Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

Немецкий (Тевтонский) орден в Испании

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

А.П. Бахтин,

главный архивист ОГКУ ГАКО

"Калининградские архивы" выпуск 10. Калининград, 2013. С.20-35.

 

Завоевание Пруссии Тевтонским орденом по остаточному принципу

 Весной 1231 г. небольшой орденский отряд в количестве девяти орденских братьев и отряд польских и немецких пилигримов-крестоносцев переправились через Вислу. Началось покорение Пруссии. Что же предшествовало этому вторжению, и почему для такого масштабного плана Тевтонским орденом были выделены такие незначительные силы?

В 20-х годах тринадцатого столетия обессиленное феодальными неурядицами польское государство начало подвергаться безжалостным прусским набегам. Особенно страдали пограничное с пруссами княжество Мазовецкое и епископство Плоцкое. В результате этих набегов на тогда еще польской Хельмской земле, находившейся на правом берегу Вислы   польского населения практически не осталось её захватили пруссы.

Польский князь Конрад Мазовецкий решил просить помощи у Тевтонского ордена, который отличился в аналогичной ситуации в Венгрии в борьбе с половцами. В 1225 г. было организовано посольство и отправлено к Верховному магистру Тевтонского ордена   Германну фон Зальца. Послы прибыли к нему в Италию в начале 1226 г. Ордену предлагалось взять во владение Хельмские земли, с обязательством покорить Пруссию.

Начались длительные переговоры, затянувшиеся на четыре года.

После получения в 1226 г. от императора   Священной Римской империи Фридриха II Штауфена «Золотой буллы», подтверждающей передачу ордену Хельмской земли и позволяющей покорение Пруссии, орден решается принять на себя ответственность по прикрытию польской границы с последующим завоеванием Пруссии.

 Для продолжения переговоров Верховный магистр Тевтонского ордена Германн фон Зальца в 1226 г. отправляет двух орденских рыцарей Конрада фон Лансберга и Отто фон Залайден, в сопровождении восемнадцати вооружённых всадников в Мазовию. Во время их пребывания там сильное прусское войско вторглось в эти земли и, уничтожая все на своём пути, дошло до Плоцка. Орденские рыцари были поставлены во главе польского войска и в ожесточённом бою нанесли пруссам поражение. Оба орденских рыцаря с отрядом остались в Мазовии. Конрад построил для них на левом берегу Вислы небольшой вальный замок с деревянными стенами. Эта небольшая крепость была названа Фогельзанг. В ней орденские рыцари поджидали подкрепления от верховного магистра[1], а пока проводили разведку на границе и изучали ситуацию в прусских землях. Окончательное решение орденским руководством принято ещё не было, и переговоры продолжались.

Весь 1227 г. Германн фон Зальца по поручению императора Священной Римской империи Фридриха II Штауфена готовил крестовый поход в Палестину. В разгар шестого крестового похода, несмотря на свою занятость, Великий магистр не упускал из вида польско-прусскую проблему. Весной 1228 г. к Конраду Мазовецкому было отправлено новое посольство и подкрепление во главе с комтуром Филиппом, орденским братом Генрихом и орденским монахом Конрадом. Комтур Филипп, видимо, временно принял на себя руководство орденским отрядом. Прибытие основных сил орденских рыцарей на границу откладывалось до окончания крестового похода.

Только к концу 1229 г. Герман фон Зальца вновь вернулся к польско-прусской проблеме.

Было понятно, что для того чтобы начать завоевание Пруссии, необходимо было выделить достаточное количество финансов и вооружённых сил. Какие силы для полноценных боевых действий должен был  иметь Орден? Из дальнейшего хода завоевания Пруссии мы сейчас можем предположить, что Ордену необходимо было не менее 150 рыцарей со значительным сопровождением в лице оруженосцев и кнехтов и, конечно, снабжение их всем необходимым. Проблема заключалась в том, что таких сил у молодого ордена просто не было.

Надо учесть, что у Тевтонского ордена в это время имелись и другие более важные обязательства. Это, прежде всего, оборона Святой Земли, отнимавшая основные силы ордена, по некоторым данным две трети рыцарей находились на Ближнем Востоке. Гарнизоны Тевтонского ордена были разбросаны от Киликийской Армении на севере до границы с Египтом на юге, а это около 700 км.

Немаловажное значение имело и присутствие ордена в Испании, куда он был приглашён королём Фердинандом IIIКастильским. Тевтонский орден вместе с другими рыцарскими орденами (тамплиеров и иоаннитов) с 1222 г. принимал участие в затянувшейся реконкисте против мусульман. Можно предположить, что в Испанию было переброшено не менее трети всех вооружённых сил ордена.

Таким образом, завоевание Пруссии пришлось проводить по остаточному принципу, делая основной упор на помощь пилигримов-крестоносцев из Польши и Германии. Об этом Германн фон Зальца предварительно договорился с папой Григорием IX, провозгласившим в Европе крестовые походы в Пруссию.

К весне 1230 г. на границу с Пруссией прибыло ещё несколько орденских рыцарей под предводительством Немецкого магистра Германна фон Бальк, назначенного ландмейстером   Пруссии. С ним прибыли: уже не молодой, но опытный Дитрих фон Бернхайм, назначенный маршалом, комтур брат Конрад фон Тутелен и хауз-комтур Генрих фон Берка. Должность госпитальера в Пруссии занял Генрих фон Виттхендорф фон Цайтц. Вместе с четырьмя рыцарями, прибывшими ранее, набиралось девять человек. С ними приехало и сопровождение:  оруженосцы и кнехты[2]. Если учесть (по разным оценкам) соотношение рыцарей и сопровождения, то орденский отряд мог насчитывать около 100 человек.

 

Для укрепления базы на левом берегу Вислы орден в марте  приобрёл у епископа Плоцка местность Нессау, граничившую с Пруссией, где был построен замок Нессау. Ещё до наступления орден неоднократно сталкивался с нападавшими пруссами, о чём упоминает и Петер из Дусбурга в  хрониках Земли Прусской[3]. За пять лет нахождения орденских братьев на границе они достаточно хорошо изучили ситуацию в Пруссии и готовы были к выступлению.

Весной 1231 г. небольшой орденский отряд во главе с Германом фон Бальк совместно с подошедшими крестоносцами переправился на восточный берег реки Вислы[4]. Началось завоевание Пруссии, которое из-за хронического недостатка людских и финансовых ресурсов затянулось на более чем пятьдесят лет. О том, что при более благоприятных условиях это можно было бы сделать во много раз быстрее, говорит поход чешского короля Отакара (Оттокара) II зимой 1254 - 1255 гг. Король в январе 1255 г., за пять дней завоевал Самбию, правда, для подобного блицкрига у него в 1255 г. было не менее 200 рыцарей.

  На правом берегу Вислы, у деревни Кверц (Qwercz) были обнаружены частично уже разрушенные валы старой крепости Турн (Turn)   Под защитой рыцарских отрядов крепость была быстро укреплена прочными валами и стенами и оборудована в качестве надёжного плацдарма на правом берегу Вислы[5]. Назвали эту крепость Торн.

В этом же году, захватив несколько прусских крепостей, орден добился от некоторых прусских нобилей принятия христианства, в дальнейшем пруссы христиане сражались на стороне ордена[6].

 

Укрепив свой плацдарм на правом берегу и перезимовав, орден, летом, дождавшись прихода отряда пилигримов во главе с бургграфом Бурхардом фон Магдебург (Burchard von Magdeburg), приступил к завоеванию Хельмской земли (нем. Кульмская земля). Продвигаясь вдоль реки на север, орден построил крепость Альтхауз. Следующим укреплением, основанным орденом на берегу Вислы, был Кульм. Эта крепость на некоторое время стал административным центром Тевтонского ордена в Пруссии. Здесь же было образованно первое комтурство. Присланный с подкреплением орденский брат Берлевин (Berlewin) был назначен первым  комтуром в Пруссии.

Поздно осенью небольшой орденский отряд совместно с пилигримами Бурхарда фон Марбург совершили вдоль Вислы бросок на север. Пройдя через Кульмские земли более 60 км, они вышли на границу с Помезанией. Поспешно (приближалась зима) основали замок Мариенвердер.

Поздней весной 1233 г. к бургграфу Магдебургскому, у которого ещё не истёк срок данного им обета[7], и всё ещё находящемуся в Кульме, присоединились польские князья из Мазовии, Куявии, Кракова, Поморья, герцог Хайнрих (Heinrich) из Бреслау (Вроцлава), а также князь гнезненский[8]. Похоже, что и Орден прислал ещё нескольких рыцарей.  

По распоряжению Германна фон Бальк они сосредоточились у замка Мариенвердер, который был перенесён и отстроен на более удобном месте. Орденскому брату Людвигу фон Квидену (Quidenu) или Кведену (Queden) было доверена его оборона[9]. Так прошла часть лета.

Пруссы, озабоченные внушительным войском крестоносцев на своих границах, направили к тем посольство. Послы дали слово, что пруссы не хотят войны с христианами и желают принять крещение. Поверив данным словам, епископ Кристиан с сопровождением направился к пруссам с целью обращения язычников в христианство. Пруссы, устроив засаду, неожиданно атаковали его, перебив всю свиту и захватив епископа в плен[10].

На этой почве в лагере крестоносцев произошёл раскол. Часть польских князей, находившихся на стороне епископа, выступила с предложением договориться с пруссами об освобождении Кристиана из плена. Германн фон Бальк и орденские рыцари были против, выступая за продолжение похода. Распря между ними затянулась, крестовое войско бесцельно рассеялось в Кульмской земле, ожидая решения. Ландмейстер доложил магистру о происшествии, а тот, воспользовавшись ситуацией, доложил папе Григорию IX о пленении и, возможно, гибели Кристиана, а также об отсутствии единства в лагере крестоносцев. Папа немедленно отреагировал, написав в послании князьям и орденским братьям о единении, мире и послушании распоряжениям ландмейстера[11].

За время раздоров Германн фон Бальк успел побывать в Шленске (Силезии) и Богемии (Чехии) в надежде получить помощь[12].

Сложившаяся ситуация показывает, насколько орден зависел от помощи крестоносцев. В крестовом войске разброд - и орден уже не может самостоятельно продолжить наступление. Собственных сил у ордена было недостаточно, так как из полутора десятка орденских рыцарей хотя бы по одному надо было оставить в уже имевшихся замках, разместив в них, конечно, достаточный гарнизон.

Распоряжение папы вынуждено примирило обе стороны, и уже зимой поход продолжился. Войско пилигримов вторглось в Помезанию и продвинулось к реке Сиргуне (Sirgune)[13], где в тяжелейшем сражении разбило большое ополчение пруссов. Сами же крестоносцы, понеся значительные потери, не решились продолжить наступление и отошли на юг[14]. По просьбе ландмейстера, прежде чем уйти, они, используя остатки старой языческой крепости, построили замок Реден (Rheden; польск. Radzyn Chlminski)[15]. Благодаря этому замку было прикрыто восточное направление.

Без помощи крестоносцев, ушедших по истечению срока, орден был очень ограничен в своих возможностях. Поэтому 1235 г. прошёл спокойно, задачей ордена являлось сохранение уже завоёванного.

В августе 1235 г. на рейхстаг в Майнце вместе с императором Фридрихом II  прибыл Германн фон Зальца. На его призыв о помощи братьям ордена в Пруссии первым отозвался маркграф Генрих Майсенский и Тюрингский (Heinrich der Erlauchte (Прославленный) Markgraf von Meißen und Thüringen). К нему присоединились и многие участвовавшие в рейхстаге дворяне. Уже весной 1236 г. маркграф Генрих и 500 его воинов появляются на берегах Вислы. В это же время из Германии прибывает ещё один многочисленный отряд пилигримов. Совместно с орденскими братьями неожиданным ударом с юга и запада они вторглись в Помезанию. Пруссы были захвачены врасплох, и крестоносцы с орденскими братьями одержали победу.

Следующим шагом в покорении Пруссии было завоевание Погезании. Для этого Маркграф Генрих дал полезный совет - построить для этой экспедиции корабли. Два корабля: большой «Фридланд» и поменьше «Пилигрим»[16] - двинулись вниз по реке Ногат в залив. На восточном берегу у одной из проток на острове был заложен замок Эльбинг[17]. С поставленной задачей орден справился, у него теперь появился выход через залив в море, так как в то время коса Фришес Нерунг (Вислинская) имела напротив Эльбинга пролив[18]. Началось завоевание земель Погезании.

Под сильнейшим давлением папы - фактически это был приказ[19], состоялось вынужденное  объединение Тевтонского ордена с меченосцами. В Витербо 13 мая 1237 г. была подписана булла о слиянии орденов. Эта булла заставила Тевтонский орден взять на себя ответственность и за Ливонию. Германн фон Зальца прекрасно понимал, что, кроме лишних проблем, это объединение ничего ордену не принесет, но противостоять решению папы не мог, поскольку от того зависел приток пилигримов в Пруссию. Сам Зальца из Витербо отправился к императору Фридриху II в Германию просить денег на снаряжение рыцарского отряда к берегам Даугавы. Вместо необходимых подкреплений для Пруссии у императора пришлось брать деньги для оказания помощи Ливонии.

Следующий, 1238-й, год был для ордена неудачным. Во время экспедиции на кораблях в Вармию при осаде прусской крепости Хонеда он потерпел поражение, практически весь отряд был уничтожен [20].

Весной 1239 г. с прибытием фюрста (князя) Отто Браунгшвейгского (Otto das Kind (Ребёнок) von Braunschweig) наступление ордена продолжилось в двух направлениях: вторжением в Вармию и Погезанию. Отряд пилигримов под руководством Отто Брауншвейгского захватил Погезанию. Ни одно из прусских племён не пришло погезанцам на помощь, и те были вынуждены выдать заложников и принять христианство[21]. В это же время пала прусская Хонеда, на её месте была основана крепость Бальга[22]. На следующий год (1240) Немецкий орден начал продвижение в глубь Наттангии.

Весной 1241 г. орденские рыцари впервые столкнулись с татаро-монголами. Хан Бату (Батый), разгромив в двух походах русские княжества, начал наступление на Европу. Он разделил своё войско на две части. Бóльшую часть возглавил сам Батый, двинувшийся на Венгрию. Северное войско под предводительством царевича Орду (Хорду-Ичана) вторглась в Польшу. К этому войску присоединилась дружина смоленского князя Всеволода Мстиславовича, вероятно, под командой его племянника Михаила Ростиславовича, и литовский отряд князя Аскала. В конце января армия Орду взяла Люблин. Под Турском 3 февраля татары разбили войско малопольских князей, а в конце февраля был захвачен Сандомир.

  На помощь польскому князю Генриху Набожному выступили немецкие бароны северной Марки, а также братья Тевтонского ордена, местные тамплиеры и госпитальеры. Тамплиеры имели в этом районе 9 братьев-рыцарей и 500 воинов[23]. Попытка князя Генриха соединиться с чешским королём Вацлавом I не удалась. Татары 9 апреля 1241 г. навязали ему бой у города Легнице (Лигнице). Сражение началось ранним утром атакой рыцарей, под их натиском татары стали медленно отступать. Фланговые отряды татар покинули поле боя, центр отступил к полевому лагерю. Татары сумели вовремя перегруппировать силы и занять новую позицию. Лучники расположились с двух сторон от лагеря, их фланги прикрыли воины с тяжёлыми копьями. Попытка рыцарей обойти лагерь с флангов не удалась, они попали под удар лучников. Тогда рыцари ударили в центр и попытались захватить лагерь, где за возами укрылись защитники. Но атака захлебнулась, в это время на поле боя вернулись отступившие отряды татар. Мощным ударом татары опрокинули рыцарей[24]. Орденские братья находились на левом фланге и под мощным натиском татаро-монгольской конницы почти все были уничтожены. Из храмовников спаслось только три брата[25]. В этом сражении, как полагает Клаус Милитцер, ландмейстер Пруссии Поппо фон Остерноэ был тяжело ранен[26].          

  Тевтонский орден только частично успел пополнить свои обескровленные поражением ряды, как летом 1242 г. началось восстание пруссов, поддержанное князем Святополком. Орден потерял почти все, чего достиг в Пруссии, из 21 крепости рыцари смогли удержать за собой только Торн, Кульм, Реден, Эльбинг и Бальгу.

  Срочно нужна была помощь, но у Ордена и на этот момент свободных сил не было, всё уходило на Ближний Восток, где обстановка принимала всё более угрожающий характер, вследствие чего Тамплиеры, Иоанниты и Тевтонский орден были вынуждены объединиться, к ним присоединились местные рыцари Сирии и Ливана, а также султаны Дамаска и Хомса. Силы союзников выступили против начавшего наступление султана Египта ас-Салах Эйюб Наджм ад-Дина (1240-1249). Битва произошла у Газы 17 октября 1244 г., султан атаковал левый фланг союзников, состоящий из мусульман. В жестокой схватке левое крыло было уничтожено, а уступающие в численности христианские отряды были окружены. В течение двух дней они оказывали ожесточённое сопротивление. Великий магистр тамплиеров Арман Перигорский пал с тремя сотнями рыцарей своего ордена. Великий магистр госпитальеров, потеряв двести рыцарей, был захвачен в плен[27]. Рыцари Тевтонского ордена почти полностью полегли в этом сражении. По сообщению патриарха Роберта Иерусалимского, под Газой погибло четыреста  братьев Тевтонского ордена (надо полагать, число орденских братьев Тевтонского ордена несколько завышено). Только тридцать шесть тамплиеров, двадцать шесть братьев ордена св. Иоанна и три рыцаря Тевтонского ордена вернулись с поля битвы[28]. Это говорит и о соотношении приоритетов, и о том, чем являлись для ордена Святая Земля и забытая Богом Пруссия.

 Верховному магистру пришлось срочно отправлять все имеющиеся в Европе силы в Палестину для пополнения гарнизонов. Пруссия, оставленная на произвол судьбы, могла надеяться только на пилигримов из Германии.

   Европа, напуганная нашествием Батыя и поражением в Святой Земле, не могла выделить крестоносцев для помощи Пруссии. Только через девять лет после последнего пребывания крестоносцев и шестилетнего затянувшегося восстания,  зимой, в начале 1248 г., в Пруссию прибыл герцог Генрих I Анхальтский. Ландмейстер Пруссии Генрих фон Вида под прикрытием прибывших пилигримов построил новый замок Ной Христбург, прикрывавший Эльбинг с юга. Строительство было закончено весной, для защиты нового замка был оставлен крепкий гарнизон[29].

Орденский замок в самом центре восставших пруссов сильно мешал последним. На  собрании вождей было решено захватить и разрушить его. Собрав войско, повстанцы направились к Ной Христбургу. Их авангард был атакован ландмейстером и полностью уничтожен, деморализованные этим поражением пруссы разбежались. В это время их союзник князь Святополк, не зная ещё о поражении пруссов, отправил к ним передовой отряд. Но, внезапно атакованный из засады ландмейстером Генрихом фон Вида, союзнический отряд в панике бежал к главному войску, которое обратилось в беспорядочное бегство, частично было уничтожено, частично рассеялось, а остальные, прижатые к реке Висла, были взяты в плен. Сам князь спасся на речном судне, пережив тяжелейшее унижение. Ландмейстер переправился на другой берег и подверг Поморье ужасному опустошению.[30]

Это поражение сломило ранее непоколебимую отвагу Святополка,    12 сентября 1248 г. состоялась встреча князя и ландмейстера. На встрече произошло подписание мирного договора.

  С этого времени ситуация коренным образом стала меняться. В следующем 1249 г. на помощь ордену прибыли маркграф Отто III Бранденбургский (Благочестивый) и граф Шварцбургский Генрих. Положение ордена в Пруссии укрепилось, и восстание было окончательно подавлено.

К 1252 г. ситуация в Пруссии стабилизировалась, и орден приступил к дальнейшему завоеванию прусских земель. Зимой 1252-1253 гг. было совершенно вторжение в Самбию (Замланд). Комтур Христбурга Генрих Штанге с небольшим отрядом орденских братьев и вспомогательным войском верных ордену пруссов (о помощи пилигримов ничего не известно) переправился зимой по косе Фрише Нерунг, через замёрзший пролив в районе Лохштедта вышел к Гирмове (Гермау - сейчас пос. Русское Зеленоградского района Калининградской области). Здесь произошла битва, в которой орден потерпел поражение. Сколько было потеряно орденских рыцарей, сказать трудно. Известно только о двух погибших, это сам Генрих Штанге и его родной брат Германн. Можно предположить, что были потери и среди простых кнехтов и пруссов. Это, казалось бы, незначительное поражение заставило магистра Поппо фон Остерноэ лично обратиться за помощью к чешскому королю Отакару (Оттокару) II. Это показало, насколько слаб  был Орден в Пруссии, и поставило под сомнение его возможность  дальнейшего продвижения в прусские земли.  

Только личное участие Отакара II, выступившего из Чехии в декабре 1254 г., помогло изменить ситуацию. Сосредоточив свои силы на Бальге, утром 9 января 1255 г. он выдвинулся из замка через залив к Меденау (ныне пос. Логвино Зеленоградского района), 10 января уже был около Рудау (пос. Мельниково Зеленоградского района) и взял штурмом мощную крепость, 11 января вечером остановился севернее Вальдау (пос. Низовье   Гурьевского района), 12 января, взяв Каймен (пос. Заречье Гурьевского района)   прошёл на Тапиау (Гвардейск), и за пять дней завоевание Самбии закончилось. Уже 13 января от Тапиау по руслу реки Преголя Отакар ушёл на Твангсте (в район будущего Кёнигсберга) и, не задерживаясь, отбыл домой.    

Затем помощь из Европы отсутствовала в течение пяти лет, и орден в Пруссии с помощью союзных пруссов совершил только один поход вдоль реки Алле в целях улучшения границ завоеванных территорий. Остальное время он укреплял оборону, строил замки, занимался внутренним обустройством завоёванных земель. Когда летом 1260 г. началось второе восстание пруссов, малочисленность орденского контингента не позволила ему вести активные боевые действия. Всё что орден мог - это оборонять часть сохранившихся за ним замков и надеяться на помощь крестоносцев. Ситуация усугубилась ещё и тем, что и в Ливонии началось большое восстание куршей, литов и леттов. Верховный магистр Анно фон Зангерхаузен в 1261 г. прибыл в Ливонию, чтобы ознакомиться с положением на этой территории. Оттуда он убыл в Рим к папе Урбану IV, который издал несколько булл, призывавших к походу против восставших. Верховный магистр возвратился в Германию, чтобы организовать крестовый поход графов Вильгельма IV Юлихского и Энгельсберга из Марки. Благодаря этому походу, в 1263 г. был деблокирован Кёнигсберг и подавлено восстание в Самбии, но в Натангии и Вармии пламя восстания только усиливалось.

Сам Орден ничем не мог помочь братьям в Пруссии - как раз в это время началось наступление мусульман в Палестине.

Наконец, с прибытием в Пруссию в 1265 г. фюрста Брауншвейгского Альберта (Albert von Braunschweig), в 1266 г. – маркграфов Бранденбургских Йохана (Johann Markgraf von Brandenburg) и Отто (из-за погоды поход был неудачным), в 1267-1268 гг. - короля Чехии Отакара II и маркграфа Бранденбургского Отто, восстание сошло на нет. Оставались отдельные незначительные отряды пруссов, которые вели повстанческую войну. С прибытием в Пруссию графов Гюнтера и Дитриха Регенштайнских восстание было окончательно подавлено. Надо учитывать, что наряду с королями, курфюрстами, фюрстами, герцогами и графами, в походах на Пруссию более чем за 50 лет участвовали и сотни простых рыцарей.

В это же время все свободные силы Тевтонский орден бросает на Ближний Восток. В 1265 г. мусульмане атакуют резиденцию ордена замок Монтфорт (Штаркенберг), с трудом орденские рыцари отстаивают его. Но натиск был такой силы, что, не дожидаясь повторной атаки, было решено перевести в Акру архивы и казну ордена, где у него был укреплённый центр.[31] В 1271 г. Монтфорт вновь испытал судьбу. Осадив крепость, мусульмане сделали ряд попыток захватить его штурмом, но все попытки были отбиты защитниками. Когда мусульмане подвезли осадные приспособления и с их помощью разрушили северную стену, рыцари получили разрешение верховного магистра сдать замок и отойти в Акру; таким образом, 12 июня 1271 г. Монтфорт пал.[32] Резиденция была перенесена в Акру.

После подавления восстания в Пруссии в 1272 г. орден начал  готовится к завоеванию Надровии.  После 1272 г. не зафиксировано ни одного крупного отряда пилигримов из Западной Европы, но можно полагать, что  в рядах орденских отрядов имелось некоторое количество пилигримов-крестоносцев.

Таким образом орден в Пруссии мог надеяться только на мощь своих вооруженных сил. Прибывающие из Германии орденские рыцари были так малочисленны, что их едва ли хватало на поддержание в боевой готовности гарнизонов крепостей и замков. Упор был сделан на покорённые прусские племена, которые по договору с орденом были обязаны выставлять вооружённые силы для походов против язычников. Надо полагать, что орден понимал некоторую ненадёжность этих ополчений, но другого выхода у него не было.

Вице-ландмейстер и маршал Пруссии Конрад фон Тирберг Младший (замещавший старшего брата, отбывшего в Германию за подкреплением) в 1274 г. направил Самбийского фогта Дитериха фон Лиделау (Dieterich v. Liеdelau) на завоевание Надровии. Войско состояло преимущественно из союзных пруссов с небольшим количеством орденских братьев.  К тому времени многие знатные люди Надровии перешли на сторону Ордена, и завоевание края не представляло большой трудности.  

 После завоевания Надровии, ландмейстер Пруссии Конрад фон Тирберг в 1277 (1278) г. приступил с помощью союзных пруссов к завоеванию Скаловии. Захватив крепости скаловов на южном берегу, орден в 1279 г. разрушил крепость Рамиги (Рамбинас) на северном берегу[33]. Вскоре Скаловия покорилась ордену и приняла христианство [34].

После завоевания Скаловии Тевтонский орден сосредоточил все свои силы против Судавии (Ятвяги) и Галиндии.  Ещё во время восстания 1260-1272 гг. племена судавов (ятвяги) неоднократно вторгались в орденские владения. Это было самое многочисленное и сильное прусское племя. В период боевых действий оно могло выставить до 6000 всадников[35].  Тевтонский орден понимал всю сложность завоевания этого края и в кризисные для себя периоды (прусские восстания) не раз соглашался  передать эти земли то Чешскому королю Отакару[36], то русским князьям. Завоевание Судавии вполне соответствовало политике феодальной Руси.  В 40-х годах XIII века состоялся совместный поход против Судавии Даниила Галицкого с польскими князьями. Около 1254 г. литовский Великий князь Миндовг заключил с Галицкими Романовичами мирный договор, по которому Даниил мог рассчитывать на Южную Судавию. По этому поводу в Рачонже в конце 1254 г. состоялись переговоры Даниила Галицкого и Земовита Мазовецкого с орденским вице-ландмейстером Бурхардом фон Хорнхаузеном, между ними был составлен договор, согласно которому орден в обмен на помощь уступал третью часть территории Судавии. В 1255 г. состоялся ещё один русско-польский поход в Судавию. Во время него была захвачена крепость и город Рай на перекрёстке водных дорог, ведущих из Мазовии на Русь. Это была главная пограничная крепость судавов (ятвягов), препятствующая вторжению вглубь края. На следующий год Даниил собрав большое войско с князьями Волоковыйским и Свислочским, Земовитом Мазовецким и Болеславом  Краковским сумел покорить судавов (ятвягов). Но уже в начале 1260-х годов под давлением татар Даниилу становится не до Пруссии, он вынужден бежать в Польшу затем в Венгрию[37].  

Вождь Судавии Скоманд в 1270 г. неоднократно вторгался на орденские территории, доходя до Кульмерланда[38].

Генеральный  капитул в Марбурге   в конце апреля 1279 г. объединил Пруссию и Ливонию под единым командованием и назначил Конрада фон Фойхтванген (Konrad v. Feuchtwangen) ландмейстером обеих территорий. Ознакомившись с разными условиями орденских владений, ландмейстер полностью положился на Конрада фон Тирберг-Младшего в Пруссии и отбыл в Ливонию. Это говорит не о слабости руководства, а указывает на прагматичную установку ландмейстера[39].

 В 1277 г., отбив целый ряд набегов судавов на орденские территории[40],   Конрад  фон Тирберг-Младший по договору с пруссами, принявшими христианство, смог привлечь их в качестве воинов на службу ордену. Часто объединённые отряды из орденских рыцарей и воинов пруссов (витинги) достигали тысячи человек[41]. С этими силами ландмейстер начал  планомерное завоевание  Судавии. К концу 1283 г. разрушенная и обезлюдевшая Судавия была завоевана[42]. На этом этапе основная территория Пруссия была покорена.

Началось освоение территории и тактическое улучшение обороны от начавшихся нападений со стороны Литвы.

Таким образом, Пруссия была завоёвана не благодаря особым усилиям Ордена, который дважды мог её потерять, а только вследствие помощи прибывавших пилигримов-крестоносцев из Европы и на окончательном этапе благодаря массовой поддержке местного - прусского нобилитета.

Мусульмане 5 апреля 1291 г. осадили последний оплот христиан в Палестине – Акру. Мощные штурмы мусульман сдерживались ночными вылазками рыцарей. К началу мая первый пояс укреплений был взят; 18 мая раненый великий магистр госпитальеров Жан де Вилье, видя, что сопротивление бесполезно, вместе со своими рыцарями прорубил себе дорогу на орденскую галеру; в то время, как с палубы лучники прикрывали их отход, обрушив на врага град стрел, оставшиеся в живых иоанниты погрузились на корабль[43]. Их путь пролегал на Кипр.

Братья Немецкого ордена, видя, что на их участке городской стены врагов невозможно сдержать, отступили в орденский Дом, укреплённый так же сильно, как крепость. Попытки мусульман взять его штурмом были опрокинуты героической обороной рыцарей. Из-за своей малочисленности противостоять отборным силам египетского султана они не могли, и следующая атака была для них последней. Практически все рыцари Тевтонского ордена во главе с наместником-магистра Генрихом фон Боланден погибли в развалинах Акры. Едва ли кто-то избежал этой кровавой бойни[44].

Остатки ордена Госпиталя Девы Марии Немецкого Дома в Иерусалиме отступили в Венецию, где орден уже имел свой конвент. Верховный магистр Конрад фон Фойхтванген сразу по прибытии объявил тамошний Дом Тевтонского ордена постоянной резиденцией. Сюда же были перевезены архив ордена и его казна. В этот период Пруссия ещё не рассматривалась как главная база Тевтонского ордена. Деятельность ордена оставалась направленной на Ближний Восток. В это время никто не допускал мысли, что Святая Земля навсегда останется во власти неверных, без сомнения с этим были согласны и верховный магистр Тевтонского ордена, и его генеральный капитул.

  Спустя 53 года с начала вторжения ордена Пруссия была покорена. Не один из рыцарей, начавший поход в Пруссию, не дожил до его окончания. За это время было основано около 70 замков и временных укреплений, из которых в дальнейшем использовались около 50. За эти годы появилось около 15 городов с Кульмским и Любекским правом. Сменилось 8 хохмейстеров (верховных магистров), 14 ландмейстеров и 10 вице-ландмейстеров. Почти 20 лет орден был вынужден бороться за уже завоёванные и вновь потерянные земли. Не раз орден в Пруссии находился на грани краха и только благодаря поддержке крестоносцев-пилигримов сумел удержаться. Вызывает удивление упорство орденского руководства, не имевшего ни средств, ни военной силы для решения столь крупной по замыслу акции. Принятые на себя обязательства перед князьями Мазовии, императором и папой не позволили им прервать затянувшееся на десятилетия завоевание. Все эти годы орден вёл борьбу в Пруссии (и Ливонии) по остаточному принципу, он мог выделять для Пруссии только десятки своих рыцарей, численность которых ни разу единовременно не достигала 100 человек.

  В Кульмской (Хельмской) земле большую роль в обороне города Кульм (первое восстание) сыграло созданное горожанами городское ополчение. Немалую роль в завоевании Пруссии сыграли и принявшие христианство пруссы - благодаря этим коллаборационистам, Тевтонский орден смог устоять во время прусских восстаний. Как правило, гарнизоны осаждённых орденских замков состояли из пруссов-христиан, которыми командовали орденские рыцари. В период завоевания прусских земель Галиндии и Судавии (Ятвяги) численность орденских отрядов за счёт прусских витингов временами достигала тысячи человек. Сотрудничество с орденом прусских нобилей, как и приход пилигримов-крестоносцев из Западной Европы, сыграли основную роль в завоевании Пруссии.



[1] Voigt J. Handbuch der Geschichte Preussens bis zur Zeit Der Reformation. Königsberg,  1850. Bd. I. S. 119-120.

[2] Пётр из Дусбурга. Хроника земли Прусской / пер. В. И. Матузовой. М., 1997. С. 32. См. также: Voigt J. Handbuch. Bd. 1. S. 120.

[3] Пётр из Дусбурга. Указ. соч. С.32.

[4] Gause F. Geschichte Preussen. Leep, 1986. S.15.

[5] Voigt J. Op. cit. S.125.

[6] Пётр из Дусбурга. Указ. соч.  С.53-54.

[7] Обет рыцаря «принявшего крест» (идущего в крестовый поход) как правило, давался сроком на год.

[8] Пётр из Дусбурга. Указ. соч. С. 55.

[9] Voigt J. Op. cit. S. 127.

[10] Ibid. S. 129.

[11] Voigt J. Op. cit. 129-130.

[12] Jsinski T. Stosunki slasko-pruskie i slasko-krzyzackie w pierwszej polowie XIII wieki //Ars historica. Poznan,1976. S. 401.

[13] Сейчас р. Дзержгонь.

[14] Voigt J. Op. cit. S.130.

[15] Пётр из Дусбурга. Указ. соч. С. 281.

[16] Пётр из Дусбурга. Указ. соч. С. 57.

[17] Voigt J. Op. cit. S. 134.

[18] Gerlach H. Preussen. Aufstieg, Glanz und Untergang. Augsburg, 1994. S.121.

[19] Hellmann М. Die Stellung. S. 7.

[20] Guttzeit E.J. Der Kreis Heiligenbeil. Leer, 1975. S. 128.

[21] Guttzeit E.J. Op. cit. С.58.

[22] Dehio/Gall. Handbuch der deutschen Kunstdenkmaeler-Deutschordensland Preussen. München - Berlin 1952. S. 352.

[23] Мельвиль М. История ордена тамплиеров. С. Пб., 1999. С.222. 

[24] Мифтахов З.З. Курс лекций по истории татарского народа (1225-1552). С. 145-147.

[25] Мельвиль М. Указ. соч. С. 222.

[26] Militzer K. Poppo von Osterna (Osternohe)// Die Hochmeister des Deutschen Ordens 1190-1994. Marburg, 1998. S. 27-28.

    Voigt J. Namen Codex. S.3.

[27] Мельвиль М. Указ. соч. С. 223. 

[28] Forstreuter R. Der Deutsche Ordeh am Mittelmeer //Quellen und Studien zur Geschichte des Deutschen Ordens 2. Bonn, 1967.  S. 27. 

[29] Voigt J. Handbuch. В.1. S.164-166.

[30] Voigt J. Op. cit. S.165-166. Петр из Дуйсбурга. С.81. 292.

[31] Holst N. von. Der Deutsche Ritterorden und seine Bauten. Berlin, 1981. S. 43.; Hubatsch W. Monfort und die Bildung des Deutschordensstaates im Heiligen Lande//Nachrichten der Akademie Wissenschaften in   Goettiingen, 1966. Nr. 5.   S. 187.

[32] Hubatsch W.   Opcit S. 188.

[33] Пётр из Дусбурга.   С.125

[34] Там же.  С. 126-127.

[35] Там же.  С.50

[36] Voigt J. Handbuch. В.1. S.231.

[37]  Щавелева Н.И. Прусский вопрос в политике Даниила Галицкого/Древнейшие государства Восточной Европы. М. 1991. С.252, 257-258.

[38] Voigt J. Handbuch. В.1. S.251.

[39] Niess U. Konrad von Feuchtwangen // Die Hochmeister. S. 41-42.

[40] Voigt J.  Handbuch Geschichte Preussen. Bd. 1. S. 251.

[41] Voigt J.   Opcit.. S.252.

[42] Voigt J.  Op. cit.  S.256-257.  Петр из Дусбурга  С.137.             

[43] Андреев А., Захаров В., Настенко И. История Мальтийского ордена. М., 1999. С. 53.

[44] Niess U. Hochmeister Karl von Trier (1311-1324) Stationen einer karriere im Deutschen Orden. Marburg, 1992.

S. 5-6.