Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Колонизаторская деятельность замландских епископов и соборного капитула в 14 веке

А.П. Бахтин 2000 г.

С 1263 года Замланд стал надежным владением Ордена. От имени папы Иннокентия IV его легат Вильгельм, бывший епископ Моденский, в 1243 году разделил Пруссию на четыре епископства (Кульм, Помезанию, Эрмланд, Замланд). При этом было определено, что двумя третями всей территории  должен владеть Орден, одной третью епископ. Позднее в Замланде как и в других епископствах, было осуществлено разделение земель. В 1257 году первый замландский епископ Генрих фон Штриттберг получил от Ордена 1/3 «горы» Кенигсберг и ее ближайших окрестностей. Этот договор нашел свое продолжение в 1258 году, когда был разделен весь Замланд и коса «Фрише Нерунг» (Калининградская). Епископ выбрал для себя треть вокруг Кведнау (район Северная Гора в Калининграде). В 1331 году границы орденского и епископского владений были установлены твердо. После захвата Надровии (Надрауэна) Орден и там в 1352 году выделил епископу 1/3. Таким образом, епископ Замланда имел верховную власть над частью территорий нынешних районов Фишхаузен, Кенигсберг (сельский), Инстербург (сельский). В документах (1263-1322 гг.) содержатся сведения о многочисленных договорах обмена территориями между Орденом и епископом, которые осуществлялись всегда в пользу Ордена. В 1294 году был, наконец, организован Замландский соборный капитул, к которому перешло право выбора епископа из его же членов. Каноники и епископы должны были выбираться из рядов Ордена.          Поначалу у соборного капитула были лишь незначительные земельные владения в приходах Меденау и Варген. В 1302 году документально был зафиксирован раздел епархии между епископом и соборным капитулом в соотношении 2:1.Через год Орден отдал соборному капитулу несколько деревень под Лаутом (Исаково) и в 1304 году две усадьбы в Кенигсберге. В 1327 году капитул получил от епископа земли под Лаптау (Муромское, Зеленоградский район), в 1353 году часть его владений в Надровии, в 1366 и 1370 гг. деревни в каммерамте Повунден (Храброво, Гурьевский район)…

            Папа и кайзер гарантировали Ордену полный суверенитет на их территориях, т.е. «полную юрисдикцию, право чеканить монеты, право создавать рынки, взимать пошлины, налоги и т.п., контроль за передвижениями по воде и по суше, монополию на добычу соли и металлов». Такие же права получали епископы и соборные капитулы. Не могли они только проводить самостоятельную внешнюю политику… В организации управления своими владениями епископ и соборный капитул следовали примеру Ордена. Вся территория была разделена на каммерамты, главным административным лицом в них был  каммерарий (камергер). Каммерариями в епископстве Замланд до конца 14 в. назначались, по-видимому, пруссы, так как они должны были хорошо знать местный язык, чтобы общаться с местным населением… О размерах сельских поместий сведений нет. Известно однако, что в них занимались как растениеводством так и животноводством… К лесам относились с особой заботой. Точнейшие предписания регулировали порубку в лесах, которые охранялись дружинниками суверена, создавались заповедники… Нигде в письменных источниках нет данных о выдаче привилегий на занятие охотой, разрешения же на ловлю рыбы выдавались, напротив, очень часто. Дело видимо в том, что Кульмская грамота, на которую опирались епископы и капитул в своих распоряжениях и предписаниях, ограничивала землевладельцам (пользователям) право на охоту…          Замландские епископы и соборный капитул основали немало замков (епископские –   Фишхаузен, Меденау, Ринау, Тиренберг, Цигенберг, Повунден, Георгенбург; капитула –   Заалау, а также под Шаакеном).

 

            Епископ и соборный капитул передали большую часть своих земель поселенцам… Заселяя свои земли, епископ должен был в каждом случае получать согласие капитула, в то время как капитул свои действия с епископом мог и не согласовывать. Прежние владельцы этих земель – пруссы – потеряли всякие права на них; но только силой оружия удалось заставить их смириться с этим… Тем не менее из милости верховных властителей большая часть замландской земли осталась в прусских руках. Но епископ и соборный капитул одновременно заботились о распространении Немецкой культуры на завоеванных Орденом землях. Таким образом, в епископстве Замланд до конца 14 века возникли следующие немецкие поселения: город Фишхаузен (1299) (права города получил в 1305 году), поместья под Меденау, Зайдау (к северо-востоку от
Фишхаузена), Блудау, Касперсхёфеном, Штангау (район Кенигсберга), Заалау (район Инстербурга), деревни (немецкие) Нойендорф (Дивное, Зеленоградский район), Блуменау (в 4 км от Меденау), Кристиансдорф (под Лаптау), Ринау (Чайкино, Гурьевский район), деревни со смешанным населением Меденау, Зайдау, Тиренберг и другие…

            Заселение Фишхаузена занимались несколько локаторов, по всей видимости, бывших родом из Нижней (северной) Германии. Епископ разделил территорию будущего города на 40 участков, которые передавались поселенцам вечное владение. Как признание верховной власти епископа город должен был платить ему ежегодно до дня Св.Мартина 8 марок. Кроме земли город получил различные права и привилегии, равно как и запрещение некоторых видов деятельности имело место. Так город получил епископские луга для выпаса скота право рубить лес в окрестностях города (в полосе шириной в милю) для собственных потребностей (продавать древесину (дрова) им было категорически запрещено, для этого требовалось специальное разрешение епископа), ловить рыбу в заливе и море и т.п.

По примеру Ордена епископ запретил долговременную передачу городской земли во владение ордена. В случае, если такое братство вступало во владение городской землей, оно должно было в течение года ее продать. В противном случае проводилась оценка и отчуждение участка. Такое правило было в то время повсеместно внесено в городские кодексы, вероятно, для того, чтобы поселить как можно большее количество горожан. Судя по именам горожан, которые каким-либо образом сохранила история, они были выходцами из Германии. Таким образом, и в епископской части Замланда возник город с преимущественно немецким населением. Но здесь жили и пруссы, так как Тидеко, живший в Фишхаузене между 1319 и 1344 гг., несомненно был пруссом…

            Еще до того, как епископ Генрих построил замок Шёневик (Фишхаузен), он пожаловал в 1263 году первых немцев относительно крупным ленным владениями. Их большие размеры (например, поместье Генриха Штубеха под Меденау насчитывало 40 хуф) объясняются тем, что в это время, т.е. время после подавления второго восстания пруссов, здесь было много бесхозной земли…         Владельцы поместий, получая землю, брали на себя обязательство защитить замок (Шёневик), резиденцию епископа, от всех врагов. За это часть земельных владений освобождалась от налогов. При невыполнении этого обязательства вассалы лишались всех своих владений.  Как правило, ленники получали землю в абсолютную собственность. При необходимости епископ или соборный капитул (т.е. тот, кто наделял землей) мог позволить им пользоваться пастбищами, принадлежавшими соседствующим с их имениями прусским деревням и получать необходимую древесину в лесах, относящихся к территориям этих деревень, мог позволить также заниматься рыбной ловлей за пределами их ленов. Был случай, когда ленник получил право на заселение своих владений колонистами. Крупные поместья передавались во владение почти всегда и Кульмским правом…

 

            На ленниках лежала обязанность обороны страны: «каждый, кто получил во владение 40 хуф и более, обязан был в случае необходимости явиться на службу в полном вооружении, на боевом коне и в сопровождении по меньшей мере двух всадников. Владельцы меньших поместий должны были являться на военную службу в легком вооружении, т.е. кольчуге, шлеме, со щитом и копьем, и на соответствующем вооружению коне». Однако от этого закона допускались отступления. Например, военную службу можно было заменить выплатой денег – 1-2 марок и т.п. Ленники в большинстве своем получали землю, облагавшуюся налогами. В среднем за хуфу платили 1/2 марки.           Епископские ленники в отличие от большинства орденских не получали судебной власти над своими подданными. Судопроизводство отправлялось епископскими фогтами (наместниками). Епископ получал 1/3 от доходов суда (наместнического).

            Владельцами крупных поместий становились, как правило, немцы. Большинство немецких колонистов селились в деревнях свободными крестьянами. Их расселением руководил локатор, получавший от верховного правителя земли точно вымеренный участок. Часть этого участка становилась собственностью старосты, остальная земля делилась между крестьянами. Надел старосты не облагался налогом, за каждую хуфу крестьянской земли взимался налог в 1/2 марки. С согласия суверена, должность старосты, можно было продать. В немецких деревнях не запрещалось селиться и пруссам, но, по всей видимости, они этим правом не особо пользовались, хотя деревня со смешным прусско-немецким населением  существовали.           

Локатор за свои старания получал обычно должность старосты и 1/10 деревенской земли, освобождавшейся от налогов и барщины. Он мог пользоваться дополнительными, но уже облагавшимися налогом хуфами.            Должностные обязанности старосты заключались в представительстве всей деревенской общины и судействе по поводу незначительных преступлений (в серьезных случаях судопроизводство возлагалось на епископских наместников). Поскольку наказания в большинстве случаев назначались в виде денежных штрафов, то старосте причиталась 1/3 доходов с суда над немцами, а позднее и целиком. Остальные 2/3  и доходы с суда над пруссами поступали епископу (капитулу). Не установлено, судил ли староста единолично или он был лишь председателем деревенского суда. В судебных разбирательствах часто участвовали переводчики (со знанием прусского языка), получавшие специальное вознаграждение. 

            Значительные доходы приносила епископу (капитулу) выдача грамот мельникам и трактирщикам (иногда мельник и трактирщик сочетались в одном лице). В 13-14 вв. в большинстве своем это были немцы, так как к началу орденской экспансии пруссы еще не знали ни водяных, ни ветряных мельниц. Мельники и трактирщики платили денежный налог, а кое-кто и зерновой налог или другие виды налогов.

            Особо результативно шло заселение Замланда немцами (преимущественно из Северной Германии) при епископе Иоганнесе Кларе (1319-1344).       В затронутый период в епископстве Замланд имелось два польских поселения, о которых есть упоминания в документах. В 1338 году некий Николаус – поляк, владелец мельницы, трактира и одной хуфы пахотной земли рядом с замком Цигенберг, с согласия епископа продал свое владение другому лицу. В 1366 году епископ Бартоломеус выдал некоему Войко грамоту на основание польской рыбацкой деревни Пойсорт (Комсомольский в черте г.Светлый) в непосредственной близости от залива Фриш-Гаф. Жители этой деревни получили мало земли, но платили за нее необычайно высокий налог – 1 марку за морген. Вероятно этот налог включал в себя и налог на рыбную ловлю.  Поляков было в Замланде столь мало, что оказать существенного влияния на немцев и пруссов они не могли и сами вскоре ассимилировались.