Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Куршский залив-Бермудский треугольник Балтийского моря

Карта Пруссии 17 век
Карта Пруссии 17 век

А.П. Бахтин. Дек. 2010 г.

«Бермудский треугольник» в Куршском заливе.

 

Занимаясь изучением истории Тевтонского ордена в книгах Фойгта[1] и других источниках я неоднократно встречал описание орденских конвоев, погибших в Куршском заливе. Большей частью эти конвои занимались снабжением замков, построенных вдоль берегов реки Мемель-Неман, и, прежде всего замка Рагнит, а также подвозили материал для строительства новых замков. Выглядело это таким образом. - В Кёнигсберге собирались корабли и большие ладьи, загружались необходимым грузом и шли вверх по течению реки Прегель. Дойдя до замка Тапиау, они переходили в речку Лаба (позже она называлась Деме или Дойне, затем Дейма). Это была мелкая, очень извилистая речушка, протекавшая в низине среди болот. Ввиду того что речка была мелкая, корабли полностью не загружались. Как правило, дополнительный груз корабли принимали у причалов замка Лабиау. Затем конвои выходили в залив, через который, обходя мели и камни, каких было множество, следовали до устья реки Мемель-Неман. Далее они поднимались вверх по реке, снабжая орденские замки всем необходимым. Дело в том, что снабжать замки по суше из-за отсутствия дорог было очень трудно, а местность вокруг замков на реке была настолько дикой, что снабжаться продуктами питания самим не было возможности, да и постоянные набеги литвинов сильно затрудняли самообеспечение. Для снабжения пограничных замков (Рагнит) в орденском государстве был введён особый налог. На этом пути как оказалось, главным препятствием для регулярного снабжения являлся Куршский залив (макс. длина 93 км., макс. ширина 46 км). Как ни странно этот мелководный залив, средняя глубина которого составляла 3,8 метра, а в самом глубоком месте достигала 5,8 метров, при северном ветре подымал достаточно крутую волну[2]. При такой волне и резком порывистом ветре небольшие суда часто теряли управление, и их разбивало на каменных банках.

Всего, по моим сведениям, в заливе потерпели крушения 5 больших и малых конвоев, не считая множества одиночных судов. 

 

 

 

Ещё в 90-х годах 20 в. я попытался выяснить, проводились ли до войны в заливе поиски затонувших кораблей. Связавшись со специалистами в Германии, выяснил, что такие работы до 1945 г. не проводились. Это меня  удивило, но в то же время появился  интерес, попытаться самим организовать эти поиски. Я встретился с директором музея «Мирового океана» (который находится в Кал-граде) С.Г. Сивковой  и предложил ей проект создания экспедиции по поиску затонувших орденских кораблей.  Она поддержала этот проект, но для его обоснования требовались оригинальные документы. Пришлось обращаться в Тайный Государственный  архив Прусского культурного наследства в Берлине, где хранятся архивы Немецкого (Тевтонского) ордена. Мой знакомый, г-н Енех бернхард Председатель международной комиссии по изучению истории Немецкого ордена и сотрудник Тайного Государственного архива Пруссии   вскоре прислал мне копию письма отчёта  (ХХ. HA Hist. Staatsarchiv Königsberg, Etats-Ministerium  127e Nr.20) за 1327 г. в котором шла речь о погибшем караване.



[1] Voigt Johannes,Handbuch der Geschichte Preussens  bis zur Zeit der Reformation. In drei Bаnder. 

Ersten Band.   Königsberg,  1850.

Zweiter Band. Königsberg,  1850.

Dritten Band.  Königsberg,  1843.  

Voigt Johannes,  Geschichte Preussen, von den älter Zeiten bis zum Untergange der Herschafttes Deutschen Ordens.  Dritten Band.(III) Königsberg, 1828.

Voigt Johannes,  Geschichte Preussen, von den älter Zeiten bis zum Untergange der Herschafttes Deutschen Ordens.  Vieeter Band.(IV) Königsberg 1830.

 Voigt Johannes,  Geschichte Preussen, von den älter Zeiten bis zum Untergange der Herschafttes Deutschen Ordens.  Fünft Band.(V) Königsberg 1832.

Voigt Johannes,  Geschichte Preussen, von den älter Zeiten bis zum Untergange der Herschafttes Deutschen Ordens.  …….. Band.(VI) Königsberg 1834. 

Voigt Johannes, Geschichte Preussens,  von den älter Zeiten bis zum Untergange der Herschafttes Deutschen Ordens.

Achter Band. (VIII)  Königsberg, 1838.

[2] Географический атлас Калининградской области. Калининград. 2002. С. 124.

Встал вопрос о его переводе с латинского языка. Знающие специалисты   из Калининградского Государственного Университета не нашли на это время, других знатоков латыни в Калининградской области не оказалось. Случайно познакомился со специалистом из Москвы Чистовым А.Н. который взялся за эту работу. Понадобилось больше года, что бы разобраться в этом тексте. В конце концов, перевод выглядел таким образом:

 

Письмо (отчёт). Перевод. ( Курсивом уточнено и добавлено мной.)

 

Во имя господа аминь. Так по человечески берём на себя труд и т.д. …. написать прилежный отчёт … целиком довожу до сведения, а так же свидетелями правдивыми подкреплённый. Благочестивый наш мудрый magister sonalis Wernherus (Вернеруса Вернера) и т.д. … (ландмейстер) Вернер фон Орзельн   …в попечении о защите мемельской области от язычников и прочих, в наши земли идущие морем, распорядился ставить в устье Мемеля (Немана) на подходе к Мемельбургу на острове (далее не понятно) то ли на острове Weynswerder – Вейнсвердер (Фойценевердер), то ли ставить на острове крепость Вейнсвердер (Фойценевердер). Вопрос о строительстве этой крепости поднял Andreas Consulos Seambos (Андреас фогт самбийский?). 

Далее Орзельн с орденскими консулами (?) (фогтами) рассылает послания во все комтурства немецкие, польские и прусские о вспомоществовании братии всем миром. Припасы в основном с запада свозились в Торн. Затем через Эрмланд и Натангию своим ходом начинает поступать всё необходимое (в том числе) изделия из металла, скобяные изделия,( ясно что)деньги, (возможно) провизия и т.д. (более менее связного описания груза получить не удалось). Всё это свозится в Кёнигсберг, где и хранится в замке под учётом Andreas Consulos Seambos (Андреаса фогта самбийского?). Также туда поступают грузы из «земель дальних» (возможно что-то иностранное). Далее:идёт весьма пространное рассуждение, как добраться до Фойценевердера, предупреждается об отмелях возникающих внезапно по течению Прегеля (вопрос к гидрологам?) и о том, что «далее плыть должно по течению Лабы».

Далее: корабли грузились у горы Тузиавин (Тувангесте), причаленные напротив острова (Кнайпхоф)- «внизу у острова если смотреть с горы» (с Кёнигсбергского замка, который располагался на обрывистом берегу)

Наконец, конвой (караван) вышел из Кёнигсберга, благословляемый многими епископами и другими духовными лицами под звон колоколов собора (Альтштадского) упованием на нашу Святую Родительницу - Дева Мария. (Тут ничего не говорится о дате отхода и количестве кораблей.).

   На кораблях отправилось 16 высших орденских чинов, не считая простых рыцарей. Список части орденских чинов:

Friedericus deValdenberg magnus commendator - Фридрих фон Вальденберг – Верховный комтур 1324-1330, гг.

Liutherus de Brunswig kommendator Elbilonges - Лютер фон Брауншвайг комтур Эльбинга 1327 г. Будущий верховный магистр ордена 1331-1335 гг.

Hermanus Hospitalius - Hermann von Qettingen Oberste Spitlerверховный госпитальер – он занимал эту должность с 8 ноября1320 г. по 27 сентября 1331 г.

Comedator in Christburg Cunradus Ksslhüttидентифицирован как Кессельгут –   это Konrad von Kesselhut, он был Oberste Tressler(казначеем ордена) c 14 февраля 1327 г. по 12 июля 1331 г., а с 1331 г. по июнь 1334 г. великий комтур. С 1333 по 1334 гг. он же по совместительству Ландкомтур Кульмский

Bodesvidus de Ceynenberg in Kunigsberg - видимо это Gottfried von Hahnenberg комтур Кёнигсберга с 6 апреля 1327 г. по 3 сентября 1329 г.

Teodoricus de Oldenburg in Balga – это, по всей видимости комтур Бальги Burggraf Dieterich von Altenburg с 17мая 1326 г. по 1331 г., он станет хохмайстером - Верховным магистром ордена в 1335-1341 гг.

Llutherus de Talheym in Brandenburgкомтур Бранденбурга Rüdiger von Thalheim c 1326 г. по 1334 г.

Albertus de Ors... in Ragenita domos commendators - это комтур Рагнита Albrecht von Ore (Auer?) c 1326 по 29 ноября 1327 г. Дальнейшую судьбу трудно проследить, поэтому можно предположить, что он погиб в заливе.

Heynricus de Usenburg antiga commendator Kunigsbg (сок.) – бывший комтур Кёнигсберга с 21августа 1315 г по 24 августа 1326 г. Heinrich von Isenberg. Похоже, что он тоже утонул.

Hugo de Almenhusen commendator in ThorunHugo von Almenhausen - комтур Торна с 24 августа 1326 г. по 1328 г.

Heynricus de Stouf ...(неразборчиво)…duotatus SambisHeinrich von Stouf (Stauff ?)- фогт Замланда с 7 января 1327 г. по август 1328 г.

Hartwigus vicecommendator in KonigesbergХартвиг, вице-комтур Кёнигсберга – на него ничего не нашёл.

Heynricus pruisor domus TapigovocВ это время с 15 июня 1326 г. по 15 августа 1328 г. в Тапиау был пфлегер-управляющим Heinrich Dusemer,

Otto de Dreyleyben pruisor doma Louchstettin - с 6 апреля 1327 г. Otto von Drhleiben (Drehleben) был пфлегером - управляющим Лохштедта. Видимо, приор-pruiso r- это всё-таки пфлегер. Похоже, что он тоже утонул, так как о нём нет больше никаких данных.

Frederus de Redars Malthurus vratus не идентифицирован

Согласно этому списку не все перечисленные люди погибли в водах залива.

 

           Конвой останавливается в Тапиау, после входа в речку Лабу (Дейму) и далее «через маленькую воду» (по мелководью) конвой доходит до Castrum Labiouvk (замка Лабиау). Дополнительно взяв на борт прови­зию, утром он вышел в Laks Kuronisi – Куршский залив и двигался к месту назначения под лёгким ветром. Видимость была прекрасная («видели землю вокруг»), видели по левому борту косу по правому берегу. Они прошли ка­кие то «камни», где «много и ранее кораблей пропало». После этой удачи «все помолились о данной милости» (об успешном исходе). Но тут вне­запно потемнело, и с севера(!) налетел «Kremser» (на померанских и мекленбургских берегах Балтики старые немецкие рыбаки употребляют словечко Krimser – внезапный шторм) принёсший тучи. Поднялся ве­тер, корабли конвоя начали сталкиваться между собой, часть кораблей по­теряли плавучесть и управляемость, и их потащило обратно на камни в сторону берега. Люди на кораблях рубили мачты и «такелаж». Многие ко­рабли с людьми «сокрыла вода». На поверхности плавали разбитые и смы­тые остатки.

Где это произошло, точно сказать трудно. Предположительно, у нашего берега на границе с Литвой. (?)

Далее, Орденский чиновник пишет о погибших (заупокойные пожелания):

Honurias de Bergow,

Thulo – краткая форма от Тильманн,

Klaus spiritualis homis (возможно, духовник - капеллан)

Frederus de Redars Malthurus vratus

«Написано в Кёнигсберге с передачей в Мариенбург. Года Господня 1327»

 

Известно, что и раньше (до 1327 г.) в заливе постоянно гибли караваны и одиночные суда.

В 1259г. караван орденских судов из Мемеля тоже канул в этих местах.

В 1284 г. потерпели крушение Данцигские корабли.

Самая известная катастрофа произошла в 1313 г., на этих камнях во время осады литовцами Мемельбурга (Мемеля-Клайпеды) разбился Орденский конвой. Хохмайстер Карл фон Трир послал из Кёнигсберга двенадцать небольших кораблей с провиантом в осаждённую крепость. По Прегелю суда дошли до Тапиау, затем по Лабе (Дейме) они с трудом дошли по мелкой речке до Лабиау, после чего вышли в залив. В заливе этот небольшой флот был разбит бурей.[1]

          Затем ещё одна известная катастрофа 1394 г. К тому времени на Балтике свирепствовал флот витальеров под руководством известного пирата Свейна Стурре. Конрад Юнгинген, верховный магистр ордена, договорился с датчанами навести порядок на Балтике. Орденский флот разделился на две части, большая часть в количестве около 80 пушечных когов спокойно вышла через Прегель и залив Фрише Хафф в море. Вторая меньшая часть около 10 когов из Кёнигсберга (через Тапиау и Лабиау) вышли в залив Курише Хафф и пропали.  

            Сохранилась ещё легенда, которую рассказывали моряки из Гамбурга: самый кровожадный пират на Балтике XIVвека Штёртебекер и его штурман Кено тен Брок, уходя от погони (а за ним гонялись не только орденские корабли, но и корабли всей Ганзы), часто прятался в заливе Курише Хафф. Он ночью проходил через узкий пролив мимо замка Мемельсбург (Клайпеда) и, не боясь ни мелей с камнями, ни сторожевых кораблей   укрывался в укромным местах залива. В 1401 г. он был всё таки пойман и повешен в Гамбурге.

 

В орденские времена, в 1395 г., верховный магистр Конрад фон Юнгинген приказал выпрямить русло реки Лаба–Дейма. Для этого был прорыт канал длиной 3,8 мили (около 37 км) от Тапиау до Лабиау[2]. Часть старого русла осталась правее и была засыпана. Сейчас здесь пойменные луга у Тапиау (Гвардейска) и выше по реке. «В 1404-1406 гг. верховный магистр выделил значительные средства на строительство шлюзов в местах, где они были необходимы». Для поднятия уровня воды орденом были построены 4 шлюза, в том числе у замка Тапиау (откуда начиналась речка) и у замка Лабиау (где она впадала в залив)[3].

Чтобы сократить путь по заливу было решено реку Гильге (впадающую в залив в 40 км севернее Лабиау) соединить каналом с речками и ручьями, впадавшими в Мемель–Неман. Но и этот непродолжительный выход в залив, который мог быть пройден за один день, не всегда удавалось пройти благополучно. Караваны гибли и на этом отрезке. Это было настолько регулярно, что орден, в конце концов, решил параллельно заливу прокопать канал от Лабиау до Гильге. Но закончить его Орден не успел. После 1410 г. денег на такие работы у него не было. Окончание работ по урегулированию водного состояния произошло во второй половине XIX в.



[1] Ambrassat August, Die Provinz Ostpreußen. Königsberg, 1912. S. 108-109

[2] Ambrassat August, Die Provinz Ostpreußen. Königsberg, 1912.

[3] Ambrassat August, Die Provinz Ostpreußen. Königsberg, 1912. S. 109-110

 

 

 

 

Каналы построенные и недостроенные орденом в обход Куршского залива.
Каналы построенные и недостроенные орденом в обход Куршского залива.

В дополнение к данной информации: Бернхард Енех 28.07.2000 прислал   письмо и копию документа за 1632 г. от 24 сентября, в котором говорилось, (перевод): - Возможно, событие, датируемое 1632 годом, поможет продвинуться в этом вопросе. Тогда большая группа виттинов из Литвы и России, число которых намного превышало 100, была настигнута бурей врасплох. По свидетельствам очевидцев тогда затонуло 50 кораблей и погибло 500 человек. Корабли двигались вниз по Мемелю, заходили в порт, плывя вниз по Гильге, в местечко Гильге. Там и произошла буря, по дороге к устью Шалтейка. Спасшиеся судна были возвращены в Немонию, в устье Шалтейка, либо в Гильге. По всей видимости, этот район (зона) представляла собой особенную угрозу, поэтому именно в этом месте необходимо провести обследование дна залива. Отрывок из книги Курта Форстройтера: «Мемель как торговый путь Пруссии на Восток». Кенигсберг, 1931, я приложу. Там упоминается случай (происшествие), на стр. 54-55.

 

Параллельно шёл сбор информации о самом заливе, заилиности дна, реактивности воды. Всё говорило за то, что условия сохранности погибших кораблей на дне залива должны быть идеальными, весь метал, дерево и керамика должны лежать на песке в безупречном состоянии. Это очень радовало и вселяло надежды. Единственной проблемой, с которой должны были столкнуться, являлась плохая видимость под водой. Но это казалось вполне преодолимым, т.к. поиск планировалось проводить на мелководье и банках, глубина которых не должна была превышать 1,2-1,4 метра. 

 

В это же время, в 2003 году в газете «Аргументы и Факты» было сделано несколько публикаций о погибших орденских конвоях.

 

В результате всего собранного материала было решено организовать разведывательную экспедицию по поискам затонувших в Куршском заливе орденских кораблей.

Время проведения работ планировалось в марте-апреле месяце, когда вода наиболее прозрачна на расстоянии (до 70 см). Но из-за намеченного праздника города Кёнигсберга, которому в мае 2005 г. исполнялось 750 лет, экспедицию пришлось перенестина июль месяц (о чём впоследствии очень сожалели).

Разведывательная экспедиция должна была проходить в течение 5 дней. Район: севернее устья р. Деймы на 8,5 км., банка Твёрдая.

Размер банки обозначенной буем: окружность диаметром около 100 метров. Грунт: гравий, мелкие камни, битый мелкий ракушечник.

Задача: провести разведку и осмотр данной банки, подъём обнаруженных артефактов.

Директор Музея Мирового океана Светлана Генадьевна Сивкова выделила катер с капитаном и руководителем разведывательной экспедиции, двух аквалангистов-дайверов из клуба организованного на базе музея. Достаточно быстро появился спонсор в виде Медиа - холдинга «Комсомольская правда». Задачей экспедиции являлась разведка вероятных мест катастроф и осмотр каменных банок, имеющихся на картах залива. К этому времени наметился и состав участников:

Музей Мирового океана - руководитель разведывательной экспедиции, капитан катера, два дайвера–аквалангиста и специалист.

Медиа – холдинг «Комсомольская правда» - журналист газеты «Комсомольская правда».

Государственный архив Кал. Обл. - научный руководитель.

ТВ - журналист и оператор.

За неделю до начала экспедиции научный сотрудник и глава холдинга выехали в г. Полесск. Из города по дороге проехали до посёлка Заливино. Добравшись до заброшенного немецкого маяка, стоявшего в устье реки, обнаружили в заливе буй, стоявший на якоре в районе банки Твёрдая. На всякий случай на берегу присмотрели место для базы. Для начала экспедиции всё было готово.

Утром 16 июля 2005 года катер с участниками поиска отправился в путь. Маршрут пролегал старым, проверенным ещё в орденские времена, путём: Кёнигсберг – Тапиау – Лабиау – Куршский залив. То расстояние, которое орденские корабли проходили за несколько дней, наш скоростной катер прошёл за 2 часа. База экспедиции расположилась в гостинице на канале Фридрихсграбен (строительство этого канала начинал ещё орден).

         В первый день после обеда вышли в залив для разведки ближайшей (8,5км) от устья Деймы каменной банки. Казалось, всё просто дойти до буя, обследовать досконально банку и вечером вернуться на базу. Но, как говорится, не тут-то было - буй отсутствовал. Долго метались по заливу, пытаясь с помощью гидролокатора обнаружить банку. Гидролокатор писал 3-3,5 метра и проплывающих под нами рыбин, но никак не хотел показывать глубину 1,2-1,4 метра. Ориентиров на воде никаких нет, GPS не захватили, уверенные, что буй стоит на месте. Наконец, гидролокатор показал 2,2 метра, и мы решили спустить дайвера обследовать дно. Аквалангист красиво, спиной вперёд, упал за борт.

Из его рассказа: – Я как будто попал в ад. Полная темнота, где верх, где низ - непонятно. Когда на четвереньках упал на дно, включил фонарь ( с мощностью автомобильной фары), то дальше 5 см ничего не было видно. Дно было каменистое, напоминало плохо уложенную мостовую. Поползал по дну, обследовал около двух квадратных метров, но ничего, кроме булыжников, не обнаружил.

         Наши дайверы пришли в уныние. В таких условиях искать «сокровища» они были неготовы. Так и не найдя банки, мы вернулись на базу. За ужином и весь вечер мы обсуждали сложившуюся ситуацию.

Было ясно, что «сокровища» мы сможем найти только в случае, если дайвер случайно упадёт на сундук. Тут же я вспомнил мнение знакомого инструктора аквалангиста: «Цена поиска на море соотносится с тем, сколько   однодолларовых купюр можно уложить на один квадратный метр дна.

         На следующий день, тщательно подготовившись и взяв на борт местного рыбака, мы пошли в залив. Залив встретил приличной волной случилось неожиданное задул северный ветер. Тот самый ветер, который топил средневековые корабли. Отойдя 3 километра от устья Деймы, поняли, аквалангистам будет трудно. Пройдя ещё 5 километров, поняли, будет трудно и оставшимся в катере. Когда GPS показал, что мы прибыли на место эхалот продолжал писать 2,3-2,5 метров глубины. Ветер усиливался, волна становилась всё круче. Уточнив показатели, попытались выйти на банку, но тут воспротивился капитан. Он отказался в такую погоду разыскивать банку, так как в результате поиска мы могли сами налететь на камни. Ушли на базу. В ожидании хорошей погоды прошло три дня. Время вышло, экспедиция закончилась.

 

2005 г. Экспедиция готовится к отходу. Командир экспедиции.
2005 г. Экспедиция готовится к отходу. Командир экспедиции.
капитан
капитан
прощание
прощание
Отошли от причала СМИ на борту
Отошли от причала СМИ на борту
Кёнигсберг остаётся за кормой.
Кёнигсберг остаётся за кормой.
проходим берлинский мост.
проходим берлинский мост.
Проходим Тапиау - Гвардейск
Проходим Тапиау - Гвардейск
Дейма - Лаба
Дейма - Лаба
Лабиау - Полеск мост Адлер
Лабиау - Полеск мост Адлер
. На базе у канала Фридрихсграбен.
. На базе у канала Фридрихсграбен.
Подготовка к выходу  в залив
Подготовка к выходу в залив
В заливе ищем банку.
В заливе ищем банку.
Спуск за борт
Спуск за борт
Вечер. Обсуждение.
Вечер. Обсуждение.