  братьев, но все свободные силы к тому  времени перебрасывались в Прибалтику и Испанию.

              На Кипре,  у Ордена так же были незначительные владения и права на сбор пожертвований данные ещё госпиталю в 1197 г королём Амальрихом II.           

Так называемый, Четвёртый крестовый поход 1204 г не отвечал духу крестоносцев. Этот псевдокрестовый поход закончился разграблением Константинополя и распадом государства[xlix]. На руинах Византийского государства  руководителями похода была создана феодальная Латинская империя, утвердившаяся на многих землях Балканского полуострова и вблизи его. Были захвачены территории Фракии, Македонии, Фессалии, Аттики, Беотии, Пелопоннеса, острова Эгейского моря. 

Рыцарские ордена не причастные к этому походу, тем не менее, оказались участниками в распределении византийского «наследия». Похоже, это было сделано, прежде всего, в качестве отмывания грехов перед папой за этот поход против христиан. Поэтому рыцарским орденам, формально подчинявшиеся папе, были подарены земли в Греции. Таким образом, и Немецкому ордену достались небольшие владения в Пелопоннесе[l].

            Появившаяся пусть ещё небольшая финансовая база,  подтолкнула Германна фон Зальца  попытаться избавиться от плотной опеки  старых орденов. Похоже, стремление  тамплиеров оказать давление на нового магистра наткнулись на стойкое сопротивление.

В этой ситуации великий магистр  храмовников Жулан де Шартрез (1210-1219) написал жалобу папе Иннокентию III с требованием, запретить ношение белого плаща, рыцарями  Немецкого ордена. Вскоре папа издал распоряжение, в котором запретил немецким орденским братьям использовать белые плащи. Германн фон Зальца понимая, что такое распоряжение дискредитирует новый орден, опротестовал жалобу тамплиеров. Его поддержал уполномоченный папы патриарх Иерусалима, который и добился от папы компромиссного решения.  28 июля 1211 г. рыцарям Немецкого ордена было дано позволение на ношение белого плаща, но только из  грубой шерстяной ткани.  Магистр  фон Зальца  остался недоволен этим компромиссом. Через императора Фридриха II, он добился от нового папы, Гонория III, распоряжения от 17 апреля 1222 г. в котором Немецкому ордену  разрешалось носить аналогичные тамплиерам белые плащи [li].  Окончательно борьба за белый плащ закончилась десятилетие спустя, когда Григорий IX в письме от 15 сентября 1230 г  запретил тамплиерам подымать эту тему[lii].  Ещё раннее 9 января 1221 г., папа, под давлением Фридриха II предоставил Немецкому ордену полное правовое равноправие с тамплиерами и  госпитальерами.  Все их известные привилегии, распространялись и на него. Только за время правления Гонория III (1216-1227) в пользу Ордена было издано 113 булл. Особое значение имели две привилегии гарантировавшие отпущение грехов покровителям ордена, оказавшим ему материальную помощь. Ордену это было очень выгодно   доходы которого значительно возросли[liii].

  Германн фон Зальца прекрасно понимал, что на Ближнем Востоке Немецкому ордену  будет трудно проводить свою политику в столь мощной конкурентной борьбе, со старыми, богатыми и сильными орденами. Но это вовсе не значит, что предложение венгерского короля Андраша II он воспринял как возможность создания фундамента Орденского государства, о чём говорят многие современные историки. Главным направлением деятельности Немецкого ордена по-прежнему оставался Ближний Восток. Об этом же говорит и предложение магистра о сооружении к востоку от Акры резиденции Ордена замка Монтфорт (Monotfort) или Штаркенберг (Starkehberg). Оба названия и французское и немецкое переводится как «прочная, крепкая гора».

        

         В Венгрии

            В 1210-11 гг. Германн фон Зальца ведёт переговоры с венгерским королём Андрашом II (1205-1235) пригласившим Орден  для прикрытия границы Венгрии от кочевников (половцев-куманов). Половцы регулярно совершали разорительные  набеги на южные владения  короля[liv]. Из-за частых вторжений эта местность совершенно обезлюдела и не приносила королю никаких доходов.

            На орденском капитуле, было решено перевести часть рыцарей в Бурценланд  и назначить руководителем экспедиции  брата Теодорика. Под его руководством в 1212 г. началось освоение полученной территории. На своих землях расположенных на север от перевала Предеал (Predeal), было построено 4 замка Найденбург, Мариенбург, Шварцбург, Кёнигстул и немного позже Кройцбург[lv].  В борьбе с половцами орден добился значительных успехов, нанеся им ряд поражений. Часть половцев вынуждено были признать его власть и принять крещение[lvi].

 К этому времени, (20 июня 1223 г.) половцы вместе с русскими князьями, потерпели от монголов, сокрушительное поражение на реке Калке, были сильно ослаблены. Андраш II, решив, что половцы ему уже не страшны, решил избавиться от Немецкого ордена[lvii], который  мог в дальнейшем  быть помехой в его планах на будущее. В 1225 году Андраш II с большим войском вступил во владения ордена, разорил их, силой захватил замки на юге от Семигорских Альп. В этих боях часть орденских рыцарей погибла, часть была ранена, а часть захвачена в плен и заключена в тюрьму. 

            Германн фон Зальца развил бурную деятельность при дворе папы, но все попытки Григория IX предотвратить королевские репрессии по отношению к ордену, были напрасны.  Таким образом,  попытка создания орденских владений на востоке Европы не состоялась.

 

      В Испании

            Растянувшаяся на века реконкиста в Испании привлекла туда и рыцарские ордена. Уже в середине 12 века в северной  Испании появился орден тамплиеров, за ними пришли госпитальеры. Между 1160 и 1170 гг. возникли три испанских ордена Калатрава, Алькантара и Сантьяго. 

            К тому времени  мусульмане во внутренней Испании, добились определённых успехов. Они уничтожили продвигающийся к городу Севилья отряд из 60 рыцарей и 400 воинов, и полностью дестабилизировали общее положение на Иберийском полуострове[lviii].        

             В сложившейся ситуации Фердинант III Кастильский пригласил на помощь Немецкий орден.   В архиве церкви  La Mota del Marques, в древнем архиве Simancas и в частном архиве герцога Альба сохранились грамоты, в которых говорится о первом появлении Немецкого ордена в Испании. 20 июня 1222 г Орден получил в Испании земельное владение[lix]

            Переданный ордену район лежал на западе Старой Кастилии, который надо было оборонять от тогда враждебного соседнего государства Леон. Орден построил здесь два замка, Ла Мота (La Mota), где расположилась резиденция ландкомтура Испании, и небольшой Тиедра (Tiedra), находившиеся в  поле видимости друг друга[lx].    Из этого района орденские рыцари совершали вылазки против мусульман южнее Толедо, а в 1225 г  участвовали в боях за Андалузию[lxi].   Когда осенью 1231 г. Германн фон Зальца прибыл в Кастилию, король обратился к нему за помощью. Предложив ему за поддержку небольшой, но важный земельный надел в Хигарес на реке Тахо, северо-восточнее Толедо для строительства третьего замка[lxii].

            В 1233 г. началось медленное наступление против мусульман.   Вскоре после вступления Альфонса X (1252-1284) на престол,  Немецкому ордену  от 20 мая 1258 г. были даны новые привилегии[lxiii].

Масштабы участия Немецкого ордена в Реконкисте точно не определены, но в послании папы Климента IV от 26 марта 1265 г. за крестовый поход против мавров в Испании, наряду с иоаннитами и тамплиерами он отмечает и Немецкий орден. Курия папы так же подтверждает, что Немецкий орден участвовал в борьбе за веру в Испании. За свою деятельность ордену были предоставлены значительные владения в 30 км восточнее  Севильи.  Статуты Немецкого ордена определяли, что на ежегодный генеральный капитул должны были являться «preceptores» -ландкомтуры Ливонии, Германии, Австрии, Апулии, Романии и Армении. Французская редакция статутов вместо Армении (к тому времени прекратившей существование) указывает Испанию («Espaigne»). По «Обычаю» Ордена[lxiv], среди чиновников назначавшихся или снимавшихся только с согласия капитула (а не хохмейстера - великого магистра) являлся и ландкомтур Испании[lxv].  

 

         Обстановка в Палестине

На Ближнем Востоке,  в этот период был организован ещё один крестовый поход (1217-1221) в котором приняли участие венгерский король Андраш II, Леопольд Австрийский, Герцог Отто Меранский, а так же отряды короля Кипрского Ги Лузиньяна, иерусалимского короля Жанна Бриенского, князя Боэмунда IV Антиохийского, и сирийско-палестинские рыцарские контингенты. В походе активное участие принимали и  рыцарские ордена, госпитальеры под командованием великого магистра Гарэна де Монтегю, тамплиеры, руководимые великим магистром Гийомом Шартрским, а так же Тевтонский орден  с магистром Германном фон Зальца.

             Король Иерусалима в 1219 г. за помощь в подготовке и участие в этом крестовом походе пожаловал великому магистру право носить вместе с чёрным крестом золотой Иерусалимский крест. Причём он мог изображаться либо на фоне внутри чёрного креста, либо наоборот.

            После долгих споров предводители крестоносцев решили направить свои войска в Египет, в тот период главной цитадели мусульманского мира. После долгой осады города-крепости  Дамиеты крестоносцы в ночь с 4 на 5 ноября 1219 г. штурмом взяли город.

Ещё до взятия Дамиеты, египетский султан аль-Камиль предложил крестоносцам мир на условиях передать им Иерусалимское королевство в границах 1187 г.[lxvi]  Жан де Бриен, французские и местные рыцари, а также магистр Тевтонского ордена Германн фон Зальца поддержали эти условия мира.  Но папский легат Пелагий, итальянские рыцари и иоанниты с тамплиерами, настояли на продолжении войны[lxvii].

            Весной 1221 г. в Египет начали прибывать новые отряды  вооружённых пилигримов, герцога Людвига Баварского и рыцарей из Южной Германии. Аль-Камиль, к тому времени укрепившись, собрал большую армию, но неуверенный в успехе, вновь повторил прежние условия  мира.  Пелагий и на этот раз их отверг, и крестоносцы начали наступление вглубь Египта. Но, потерпев поражение, всё, потеряв, запросили мира.

         Шестой крестовый поход  

Осенью 1227 г. Германн фон Зальца с немецкими крестоносцами и орденскими рыцарями отправился в Палестину[lxviii]. Фридрих II Гогенштауфен ещё восемь лет назад обещал Римскому папе отправиться в крестовый поход.  В порту Бриндизи 8 сентября, император возглавил флот крестоносцев. Выйдя на корабле в море, после трёх дней пути он заболел, и вынужден был вернуться назад. Поход был полностью расстроен, и папа  Григорий IX не приняв оправдания в болезни, отлучил виновного от церкви как злокознённого врага веры  христовой[lxix].

На следующий год (1228 г.)  отлучённый император летом (весной[lxx]) со значительным войском отплыл из Бриндизи в Сирию. Прибыв в город Акру, он, воспользовался междоусобной войной Египта с Дамаском, завязал переговоры с султаном аль-Камилем. Фактически крестоносцы не вели военных действий, за исключением отдельных вылазок. В феврале 1229 г. в Яффе Фридриху удалось заключить мир сроком на 10 лет. По мирному договору Иерусалим, Вифлеем, Назарет, селения расположенные вдоль дорог, ведущих к Иерусалиму, а так же часть округов Сайды и Торон были уступлены императору. 17 марта Фридрих II вступил в Иерусалим.  На следующий день в церкви  Гроба Господнего он сам возложил на себя корону и стал королём Иерусалимским[lxxi]. Герман фон Зальца, присутствовавший на коронации, отговорил Фридриха от проведения мессы, что послужило бы дерзким вызовом Риму. Император передал Немецкому ордену бывшую королевскую резиденцию в Иерусалиме и крепость Давидбург (Davidsburg) находящуюся в западной части города. К этому добавились права собственности на старый немецкий госпиталь.

     Иоанниты в 1229 г. обратились в курию с жалобой, претендуя на верховенство, ссылаясь на распоряжение Целестина II.  Папа Григорий IX уполномочил Иерусалимского патриарха разобраться в этом вопросе и определить, кому подчиняется данный госпиталь. По результату это повеление так и осталось без ответа. Хохмейстер Германн фон Зальца оценивал сложившееся положение в Палестине как шаткое и не стал переносить свою резиденцию из Акры в Иерусалим[lxxii].  

Действия политического соперника на востоке вызвало у Григория IX ярость и он двинул свои войска на юг Италии где находились владения императора[lxxiii]. 19 марта император  покинул город Иерусалим. Все его обещания отстроить стены Святого Города, не были выполнены. Как позже выяснилось по мирному договору, который заключил Фридрих, город не должен быть ни укреплён, ни защищаем. Попытка тамплиеров и патриарха Иерусалимского нанять рыцарей для защиты Святой Земли встретили грубый отказ Фридриха. Император отказался от своего обязательства содержать в «Святой Земле» в течении двух лет тысячу рыцарей. Он не желал оставлять на востоке ни одного своего воина, необходимые ему для войны в Италии[lxxiv].  Возмущение всех франков Палестины и Сирии, а так же тамплиеров было столь велико, что дело чуть не дошло до столкновений.  

  Фридрих  II спешно покинул Святую Землю и 1 мая отправиться в Италию. Вместе с ним отбыл и хохмейстер фон Зальца. За огромную работу,  в организации этого крестового похода великий магистр получил от Фридриха II в свой герб чёрного имперского орла. Этот орёл был помещён на золотом щите в центре креста[lxxv].

 В силу своего опыта Герман понимал, что для развития молодого ордена необходима тесная связь с императором, но под сенью папского благоволения[lxxvi].  Начавшиеся в 1226 г переговоры с польским князем Конрадом Мазовецким о завоевания Пруссии. Благодаря императорской привилегии 1226/1235 гг. и папской ленной экземции,  которая давала хохмейстеру права имперского князя, но без включения Пруссии в империю. Эта правовая конструкция позволила в 1525 г преобразовать орденское государство в светское герцогство, а после присоединения к бранденбургскому курфюршеству повысить ранг курфюрста в 1701 г до короля Пруссии и снова вне империи[lxxvii].

 

        Польско-прусские дела

В двадцатых годах тринадцатого столетия обессиленное феодальными неурядицами польское государство начало подвергаться безжалостным прусским набегам. Особенно страдали пограничные с пруссами княжество Мазовецкое и епископство Плотцкое.

Конрад Мазовецкий, решил просить помощи у Тевтонского ордена отлично проявивший себя в Венгрии на границе с половцами. Было организовано посольство и отправлено к Германну фон Зальца. Магистр в то время находился в южной Италии и посланные прибыли к нему  в начале 1226 г. Ордену предлагалось взять во владение Хельмские земли, с обязательством покорить Пруссию. Но встал вопрос для кого покорить. Кому должны были принадлежать покорённые территории, Ордену, Польше или императору? Об этом послы ничего сказать не могли[lxxviii]. Получив от Конрада Хельмские земли, не было уверенности, что поляки не поступят с Орденом как венгерский король. Этот вопрос обсуждался на орденском капитуле, который насторожённо отнёсся к новому предложению. Что бы развеять сомнения Германн фон Зальца решил подвести под прусскую акцию законодательную базу. Магистр обратился к Фридриху II с предложением учредить на северо-востоке независимое орденское образование. Император в это время находился в Италии в городе Римини, идея ему понравилась и  в марте 1226 г. даёт Генриху фон Зальца так называемую «Золотую Буллу»[lxxix]. В ней он жаловал Ордену в полное распоряжение земли, обещанные польским князем, а также все в будущем завоёванные рыцарями  земли язычников.

Заручившись буллой императора,  магистр фон Зальца в том же 1226 г. отправляет двух орденских рыцарей Конрада фон Лансберга (Konrad von Landsberg)  с товарищем Отто фон Залейден (Otto von Saleiden),  в сопровождении 18 вооружённых всадников в Мазовию. Посольство не застало Конрада в его землях, он принимал  участие в очередной междоусобной войне. Поэтому рыцари  были приняты его женой Агафьей[lxxx]. Во время пребывания послов в Мазовии сильное прусское войско вторглась в эти земли, и дошло до Плоцка все, уничтожая на своём пути. Орденские рыцари были поставлены во главе польского войска и в ожесточённом бою нанесли пруссам поражение, при этом оба рыцаря  были тяжело ранены. По сведениям Чешихина Ландсберг не дождавшись князя, вернулся к магистру[lxxxi]. Историк Тевтонского ордена Йоханнес Фойгт напротив пишет, что 29 мая переговоры состоялись. В присутствии епископов Гюнтера Мазовецкого, Михаэля Куявского и Кристиана Прусского, с согласия супруги Агафьи и сыновей Болеслава, Казимира и Земовита был составлен документ о передачи Ордену земель Кульмской и Лёбау (Хельмской и Любовии), с отказом от всех прав и притязаний. Этот документ был доставлен княжеским посольством великому магистру. Оба орденских рыцаря остались в Мазовии. Конрад построил для орденского отряда на левом берегу Вислы небольшой вальный замок с деревянными стенами. Эта небольшая крепость была названа Фогельзанг. В ней орденские рыцари поджидали подкрепления, от великого магистра[lxxxii] изучая ситуацию на границе и в прусских землях.

            Весь 1227 г. Герман фон Зальца по поручению императора готовил крестовый поход в Палестину, а Конрад Мазовецкий продолжал активное участие в войнах между польскими князьями. В разгар шестого крестового похода, несмотря на свою занятость, великий магистр не упускал из вида польско-прусские дела. Весной 1228 г. к Конраду Мазовецкому было отправлено новое посольство во главе с комтуром  Филиппом, орденским братом Генрихом и орденским монахом Конрадом.  По предварительному соглашению князь уступил Ордену Хельмскую землю и куявскую деревню. О каком либо подчинении Ордена Польше речи не было[lxxxiii]. Прибытие орденских рыцарей на границу откладывалось до окончания крестового похода. Но противостояние Папы с императором в Италии затянули переброску орденских отрядов на границу с Пруссией. Как только в конце 1229 г. состоялся формальный акт примирения между Григорием IX и Фридрихом II Герман фон Зальца вновь вернулся к польско-прусской проблеме.

К этому времени Конрад в своей особой грамоте полностью подтвердил свои прежние обещания, о передаче ордену в постоянное владение Хельмской земли. Герман фон Зальца был в курсе дел европейского Севера, а также знаком с проблемами миссии Кристиана, в лице которого орден имел сильного конкурента. Магистр ясно видел трудности с которыми ему предстоит столкнуться. Основная проблема если очень кратко, выглядит так, папская теория миссионерства: язычники должны быть обращены в христианство, но нельзя подчинять их своему господству[lxxxiv]. Для решения этих вопросов к Конраду было отправлено третье посольство. В январе 1230 г в Леслау при посредничестве куявских аббатов Генриха Лугненского и Иоанна Линденского состоялось подписание соглашения с Кристианом. Епископ сохранял за собой все владения, подаренные ему Конрадом и епископом Плоцким. Орден признал епископских вассалов, получивших лены от Кристиана. В Хельмской земле Орден имел право раздавать лены только с согласия епископа, и т.д[lxxxv].

Одновременно послы вели переговоры с князем мазовецким и епископом плоцким о юридическом признании права Ордена на Хельмскую землю. Что бы дарение имело законную силу, требовалось согласие наследников Конрада, к тому же к грамоте надлежало привесить печати других польских князей, поскольку вся Польша  рассматривалась как вотчина всей династии пястов[lxxxvi]. Во время переговоров эти требования частично были выполнены. В этом же году 13 июня в Крушвице была подписана ещё одна грамота, по которой  Конрад на вечные времена передаёт Тевтонскому ордену Хельмскую (Кульмскую) землю. За это Орден обязался защищать Конрада и его наследников от пруссов и других соседних язычников (литвинов). Однако подлинность этого документа не раз подвергалась сомнению. Но это уже не имеет значения, так как его содержание в значительной мере дублируется другими актами, подлинность которых не  вызывает сомнений[lxxxvii].

 В 1230 г. папа Григорий IX дал разрешение ордену расширить сферу христианства в этой стране, разрешив занятие территорий неохваченных христианскими миссиями, которые возглавлял епископ Кристиан. Папа так же взял под опёку и будущие захваченные ими земли. Был подтверждён так же документ Конрада Мазовецкого от 1228 г., по которому князь уступал ордену Хельмскую землю « не сохраняя для себя никаких привилегий и не рассчитывая на это в будущем». Вместе с послами в Польшу прибыл и передовой орденский отряд. Рыцари обосновались на границе с Пруссией в замке Фогельзанг[lxxxviii].

Взаимоотношения ордена с епископом Кристианом прошли несколько этапов, в 1231 г. с ним был заключён договор в Рубенихте, согласно которому Кристиан отказывался от прав на владения Кульмской (Хельмской) землёй, переданных ему епископом Плоцка (нем. Плок), и землями, подаренными ему Конрадом Мазовецким, но сохранял свои епископские права на этой территории. Неожиданный случай помог ордену приблизиться к своей цели. Уже после начала наступления рыцарей  в Пруссии (1231г.), епископ Кристиан во время новой поездки к пруссам, где-то в 1233 г., был взят язычниками в плен. Орденские братья и пальцем не пошевельнули, что бы его спасти. Напротив, Герман фон Зальца, воспользовавшись тем, что конкурент устранён, с успехом заключил соглашение с Римом. Григорий IX убеждённый магистром, что Кристиан пропал без вести, 3 августа 1234 г. издаёт буллу по сути аналогичную «золотой булле».

            К весне 1230 г. на границу прибыло ещё несколько орденских рыцарей под предводительством   Германа фон Бальк, назначенного ландмейстером Пруссии. По орденской легенде Герман фон Зальца напутствуя фон Балька сказал: «Будь твёрд и мужествен, ибо ты ведёшь сынов Израиля, твоих братьев, в землю обетованную, и будет с тобой  Бог»[lxxxix]. С Германом фон Бальк прибыли, Дитрих фон Бернхайм назначенный маршалом. Великим магистром планировалось создание в Пруссии рыцарского конвента, и он  назначил  брата Конрада фон Тутелен (von Tutelen) комтуром, Генрих фон Берка (von Berka) хауз-комтуром  и  Генриха фон Виттхендорф фон Цейтц (von Zeitz von Wittchendorf) госпитальером. Вместе с ними прибыли  оруженосцы и кнехты[xc]. Для укрепления своей базы на левом берегу Вислы, в марте Орден приобрёл у епископа Плоцкого местность Нессау. На этой территории граничившей с Пруссией был построен замок Нессау. 

Весной 1231[xci] небольшой орденский отряд во главе с Германом фон Бальк, совместно с крестоносцами переправился на восточный берег реки.  Началось завоевание Пруссии, которое из-за недостатка людских и финансовых  ресурсов, направляемых для обороны Святой Земли, затянулось на более чем пятьдесят лет

            В связи с административными изменениями и появлением должности Немецкого магистра в 1226 г., который возглавлял орденские владения (балляйн - balleien)[xcii] в Германии. Магистр Тевтонского ордена получает титул великого или верховного магистра Hoсhmeister - хохмейстер). Первым Немецким магистром был Германн Бальк (Hermann Balk)[xciii]  

        В Святой Земле            

           Положение ордена в Палестине после Шестого крестового похода сильно осложнилось. В этой ситуации великий магистр решил построить орденскую резиденцию за пределами Акры. Планы о постройке нового центра  шли давно[xciv].  Весной 1228 г. была осмотрена старая крепость Монтфорт (Montfort) находившаяся в горах в 20 км. на северо-восток от Акры[xcv].  Это укрепление «castrum novum», франки называли „ frans chastiau“, прекрасно подходил для оборонительных целей. После его покупки орденские братья попытались превратить Монтфорт в непреступную крепость, где предполагалось расположить резиденцию хохмейстера  и орденский генеральный капитул. Резиденция также  была предназначена для хранения архива ордена и его казны[xcvi].  Перестройка началась не ранее 1229 г. В середине марта Германн фон  Зальца попросил папу Григория IX поддержать строительство этого замка. Помощь курии состояла из призыва папы от 12 июля 1230 г  к сбору денежных пожертвований. Строительство затянулось и к 1245 г. оно ещё не было закончено[xcvii].

 В замке находились помещения для вооружённых кнехтов и конюхов, общая трапезная с большими окнами, две кухни и прачечная с канализационной трубой выходящей наружу. Конюшни для боевых лошадей находились на первом этаже главной башни. Во время осады решающим для выживания людей был запас воды. Все поверхности в замке были выложены каменной плиткой соединённые строительным раствором, так что дождевая вода не могла просачиваться. Небольшие желобки давали направление воде, которая  на начальном этапе собиралась в отстойниках. Затем сливалась  в огромные подземные цистерны. Наряду с Монтфортом или Штаркенбергом, Орден заложил ещё два замка Мелиа (Melia) и Юдин (Judin)  прикрывающих Акру с севера-востока. Связь с соседними замками осуществлялась посредством оптических сигналов, а на дальние расстояния посылали почтовых голубей[xcviii].

            Поход Фридриха II в Святую Землю вызвал тяжкие последствия, растянувшиеся на многие годы, он привнёс новый элемент раздора на эту землю. Тамплиеры упорно настаивали на союзе с Дамаском против Египта. Они  понимали, что главная опасность для разобщённых на Ближнем Востоке христиан шла из Каира, и желали приобрести союзника. На этой почве произошёл раскол между орденами, так как госпитальеры склонялись к договору с Египтом. К несчастью, договориться они не смогли и на улицах Акры рыцари обоих орденов вступали в схватки между собой. В эти столкновения были втянуты и рыцари Немецкого ордена, которые активно поддерживались императором. Что бы отомстить ему, тамплиеры в 1236 г. изгнали немцев из города и вынудили укрыться в  Монтфорте.[xcix]  Но так как Монфорт ещё не был достаточно обустроен, ежегодные генеральные капитулы ордена проводились в Марбурге на Лане. Это, было удобно и великому магистру, который большую часть своего времени находился «за морем» в Европе[c].

            После смерти 20 марта 1239 г. Германна фон Зальца, хохмейстером ордена был избран Конрад Тюрингский который, до вступления в орден в 1236-37 гг. являлся ландграфом Тюрингским.  Хохмейстером он пробыл чуть больше года и умер 24 июля 1240 г. Период его правления был лишь эпизодом в орденской истории[ci].  

            Новым магистром был избран Герхард фон Мальберг. Впервые он упоминается в 1239 г. как frere Girard de Mauberge (брат Гирард из Мауберге). В Акре в 1240 г он занимал должность орденского маршала и наместника великого магистра. При этом, не ясно был ли он наместником во время отсутствия Конрада фон Тюринген то ли Конрад уже умер. Хохмейстером он был избран либо во второй половине 1240 г или в следующем году. В отличие от предшественника, который в силу своего высокого звания ландграфа из простого орденского брата сразу был избран магистром, Герхард сделал нормальную орденскую карьеру.  По поручению императора он, вероятно, хлопотал об установлении мира между Фридрихом II и курией, как это делали его предшественники. Его инвеститура[cii], заверенная кольцом папы Иннокентия IV в 1243 г., свидетельствует о его хороших отношениях с обеими властями[ciii].

            К этому времени в Тевтонском ордене уже достаточно устойчиво сформировалась   административная иерархия. Высшим органом в ордене являлся генеральный капитул, на котором пожизненно избирался верховный или великий магистр-хохмейстер. Генеральный капитул собирался каждый год в сентябре. На нём обязаны были присутствовать все ландмейстеры, ландкомтуры и комтуры управляющие территориями ордена. На капитулах заслушивались отчёты и утверждались кандидаты на должности. Был ещё так называемый «Малый капитул» или совет, состоящий из шести ближайших помощников хохмейстера. Иногда их называют верховные правители ордена (Grossgebiettiger). В их число входили, великий комтур,  верховный маршал, верховный госпитальер (Spittler), верховный  ризничий (Trapier), верховный казначей (Treßler). В Палестинский период важную роль играл брат «туркополер» (Turkopolier) руководивший лёгкой конницей рекрутируемой из мусульман. В Пруссии такого управления уже не было[civ]

            Власть хохмейстера заключалась в руководстве делами Ордена, он также являлся главнокомандующим войсками. Все члены ордена обязаны были ему повиноваться. Однако это не означало его абсолютной власти. Великий магистр не мог без согласия генерального капитула назначать себе заместителей или заменять членов малого капитула. Более того, уже в старейших статутах ордена для магистра предусматривался помощник кумпан (Kompane)[cv] обязанностью которого было помогать магистру в повседневных делах  и следить, чтобы он в своих решениях не нарушал орденские законы. Хохмейстер считался полномочным исполнителем общей воли Ордена.

            Следующим в табеле о рангах являлся великий комтур, его можно было бы определить как министра внутренних дел и главой резиденции хохмейстера. В случае отсутствия или смерти магистра он являлся его заместителем до возвращения или новых выборов.

            Верховный маршал являлся как бы военным министром магистра. В его обязанности входило надзор за всеми военными делами, защита и укрепление замков, снабжение вооружением и снаряжением орденских рыцарей, покупка боевых коней, забота о осадных и штурмовых машинах и др.

            Верховный госпитальер, его можно сравнить с министром здравоохранения. Он ведал госпитальным делом, инспектировал госпитали, принимал отчёты, предлагал кандидатуры врачей.

            Верховный ризничий-трапиер, занимался обеспечением, регламентацией и контролем всего, что касалось одежды, еды и постельных принадлежностей, а так же военного снаряжения орденских братьев, но только в части военной одежды (исключая оружие).

            Верховный казначей-треслер, своего рода министр финансов. Каждый месяц он представлял финансовый отчёт магистру, великому комтуру, и в конце года генеральному капитулу[cvi]. По орденскому статуту,  войти в сокровищницу ордена могли  хохмейстер, великий комтур и треслер только когда они находились вместе.

             

            Время между 1240-44 гг. был периодом  относительной стабильности рыцарских орденов на Ближнем Востоке. Но внутри Тевтонского ордена накапливались противоречия. Многочисленные споры о политической ориентации ордена, проходившие в это время, покрыты мраком. Фон, на котором разыгрывались события, был сложным: император в это время был отлучён от церкви, а орден стоял между папой и императором. Современные исследователи предполагают, что разногласия внутри ордена касались, прежде всего, взаимоотношений с папой и императором. Решался вопрос, чью сторону поддерживать.    Но точно определить причину разногласий в ордене не представляется возможным.

          В  1244 г хохмейстер Герхард фон Мальберг отправляется на Ближний Восток. Там он без совета с малым капитулом позволил себе простить долг. Это возмутило высших орденских чиновников и послужило официальной причиной отстранения его с поста хохмейстера.  В результате сильного давления в середине года он был вынужден отречься от должности. В этом случае, речь не шла о его личных промахах и упущениях. Скорее всего, он был обвинён в неправильно проводимой политике ордена.  В Марбурге был собран Генеральный капитул, на котором был избран хохмейстером занимавший должность Немецкого магистра граф Генрих фон Хоэнлое. Уже 7 июля 1244 г. он подтверждает орденские документы магистерской печатью и подписью.

Внутриорденские конфликты зародились ещё при Германе фон Зальца. Не все орденские братья были согласны с проводимой им политикой и частым его отсутствием на Генеральных капитулах в Святой Земле. Но, очевидно, он был слишком сильной фигурой, что бы допустить открытую оппозицию своей деятельности. После его смерти во время недолгого правления Конрада фон Тюринген в ордене появились организованные оппозиционные фракции. Мальберг был недостаточно силён, для того чтобы добиться примирения партий. Противоречия в ордене прекратились, только после смерти Фридриха II во второй половине 1250-х годов[cvii].

            Герхард фон Мальберг не принял своего смещения и продолжал выступать от имени хохмейстера.  Римский папа выступил в роли посредника, 16 января 1245 г он разрешил Герхарду и его приверженцам перейти в орден тамплиеров. В тоже время Немецкий орден обязан был взять на себя долги и обязательства Герхарда. Таким образом, предполагалось избежать дальнейших споров в ордене. Однако Герхард решил и дальше оставаться в Немецком ордене. После некоторых переговоров он получил под управление балляйян Фландрия и Франкия, а также ещё ряд поместий. Позднее из-за присутствия в ордене Мальберга произошли новые осложнения, и папа 5 августа 1245 г окончательно подтвердил его отставку, пригрозив при непослушании подобающим наказанием[cviii].

            Новый хохмейстер Ордена Генрих фон Хоэнлоэ (Heinrich von Hohenloe) вступил в Немецкий орден в 1219 г. Вместе с ним вступили и два его брата Андреас и Фридрих. Они передали в орден часть родовых земельных владений, позднее ставших основой коменды и временной резиденцией хохмейстера в замке Мергентхайм[cix]. Генрих, входил в узкий круг близких Герману фон Зальца людей.  Впоследствии он оставался в окружении магистра[cx]. Какое то время он был первым комтуром в Мергентхайме, а с 1232 по 1242 гг. был ландмейстером в Германии. Эта должность выросла из ландкомтура Германии. Однако, вопрос был ли он магистром всё это время или с перерывом не решён. Похоже, что в 1240 г. немецким магистром был Хартман (фон Хельдрунген?). Генрих окончательно оформил  структуру должности магистра Германии, сумев подчинить себе ландкомтуров. При этом была создана промежуточная инстанция между ландкомтурами и хохмейстером, которую в заключительную фазу формирования управленческой структуры ордена  в начале 14 в. не смогли упразднить. С 1237 г. он заседал в регентском совете Фридриха II Гогенштауфена.  В 1242 г появляется преемник Генриха на посту магистра Германии. Причины этого неизвестны, как впрочем, и многие другие кадровые изменения в ордене после смерти Германна фон Зальца. Вполне вероятно, что такой ход событий сложился, как и в случае с Мальбергом в результате внутренних разногласий в ордене. После его избрания хохмейстером 7 июля 1244 г. в Святой Земле [cxi] он попытался уладить спор между папой и императором, а затем отправился в Пруссию[cxii]. Пруссы в 1242 г. на захваченных орденом территориях подняли восстание. Их поддержал Поморский князь Свянтополк и ситуация для ордена сложилась критически.  Эта поездка помогла ему избежать участия в сражении при Газе 17 октября 1244 г. и возможно сохранила ему жизнь. 

            В это время на Ближнем Востоке рыцарские ордена совместными усилиями  проводили политику созидания и укрепления своих позиций.  Но смерч, поднятый монголами в глубине Азии, докатился вскоре до Святой Земли. Остатки хорезмийской конницы[cxiii], вытесненные монголами из Средней Азии, были приглашены на службу в Египет. Десятитысячный отряд хорезмийцев на пути в Египет подошли к Иерусалиму и штурмом взяли город. Христианское население было вырезано, церковь Гроба Господня разграблена. Иерусалим был потерян для христиан и на этот раз навсегда.

            Тамплиеры, госпитальеры и Тевтонский орден, объединились в годину общего бедствия, к ним присоединились местные рыцари Сирии и Ливана, а также султаны Дамаска и Хомса. Объединённые силы союзников, выступили против начавшего наступление султана Египта ас-Салах Эйюб Наджм ад-Дина (1240-1249).  

Египетской армией командовал эмир Захир Рукн ад-Дин Бейбарс Бундукдари будущий султан и покоритель Ближнего Востока.  Битва состоялась у Газы 17 октября 1244г. Бейбарс атаковал левый фланг союзников, состоящий из мусульман которыми командовал Салах-Исмаил. В жестокой схватке левое крыло было уничтожено, а уступающие в численности христианские отряды были окружены. В течение двух дней они оказывали ожесточённое сопротивление. Великий магистр тамплиеров Арман Перигорский пал с тремя сотнями рыцарей своего ордена. Великий магистр госпитальеров потеряв двести рыцарей был захвачен в плен[cxiv]. Рыцари Тевтонского ордена почти полностью полегли в этом сражении. По сообщению патриарха Роберта Иерусалимского под Газой погибло четыреста  братьев Немецкого ордена. Только тридцать шесть тамплиеров, двадцать шесть братьев ордена св. Иоанна и три рыцаря  Тевтонского ордена вернулись с поля битвы[cxv].

Хохмейстеру пришлось срочно отправлять все имеющиеся силы для пополнения гарнизонов в Палестину. В Пруссии исправить ситуацию помогли крестоносцы из Европы

            Это кровавое поражение могло бы стать концом существования христианского королевства, но на помощь в очередной раз пришла Европа. После продолжительной подготовки французский король Людовик IX ( Святой) в июне 1249 г. высадился в устье Нила. В жарком бою, оттеснив мусульман, крестоносцы захватили на берегу плацдарм. Поднявшаяся паника среди  жителей Дамиеты, позволила сходу и практически без боя захватить этот город. Отрядом рыцарей Немецкого ордена в этой экспедиции,  командовал орденский маршал, т.к. хохмейстер всё это время находился в Европе. В 1247 г. он прибыл в Лион, где собирались орденские рыцари для отправки на Ближний Восток. Сам он  участия в крестовом походе не принял и 15июля 1249 г умер в Мергентхайме[cxvi].

            Не воспользовавшись благоприятной ситуацией, крестоносцы пять с половиной месяцев простояли в Дамиете. Затем франки двинулись к крепости Мансур находившейся у слияния Нила и Таниса и в начале февраля 1250 г. захватили её. Но арабы, стянув войска, заперли их в крепости. В боях за город и крепость Мансуру тамплиеры потеряли своего магистра Гийома де Соннака и более восьмидесяти братьев. Как и храмовники, рыцари Немецкого ордена и госпитальеры, почти полностью были уничтожены в боях. Понеся  жестокие потери, крестоносцы вынуждены были начать отступление. Во время отступления король Людовик попал в плен. В мае 1250 г. король был выкуплен за огромный выкуп в 500000 ливров и сдачу Дамиеты египтянам.

20 августа (1250 г) французский  король за заслуги Немецкого ордена вручает хохмейстеру Гюнтеру фон Вюллерслебен (Gunther von Wüllersleben 1249-1252)  четыре золотых лилии, которые были помещены в герб магистра ордена  на концах  креста. Как великий магистр Гюнтер известен только из некрологов. Сам он родом из Тюрингии из семьи чиновного дворянина. Известно, что в 1215 г. он как простой орденский брат жил в Акре. В 1246 г. он был в свите ландмейстера Поппо фон Остерна в Пруссии, а именно в Торне и Эльбинге. Хохмейстером он был избран на Генеральном капитуле в 1249 г. 14 сентября. Ситуация того времени в ордене интересна ещё и тем, что в том же году, как полагают пропапской партией был избран ещё один хохмейстер Вильгельм фон Уренбах (Wilhelm von Urenbach). Но его власть распространялась только на коменду в Венеции. Такое поведение противника было следствием сдержанной политики Гюнтера фон Вюллерслебен [cxvii].                                            После его смерти 3 или 4 мая 1252 г., осенью на очередном капитуле был избран новый магистр ордена Поппо фон Остерноэ (1252-1256), которого в орденской литературе чаще называют на старый манер Остерна. Он происходил из рода свободных дворян имевших резиденцию в Остерноэ в 26 км от Нюрнберга. В орден он вступил 1228 г. похоже, что свою службу он начал в Пруссии, так как уже в 1233 г. он заверял Кульмскую грамоту. Ландмейстером Пруссии он был назначен в начале 1241 г.

 

Весной 1241 г. орденские рыцари впервые столкнулись с монголами. Татаро-монгольский хан Бату (Батый) разгромив в двух походах русские княжества, начал наступление в Европу. Часть его войск вторглась в Польшу. 21 февраля Поппо фон Остерноэ  совещался в Торне с папским легатом кардиналом Вильгельмом фон Сабина по вопросу организации борьбы с татаро-монголами. На помощь польскому князю Генриху выступили немецкие бароны северной Марки, а так же братья Немецкого ордена, тамплиеры и госпитальеры. Тамплиеры имели 9 братьев- рыцарей и 500 воинов[cxviii]. В сражении у Лигницы, 9 апреля, объединённое рыцарское войско потерпело поражение. В этом сражении орденские братья находились на левом фланге и под мощным натиском татаро-монгольской конницы почти все были уничтожены. Из храмовников спаслось только три брата[cxix]

В этом сражении как полагает Клаус Милитцер, Поппо фон Остерноэ,  был сильно ранен, и должность ландмейстера Пруссии досталась Генриху фон Вида (Heinrich von Wida)[cxx].  Вторично ландмейстером Пруссии он становится в 1244 г. Главной задачей ландмейстера было подавление прусского восстания и защита Пруссии от князя Свянтополка Поморского. Но, не достигнув там определённых успехов, он в 1247 г. оставляет должность ландмейстера и возвращается в Германию. После его избрания великим магистром, в Палестину он приезжал только один раз в начале своего правления 6 июня 1253 г. Дальнейшее укрепление крепости Монфорт и защиту Святой земли он поручил малому капитулу, отправившись в том же году в Германскую империю. Поппо фон Остерноэ сохранил  единство ордена, оставив в изоляции Вильгельма фон Уренбаха, продолжавшего в 1253 г считать себя великим магистром. После смерти противников императора  Фридриха II (1250г.) и папы Иннокентия IV (1254 г.) напряжённость внутри ордена ослабла, и Поппо уже не нужно было принимать сторону одного из контрагентов[cxxi]. В 1254 г. хохмейстер сумел привлечь чешского короля Отакара II к крестовому походу в Самбию. Войску крестоносцев удалось покорить самбов и летом 1255 г. был основан замок Кёнигсберг. Вскоре после этого успеха Поппо фон Остерноэ, как пишут летописцы по причине старости, на генеральном капитуле в Риме отказался от должности. Но отставка как полагают,  была не совсем добровольной, и Поппо требовал другой должности. Орденские братья пытались избежать этого с помощью папской буллы. Несколько лет он, по-видимому, никакой должности не занимал, и только в 1264 г.  появляется как комтур Регенсбурга на Дунае. На этой должности он пребывал до 1267 г., умер 6 ноября в весьма преклонном возрасте[cxxii]

 

         Потеря  Святой Земли.

Покинув Палестину в апреле 1254 г, Людовик IX Святой, оставил за собой только видимость Иерусалимского королевства - без центральной власти и без стратегических границ. Он  укрепил Яффу, Сидон, Цезарею, усилил стены Акры. Все оставшиеся христианские замки на Ближнем Востоке принадлежали духовно-рыцарским орденам. В этих укреплениях они смогли продержаться ещё тридцать семь лет и то скорее благодаря монгольскому нашествию, потрясшее исламский мир, нежели своей собственной силе.

Новый хохмейстер ордена Анно фон Зангерхаузен (Anno von Sangerhausen 1256-1273) был избран на Генеральном капитуле в Риме. Сразу после избрания он отправился в Акру[cxxiii].   В связи с обострившейся угрозой со стороны мусульман, между тремя рыцарскими орденами 9 октября 1258 г. в погребальной церкви в Акре был заключён договор. По этому договору стороны достигли соглашения о третейском разбирательстве. В соглашении говорилось, если возникал спор между двумя орденами, третий из них должен выступать в роли третейского судьи. Три ордена в этом договоре выступили как равноправные партнёры[cxxiv]

            Появление в Сирии монголов оттянуло на некоторое время силы мусульман от территорий крестоносцев. В конце 50-х годов монголы нанесли тяжёлое поражение Багдадскому халифату и овладели внутренними областями Сирии. Не затрагивая владения христиан,  Китбога (Кит-буга), военачальник двадцати тысячной монгольской армии, захватил Дамаск, и  продолжил свой поход на Египет. В сентябре 1260 г. в битве при Айн Джалуте египетские мамлюки[cxxv] во главе с Бейбарсом разгромили монголов и отбили у них Дамаск[cxxvi].

            В это время в Пруссии и Ливонии началось большое восстание пруссов, куршей, литов и летов. Хохмейстер Анно отправляется в Ливонию, чтобы на месте убедится в масштабах восстания, и уже в конце апреля 1261 г. он пребывает в Курляндию.

Новый султан Египта Бейбарс (1260-1277гг.) значительно укрепил Египет и с гордостью считал себя вторым Салах ад-Дином. Он объединил Египет с Сирией, перестроил укрепления, пополнил вооружение, создал большой флот, реорганизовал  управление страной, улучшил систему искусственного орошения.  Вслед за тем Бейбарс всю свою энергию направил против остатков владений  христиан в Сирии и Палестине.

            Начиная с середины XIII века сирийско-палестинские территории крестоносцев, лишённые содействия и раздираемые напряжённой внутренней политической борьбой, в 1265 г. не смогли оказать сопротивления молниеносной атаки Бейбарса.  27 февраля  он захватил Кесарию (Цезарею), 26 апреля  Арсуф. Вскоре в 1266 г. был осаждён замок Монфорт (Штаркенберг), но попытки взять его штурмом,  были отбиты немецкими орденскими братьями. Последствия осады для окрестностей замка были опустошительны. Так, Немецкий орден в 1268 г. имел в своём распоряжении только десять деревень, и, что бы иметь возможность пополнять запасы для замка должен был арендовать землю у иоаннитов[cxxvii].  Все эти события заставляют хохмейстера Анно покинуть пылающую восстанием Пруссию и  в 1267 г. вернуться в Палестину. Но не только внешняя опасность вызвала необходимость его присутствия в орденской резиденции. В 1264 г. на большом орденском капитуле было принято постановление, что великий магистр не должен без разрешения капитула покидать Святую Землю, уезжать за море и оставаться там долгое время.  Если он там задержится сверх разрешённого срока, то можно будет вести речь о его отставке[cxxviii]. Это вынужденное решение было принято в связи с тем, что последние хохмейстеры ордена очень мало внимания уделяли состоянию дел на Ближнем Востоке. Орденские братья, зачастую неся огромные потери в сражениях с мусульманами, требовали присутствия своего руководства в Палестине.

            Почувствовав всю мощь натиска мусульман, орденский капитул не дожидаясь, начала новых боевых действий, перевозит архивы и казну ордена в Акру. В этом городе  Немецкий орден имел свой укреплённый центр[cxxix].

            На следующий год пала крепость тамплиеров Сафет, весь его гарнизон был перебит. После двух лет передышки Бейбарс открыл новую молниеносную компанию и 7 марта 1268 г. осадил Яффу. Взяв её, он 5 апреля нанёс удар по другому замку храмовников Бофор. 26 апреля подошёл к Баниасу, а уже 15 мая осадил Антиохию. Быстрота продвижения султана была невероятной, расстояние между Яффой и Антиохией  достигала восьмисот километров. В это же время тамплиеры потеряли и замок Гастен, гарнизон которого был крайне мал для его обороны.[cxxx]  В 1271 г.  Бейбарс обманом захватил непреступный замок иоаннитов Крак де Шевалье, а так же  замок тамплиеров Кастель Блан (Белый замок).

В этом же году, вновь испытал судьбу и Монтфорт. Осадив его, мусульмане сделали ряд попыток захватить его штурмом, но все они были отбиты защитниками. Во время осады связь с внешним миром, рыцари поддерживали при помощи почтовых голубей. Хохмейстер попытался с помощью иоаннитов спасти крепость, но даже вместе с ними они не располагали достаточными силами, чтобы попытаться деблокировать осаждённый гарнизон. Когда мусульмане подвезли осадные приспособления и с их помощью разрушили северную стену, комтур замка Иоханн фон Захсен (Johann von Sachsen) получил разрешение хохмейстера, сдать замок и отойти в Акру. По договору с противником орденские рыцари в полном вооружении покинули замок. Таким образом, 12 июня 1271 г. пал  Монтфорт[cxxxi]. Отсутствие Анно фон Зангерхаузена на поле боя в дни осады Монтфорта не с лучшей стороны характеризует боевую доблесть этого хохмейстера. После падения резиденции ордена на Ближнем Востоке он вернулся в Германию. Предположительно он организовал новый крестовый поход в Пруссию, но сам в этом походе не участвовал. Анно фон Зангергаузен умер 8 июля 1273 г. Анно занимал должности хохмейстера  в один из самых тяжёлых периодов истории Немецкого ордена.  Это было время, когда орден не имел прочного положения ни в Прибалтике, ни в Палестине. В памяти современников этот великий магистр не запечатлелся выдающимися делами[cxxxii].

Капитул 1273 г. выбирает новым магистром ордена Хартманна фонХельдрунгена (Hartmann von Heldrungen 1273-1283) хотя ему было уже не менее 60 лет    В 1261-1263 гг. возможно до 1266 г он занимал должность великого комтура в Палестине и исполнял там обязанности заместителя хохмейстера. Он очень хорошо понимал ситуацию на Ближнем Востоке, но надеялся, что ещё есть шанс в борьбе с мусульманами отстоять эту территория.  Он умер 19 августа 1283 г. предположительно в Венеции[cxxxiii]

            Владения ордена в Палестине значительно сократились, он потерял Монтфорт и прилегающие владения. К этому времени  христианская территория ограничивалась городами Тортозой, Берофой, Триполи и Акрой, а так же приморскими замками тамплиеров Атлитой (Замок Паломников) и Сайетой, и принадлежащий госпитальерам замок Маргат. Смерть султана Бейбарса в 1277 г. дала христианам передышку в два года, пока в Каире шла борьба за власть.     

            Наблюдая катастрофическое положение христиан на Ближнем Востоке, великий магистр ордена Храма Гийом де Боже постарался унять распри между орденами и светскими правителями Иерусалимского королевства.  В восьмидесятые годы XIII  столетия, великие магистры трёх основных орденов, как правило, действуют совместно по наведению порядка среди христиан Палестины. 

 Бурхард фон Шванген (Burchard von Schwangen 1283-1290) был последним хохмейстером  избранным на Генеральном капитуле в Святой Земле. Вплоть до середины 1286 г Бурхард оставался в Акре. О его деятельности в первые три года известно очень мало. Он был одним из немногих магистров которые задержались в Палестине на длительный срок. И дело вовсе не в принятом в 1264 г  «Законы о море» по которым запрещалось хохмейстерам  без согласия капитула главного Дома ордена, уезжать в Европу. Решающим значением здесь имело его отношение к долгу хохмейстера защищать Святую Землю.  В конце концов он не смог уклонятся от решения  назревших вопросов в  Европе и лично взяться за устройство дел в немецких провинциях ордена, а так же в Пруссии и Ливонии. Он был вынужден покинуть Ближний Восток, и отправится в Европу. Бурхард недолго занимался делами в Пруссии и Ливонии, главная его задача была связана с организацией владений ордена в немецких провинциях (балляйях). Бурхард заботился так же о дисциплине в ордене, что подтверждают законы, которые он представил на обсуждение и утверждение капитулу проходившему в Майнце с 11 октября 1289 г.[cxxxiv]

            Новый султан Египта Килавун (Калаун)  17 марта 1289 г. осадил город Триполи, на помощь которому были стянуты все свободные силы орденов, киприотов, а также генуэзцев, пизанцем и венецианцев. Но огромное превосходство в силах позволило мусульманам штурмом взять этот город.

              Узнав о тревожных событиях на Ближнем Востоке, Бурхард фон Швенден  заторопился в свою резиденцию в Акре.  В это время к нему обратился король Рудольф I Габсбург (1273-1291) с просьбой переговорить с папой Николаем IV о его коронации императором. По прибытии в Рим Бурхард фон Швенден неоднократно встречается с папой. Параллельно с вопросом о коронации он решал так же и орденские проблемы. Он смог получить от папы  освобождение от обязанности платить десятину на содержание королевства Сицилия и 1/3 доходов в помощь Ближнему Востоку.[cxxxv] Папа так же защитил орден от поползновений высшего духовенства на права и привилегии ордена, ради благополучия и процветания последнего. К этому времени благодаря усердным проповедям папы собрались довольно значительные силы[cxxxvi], которые были отправлены в Азию, на венецианских кораблях. Вместе с ними на Восток отбыл и великий магистр, в сопровождении сорока  лучших орденских братьев[cxxxvii].

В Акре в отсутствии хохмейстера руководил орденскими делами особый ландмайстер или великий комтур. Все значительные вопросы орденской политики решались в старейшем орденском Доме в Акре, где проходили большие капитулы.

Положение в Святой земле к этому времени напоминало «узаконенную анархию»[cxxxviii]. Пагубные раздоры мешали упорядочить силы христиан, а отсутствие единого командования сильно ослабляли их и так небольшие военные формирования на Ближнем Востоке.

            Прибыв в Акру, Бурхард фон Швенден вероятно сразу встретился с магистрами тамплиеров и иоаннитов. Разногласия в оценке положения и тактики военных действий на случай осады города, а так же запутанное состояние дел в Святой Земле, вызвали у него странную реакцию. На третий день по прибытию он собирает в Доме Немецкого ордена капитул. На капитуле он неожиданно отказывается от должности хохмейстера, чтобы с разрешения папы вступить в орден св. Иоанна. Он ничем не объясняет причины этого шага.  Члены капитула и другие орденские братья попробовали отговорить его. К ним присоединились и великие магистры тамплиеров и госпитальеров. Но Бурхард твёрдо придерживался своего решения и вскоре, надел  платье, иоаннитов.

Широко распространённое прежде предположение, что вместе с Бурхардом фон Швенденом в Акру прибыл и Конрад фон Фойхтванген, занимавший должность магистра в Германии, а затем после отставки Швендена был избран в Святой Земле  хохмайстером[cxxxix], однозначно опровергнуто. Конрад, которому было уже более 60 лет, остался в Германии[cxl].  

 После этого неожиданного события  Немецкий орден в Акре возглавил Генрих фон Боланден (Heinrich von Bolanden) который был назначен наместником-хохмайстера (Hochmeister-Statthalter).

После взятия Триполи с мусульманами  было заключено перемирие. Но уже в 1290 г.  оно было нарушено христианами. Попытки не допустить боевых действий, были сорваны из-за отсутствия гибкой политикой руководства в Акре. Понимая, что войны не избежать великие магистры орденов разослали приказы в свои европейские владения о срочном прибытии подкреплений.

Наряду с другими Тевтонский орден также послал новый отборный отряд рыцарей с соразмерным числом кнехтов из орденских конвентов в Германии, Италии и даже из Пруссии[cxli].  Было ясно, что с потерей Акры удержаться в Святой Земле будет невозможно. Для немецкого ордена, Акра была колыбелью, и значила много больше, чем просто центр христиан на Востоке. Здесь располагалось его высшее руководство, поэтому,  на этой земле в старые времена принимались в орден молодые рыцари. Сюда же ежегодно стекались доклады со всех орденских владений. Так же из Акры исходили необходимые предписания и распоряжения. В этом отношении для немецкого ордена  было очень важно, сохранить город для христиан.  

Сын султана Килавуна  Малек ал-Эссераф собрал огромную армию ( по свидетельствам современников, в ней насчитывалось 60 тыс. всадников и 160 тыс. пехотинцев[cxlii]),  и 5 апреля 1291 г. осадил Акру. Для осады города им были подвезены большое количество осадных машин, в том числе огромные камнемёты.

Толпы жителей ещё до подхода врага покинули город на кораблях. Таким образом, оборона города легла на плечи духовных орденов. Численность их достигала  шестьсот-семьсот рыцарей и тринадцать тысяч пеших воинов.  Мощные штурмы мусульман, перемежались ночными вылазками рыцарей. К началу мая первый пояс укреплений был подкопан сарацинами и рухнул. 4 мая прибыло небольшое подкрепление с королём Кипра Генрихом Лузиньяном. Город находился в тяжёлом положении, и король принял единственно возможное решение - начать переговоры с султаном. Малек ал-Эссераф предложил оставить христианам жизнь и добро в обмен на сдачу города, посланцы отвергли эти предложения, « ибо люди из-за моря (Запада) посчитают нас предателями»[cxliii].

Осада возобновилась, 16 мая рухнул фасад королевской башни подкопанной сарацинами, вскоре были захвачены и остатки башни. После чего начался последний мощный штурм. Отбивая наступление мусульман, был смертельно ранен магистр ордена Храма. После  прорыва мамлюков внутрь города, большинство оставшихся жителей  утратили мужество и бросились в порт в надежде спастись. Король Кипра и патриарх Иерусалима тайно покинули город и наряду с большинством видных деятелей бежали на кораблях[cxliv].

В пятницу 18 мая, раненый великий магистр госпитальеров Жан де Вилье, видя, что сопротивление бесполезно, во главе со своими рыцарями, прорубили себе дорогу на орденскую галеру. В то время как с палубы лучники прикрывали их отход, обрушив на врага град стрел, оставшиеся в живых иоанниты погрузились на корабль.[cxlv] Их путь  лежал на Кипр.

            Братья Немецкого ордена, видя, что на их участке обороны врагов уже невозможно сдержать, отступили в орденский Дом, укреплённый  как крепость. Попытки мусульман взять его штурмом были предотвращены героической обороной рыцарей. Но из-за своей малочисленности, противостоять отборным силам египетского султана, они не могли, и  следующая атака была  для них последней. Практически все рыцари тевтонского ордена во главе с наместником-магистра Генрихом фон Боланден погибли в развалинах Акры. Едва ли кто избежал этой кровавой бойни[cxlvi].

 Маршал тамплиеров Пьер де Севри, в резиденции ордена принял на себя командование.  Резиденция Храма была самым укреплённым местом в городе. Отрезанный от материка рвом и толстой, массивной стеной, вход защищала надвратная башня. Тамплиеры собрали все, что смогли из больших и лёгких судов и кораблей. На этот транспорт они посадили почти всё гражданское население, которое укрывалось в их резиденции, и отправили их на Кипр. Сами братья-рыцари продержались в своём Доме ещё 10 дней. Султан   начал переговоры и Пьер де Севри доверился ему. Оставив в крепости раненых, тамплиеры вышли к победителям. Окруженные мусульманскими воинами они по приказу Малек ал-Эссерафа  были схвачены и обезглавлены.

Таким образом, 28 мая последнее сопротивление христиан в Акре было подавленно.

         После краха

            После понесённого поражения тамплиеры всё ещё надеялись вернуться в Палестину и Сирию, а пока разделились между  командорствами на Кипре и в Париже.

            Рыцари св. Иоанна став вассалами ещё короля Ги де Лузиньяка получили от него на Кипре город Лимасол, в течении последующих восемнадцати лет этот город был резиденцией великих магистров[cxlvii].

Остатки Oрдена Госпиталя Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме так же  отступили на Кипр, где у них были свои владения. Король Анри II полагая, что они  останутся на острове,  предложил им дополнительно земельную собственность. Хохмейстер Конрад фон Фойхтванген с благодарностью отклонил его предложения и с частью рыцарей перебрался в  Венецию, где орден уже имел свой конвент. Ещё в период крупных войн Венеции с Генуей, орден всегда выступал на стороне города на островах. Рыцари Немецкого ордена рассматривались как особые друзья республики. Ещё в середине века Дож Венеции, Ренье Цено (Renuer Zeno) в качестве благодарности рыцарям, велел построить в городе церковь св. Троицы, передав её ордену, к тому же отписал им значительные доходы[cxlviii]. Поэтому не удивительно, что прибытие  магистра с рыцарями, в Венеции приняли с радостью. Конрад фон Фойхтванген сразу по прибытии, объявил тамошний Дом Немецкого ордена, его постоянной  резиденцией. Сюда же были перевезены архив ордена и его казна.   Венеция в то время представляла европейский информационный и управленческий  центр, как империи, так и церкви.

            В этот период Пруссия ещё не рассматривалась как главная база Немецкого ордена.  Его деятельность оставалась направленной на  Ближний Восток. В это время ни папа, ни король Кипра не допускали мысли, что Святая Земля навсегда останется во власти мусульман. Без сомнения их надежды разделял и хохмейстер.

 


[i] Многие палестинские феодалы стеснённые в финансовом отношении не могли содержать свои многочисленные замки и были вынуждены передавать их храмовникам.

[ii] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer /Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens 2/, Bonn, 1967.  

[iii] Там же  

[iv] Там же    

[v] Там же   

[vi] Arnold U. Die Leiter der Hospitalgemeinschaft in Akkon 1190-1198//Die Hochmeister des Deutschen Ordens 1190-1994 herausgegeben von Udo Arnold. Marburg 1998.  

[vii] Müller G.,  Jerusalem oder Akkon?  Bad Munstereifel, 1989

[viii] Arnold U. Die Leiter der Hospitalgemeinschaft in Akkon 1190-1198//Die Hochmeister des Deutschen Ordens.  

[ix] Который после смерти своего отца императора Фридриха 1 Барбароссы продолжил руководство крестовым походом.

[x] Müller G. ,  Jerusalem oder Akkon?    

[xi] Dom, в переводе с немецкого языка собор или кафедральный собор. Домом часто в средние века назывались монастыри. Орденские рыцари являлись воинами монахами, поэтому очень часто орденские замки - крепости назывались  Дом. 

[xii] Müller G.,  Jerusalem oder Akkon?  

[xiii] С 15 апреля 1191 г. императора Священной Римской империи,

[xiv] Arnold U. Die Leiter der Hospitalgemeinschaft in Akkon //Die Hochmeister des Deutschen Ordens.  

[xv] Там же.

[xvi] Dudik Beda. Des Hohen Deutschen Ritterordens Munz-Samlung in Wien. Wien. 1858, Neudruck als Queiien und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens 6, Bonn 1966

[xvii] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer.  

[xviii]Arnold U. Die Leiter der Hospitalgemeinschaft in Akkon //Die Hochmeister des Deutschen Ordens. S.5.  

[xix] Там же .

[xx] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer

[xxi] Там же .  

[xxii] В 1999 г. в Акре начались археологические  раскопки на месте немецкого квартала. Во время раскопок было обнаружена важная отрасль деятельности Немецкого ордена производство сахара (крупная по тем временам фабрика). Торговля сахаром в Европе так же была одной из главных статей доходов Ордена.

[xxiii] Аrnold U. Entstehung und Frühzeit des Deutschen Ordens, //Vortrâge und Forschungen 26, Sigmaringen 1980.  

[xxiv] Peleh M. Heinrich Walpot//Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[xxv] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer,   

[xxvi] Юсуф Салах ад-Дин скончался в 1193 г.

[xxvii] Müller G,  Jerusalem oder Akkon?      

[xxviii] Peleh M. Heinrich Walpot //Die Hochmeister des Deutschen Ordens.  

[xxix] Müller G. Jerusalem  

[xxx] Мишо Г. История крестовых походов, C.П. М. 1884. 

[xxxi] В 1198 г. „Narratio“сообщает о назначенном первом магистре рыцарского ордена, он был братом госпиталя и miles. Генрих Вальпот мог быть идентичен упоминавшемуся в 1196 г. прецептору Генриху, но не обязательно.

[xxxii] Müller G. Jerusalem oder Akkon? S

[xxxiii] Но ещё очень долго  в документах посылаемых из Европы в Палестину шла некоторая путаница в названии ордена, в одних упоминался Иерусалим в других Аккон (Акра). В канцелярии Фридриха II до 1216 г  имена Аккон и Иерусалим были взаимозаменяемы. Только с 1229 г  Аккон в документах исчезает  и остаётся Иерусалим. Müller G

[xxxiv] А так же: HOSPINALE SANCTE MARIE THEUTONICORUM IN JERUSALEM (в рукописи R: HOSPITAL SANKT MARIENS DER DEUTSCHEN IN JERUSALEM) или HOSPITALE SANCTE MARIE DOMUS THEUTONICE IN JERUSALEM (в рукописи U: HOSPITAL SANKT MARIEN VOM DEUTSCHEN HAUS IN JERUSALEM) Müller G,  

[xxxv] Peleh M. Heinrich Walpot //Die Hochmeister des Deutschen Ordens .

[xxxvi] Tabulae Ordinis theutonici, hg. v. Ernst Strehlke, Berlin 1869, Neudruck Toronto-Jerusalem 1975. Innocentius etc. Nr. 297.

[xxxvii] Müller G. Jerusalem oder Akkon?  

[xxxviii] Peleh M. Heinrich Walpot //Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[xxxix] Там же .

[xl] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer.   

[xli] Там же.  

[xlii] Arnold U. Heinrich Bart // Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[xliii] Arnold U. Hermann von Salza // Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[xliv] Бокман Х.  Немецкий Орден. Москва: Ладомир, 2004  

[xlv] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer. Bonn, 1967.  

[xlvi] Там же

[xlvii] Там же.  

[xlviii] Там же. 

[xlix] Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. Москва. 1980.  

[l] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer.  .

[li] Папа Гонорий III в 1220 г. обещал королю Фридриху II что во время его коронации императором он в качестве коронационного подарка, разрешит, Немецкому ордену  носить белый плащ. Что и произошло 17 апреля 1222 г. (Tabulae, Nr. 368).  

[lii] Müller G. Jerusalem  .

[liii] Бокман Х . Немецкий орден

[liv] Higounet C. Die deutsche Ostsiedlung im Mittelalter. Im Siedler Verlag.  

[lv] Gorski K. Zakon Krzyzacki a powstanie panstwa pruskiego.  Wroclaw, Warszawa, Krakow, Gdansk. 1977

[lvi]  Там же.  

[lvii] Чешихин Е.В. История Ливонии с древнейших времён. Рига,1884-1887.

[lviii] Holst N.v. Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten, Berlin. 1981.  

[lix] Там же.   

[lx] Там же ,

[lxi] Там же.  

[lxii] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer, Bonn, 1967.  

[lxiii] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh    

[lxiv] «Обычаи Ордена» дополнения к орденским статутам.

[lxv] Forstreuter K. Der Deutsche Ordeh    

[lxvi] За исключением крепостей Керак и Крак де Монреаль.

[lxvii] Заборов М.А. 

[lxviii] Чешихин Е.В. История Ливонии. 

[lxix] Мельвиль М. История ордена Тамплиеров. Евразия. С. Петербург 1999. 

[lxx] Там же. 

[lxxi] Заборов М.А. Крестоносцы на востоке. Москва.1980

[lxxii] Holst N. v. Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten.   

[lxxiii] Заборов М.А. Крестоносцы на востоке. 

[lxxiv] Мельвиль М. История ордена Тамплиеров

[lxxv] Все эти добавления в герб магистра ордена никак не сказывались на гербе ордена, он по-прежнему выглядел как простой чёрный крест. Уже в 19 веке этот крест получил название  «латинский».

[lxxvi] Arnold U. Hermann von Salza 

[lxxvii] Там же   

[lxxviii] Чешихин Е.В.История Ливонии. 

[lxxix] Грамота скреплённая золотой печатью.

[lxxx] Агафья (1207-1242)- жена Конрада Мозовецкого, дочь Святослава Игоревича, князя перемышльского.( Петр из Дусбурга.    

[lxxxi] Чешихин Е.В История Ливонии

[lxxxii] Voigt J. Handbuch der Geschichte Preussens bis zur Zeit Der Reformation Bd.I

[lxxxiii] Чешихин Е.В. История Ливонии. Т. I

[lxxxiv] Caspar E. Hermann von Salza und die Grundung des Deutschordensstaats in Preussen. Tubingen 1924.

[lxxxv] Чешихин Е.В.История Ливонии. 

[lxxxvi] Рогачевский  А.Л. Кульмская грамота-памятник права Пруссии XIII в.С.Петербургского университета 2002.  

[lxxxvii] Рогачевский  А.Л. Кульмская грамота.

[lxxxviii] Пётр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. Издание подготовила Матузова В.И.  Москва, 1997. С.31.

[lxxxix] Пётр из Дусбурга. . 

[xc] Voigt J., Handbuch der Geschichte Preussens Ersten Band.  

[xci] Gause Fritz. Geschichte Preussen. Leep. 1986.  .

[xcii] Балляйя объединяли небольшие орденские владения коменды. 

[xciii] KurowskiF. Der Deutsche Orden. Hamburg 2000   

[xciv] Holst N. v. Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten

[xcv] Benninghoven F. Unter Kreuz und Adler. Der Deutsche Orden im Mittelalter. Meinz.1990.   

[xcvi] Nowakowski А. O wojskach Zakonu Szpitala Najswietszej Marii Panny Domu Niemieckiego w Jerozolimie zwanego krzyzackim. Olsztyn. 1988.

[xcvii] Hubatsch W. Montfort und die Bildung des deutschordensstaates im Heiligen Lande. Göttingen.1966

[xcviii] Holst N v. Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten

[xcix] Мельвиль М. История ордена Тамплиеров

[c] Частые и продолжительные отсутствия хохмейстера в Палестине вызывали внутри ордена недовольство и нарекания.

[ci] Boockmann H. Konrad von Thüringen. //   

[cii] Инвеститура (лат) - введение в должность.

[ciii] Arnold U.Gerhard von Malberg.//  

[civ] Nowakowski A. 0 wojskach Zakonu. S.26-27.

[cv] Это был юридически образованный орденский брат, выполняющий функции секретаря.

[cvi] Voigt J. Namen Coder der Deutschen Ordens-Beamter. Dr. Martin Sändig oHG 1843  

[cvii]  Arnold U. Gerhard von Malberg.//  

[cviii] Там же

[cix] Mergentheim – сегодня является центром Немецкого ордена в Германии.

[cx]  Arnold U. Heinrich von Hohenloe.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens.  

[cxi] Полагают, что он был избран в резиденции ордена Монфорт.

[cxii] Arnold U. Heinrich von Hohenloe.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens.   

[cxiii] Состоящей из туркмен.

[cxiv] Мельвиль М.  . 

[cxv] Forstreuter R.  Der  Deutsche Orden am Mittelmeer.    

[cxvi] Arnold U. Heinrich von Hohenloe.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[cxvii]  Militzer K. Günter von Wüllersleben.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens.  .

[cxviii] Мельвиль М.  . Количество рыцарей Немецкого ордена установить не удалось.

[cxix] Там же.  .

[cxx] Voigt J. Namen Goder.  

[cxxi] Militzer K. Poppo von Osterna (Osternohe).//Die Hochmeister des Deutschen Ordens. S.28.

[cxxii] Там же  

[cxxiii] Там же  .

[cxxiv] Forstreuter R.  

[cxxv] Мамлюк (мамелюк) - араб. белый раб, назывались воины-рабы, из которых со временем правления ас-Салиха Наджм ад-Дина состояла большая часть египетской армии. В 1250 г. мамлюкские беи свергли династию Айюбидов и захватила власть. Мамлюки набирались из тюрских, позже кавказских народов.

[cxxvi] Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. .

[cxxvii] Hubatsch W. Montfort und  die Bildung des Deutschordensstaates im Heiligen Lande.

[cxxviii] Labuda G. Anno von Sangerhausen.//

[cxxix] Holst N. v.  Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten.    

[cxxx] Начиная с около 1250 г. гарнизоны в замках были немногочисленны, каждая крепость должна была сопротивляться до подхода подкрепления.  Holst N. von.   

[cxxxi] Hubatsch W. Monfort und die Bildung des Deutschordensstaates im Heiligen Lande.  

[cxxxii] Labuda G. Anno von Sangerhausen.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[cxxxiii] Arnold U. Hartmann Heldrungen.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens.

[cxxxiv] Militzer K. Burchard von Schwangen/.// Die Hochmeister des Deutschen Ordens

[cxxxv] Voigt J. Geschichte Preussen, IV Band. Koenigsberg 1830.  

[cxxxvi] Около 4000 человек Там же  

[cxxxvii] Voigt J. Geschichte Preussen, IV Band.

[cxxxviii] Runciman S. Geschichte der Kreuzzüge. 3 Bd., München 1968.   

[cxxxix]  Voigt J. Geschichte Preussen,   

[cxl] Arnold U. Deutschmeister Konrad von Feuchtwangen. Göttingen, 1990.  

[cxli] Voigt J. S. Geschichte Preussen,  

[cxlii] Вероятно эти данные несколько преувеличены, однако не вызывает сомнения что силы мусульман во много раз превосходили число оборонявшихся.

[cxliii] Мельвиль М.   

[cxliv] Voigt J. Geschichte Preussen,  

[cxlv] Андреев А. Захаров В. Настенко И. История Мальтийского ордена. Москва, 1999.  

[cxlvi] Niess U. Hochmeister Karl von Trier (1311-1324) Stationen einer karriere im Deutschen Orden. Marburg, 1992. 

[cxlvii] Антошевский И.К. Державный Орден Святого Иоанна Иерусалимского, именуемый Мальтийским в России. С. Петербург, 1914.

[cxlviii] Voigt J. Geschichte Preussen,  .  Le Bret Staatsgeschichte vonVenedig B. I.