Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

РЕФОРМАЦИЯ И БАЛТИЙСКОЕ ДВОРЯНСТВО: РАЗРЫВ ИЛИ КОНТИНУТЕТ?

УДК 940.18

Д. И. Вебер

Санкт-Петербургский Государственный Университет

Университетская набережная, 7/9, Санкт-Петербург, 199034, Россия

Weber-deutsch@yandex.ru

 

РЕФОРМАЦИЯ И БАЛТИЙСКОЕ ДВОРЯНСТВО: РАЗРЫВ ИЛИ КОНТИНУТЕТ?

 

Исследование Реформации в Ливонии тесно связано с учётом сложных и взаимосвязанных тенденций развития, свойственных прибалтийским землям в ранее Новое время. С одной стороны, Ливония входила в состав Священной Римской Империи, будучи ее отдаленным восточным владением, что связывало ее с процессами, происходящими в этом государстве, а с другой, управлялась рыцарями Немецкого ордена, созданного изначально как военно-монашеская корпорация, что накладывало свою и территориальную, и институциональную специфику.

Немецкие историки уже давно склонны акцентировать весьма прочные позиции имперского дворянства в структуре общественных отношений в век Реформации. На это постоянно обращал внимание ещё Ф. Пресс1. Если по отношению ко времени после Реформации он говорил о «рефеодализации», то применимо к этой эпохе историк считал, что религиозный раскол не разрушил социально-экономический фундамент немецкого дворянства. Исследователь подчеркивал значение традиционных моделей поведения и форм патронажа в рамках ленного права, придерживаясь взглядов Отто Брунера на специфику дворянского мировоззрения и образа жизни. Последний особенно подчёркивал корпоративно-этические воззрения дворянской среды в деле сохранения сословного лидерства2.

В представленной статье нам предстоит ответить на вопрос, как Реформация повлияла на социально-экономический статус балтийского дворянства и повлияла ли в принципе? Насколько менялось социально-экономическое и политическое положение элиты на фоне крутых религиозных сдвигов? Для примера мы взяли эстляндские семьи Юкскюль, Таубе, Тизенхаузен, Врангель, Унгерн и Розен, игравшие весьма заметную роль в драматичных перипетиях реформационного века3.

Методологической основой служит концепция конфессионализации распространенная в последнее время в немецкой исторической науке, а также принципы анкетирования малых социальных групп, в данном случае отдельных дворянских семейств.. Термин «конфессионализация» был использован и В. Рейнхардом с целью показать сложность происходивших процессов, взаимодействие и взаимовлияние духовных и общественных перемен4. Он расходится со своими предшественниками, например, Х. Шиллингом, в оценке взаимосвязи политики и религии, опровергая утверждение о прагматическом подходе государственной власти к религиозному вопросу.5

Исследователь отмечает, что действие немецких территориальных государей зависели не только от политического расчета, но и от религиозно-социального ориентира и от социально-культурного процесса, отраженного в конфессионализации. Он не разграничивал Реформацию и Контрреформацию на противоположные фазы, считая, что это параллельные процесс. Помимо этого, исследователь говорит об их достаточной типологической однородности, отмечая сочетание в них модернизационных и консервативных тенденций. Результатом этих процессов стало рождение новых церковно-конфессиональных структур, влиявших и на политических процессы.

В частности, Рейнхард считал, что религиозный фактор времени распространялся также и на политику, как и напротив, политика сопрягалась с церковью и религией. Формирование ранних форм современного государства не могло, таким образом, следовать независимо от конфессиональных проблем6. Судьбы Ливонии как нельзя лучше подходят под это определение. Орденские структуры являли собой пример функционирования специфической формы власти именно в условиях тесной связи с религиозными процессами.

Для начала следует сказать несколько слов о специфике орденской организации в последние полвека её существования в Ливонии. Как показывает исследование С. Найтманн, количество полноправных членов Ордена стремительно сокращалось, насчитывая примерно 150-175 братьев, причем преобладающее большинство было именно рыцарями-монахами. В 1554 г. большой конвент Лифляндии в Феллине принял еще 12 братьев, из которых только 2 были священниками. Новые кадры формировались в основном из вестфальского дворянства. Из 20 глав областей в 1548 г. 15 были из Вестфалии, из которых 5 из графской марки, 9- из герцогства Вестфалия и один из епископства Мюнстер. В фогтстве Розиттен из 21 орденских членов, 16 были вестфальцами, 4 прибыли с берегов Рейна, один из Нидерландов7.

Засилие вестфальцев вызывало недовольство среди орденских вассалов. Так, в 1560 г., в преддверии драматичной развязки, один из представителей семейства Юкскюль в форме жесткого упрека писал своему родственнику : «…Орден, как и все рыцарство немецкой нации., имел внутреннюю свободу, которая быстро была ограничена вестфальцами и нидерландцми…»8.

Распространение Реформации в Ливонии проходило в несколько этапов. Первым стало введение в Ливонии в 1524 г. ландмейстером Немецкого ордена Вальтером фон Платтенбергом свободы вероисповедания9. Следующим этапом стал договор Рижского архиепископа Вильгельма с лифляндскими сословиями от 1 апреля 1532 г. Согласно ему, они получили право призвать в свои церкви евангелических лютеранских проповедников. С приходом лютеранского пастора на место католического священника крестьян также записывали в лютеран10.

Наконец, решение ландтага в Вольмаре 17 января 1554 г. завершало, начатый 30 лет назад, процесс. Оно было скреплено печатями архиепископа Вильгельма Рижского, епископа Дерптского Германа, Озельского и Курляндского Иоганна, Ревельского Фридриха и орденского магистра Генриха фон Галена11. Согласно ему, предусматривалось, что всякий беспрепятственно и свободно исповедует свою веру до всеобщего христианского Собора, что ни один пастор и церковнослужитель не может быть определен на должность проповедника и пастыря, если не имеет свидетельства о хорошем образовании, достойном поведении и христианском посвящении. Это событие – если считать Ливонию все же имперской территорией - фактически предшествовало Аугсбургскому миру 1555 г. в самой Империи, но озвученные принципы решения религиозной проблемы были схожи.

В указанный период, в 30–50-х гг. представители сословной элиты стали постепенно переходить в лютеранство, так как, по мнению Н. Д. Кропоткина, видели в этом единственный путь к достижению большей самостоятельности, освобождению от опеки католической Церкви и Ордена, надеялись получить церковные и принадлежавшие Ордену земли12. По результатам исследования Кристофера фон Толя, еще в 1524 г. с распространением евангелического учения в среде балтийского рыцарства на гербах стали появляться буквы DWGBE, представляющие собой аббревиатуру фразы "Das Wort Gottes bleibt ewiglich" (Слово Божье останется вечно) (нем.)13.

Пасторы назначались консисторией по согласованию с владельцами поместий, сообразуясь с патронажным правом – Jus patronatus – исстари принадлежавшим дворянству. Многие городские и сельские приходы стали лютеранскими, «хотя владетельные князья, орденмейстеры и епископы сами лично и духовенство их Ордена остались верны католической Церкви.

При этом, на фоне изменений в религиозном сфере, сословные привилегии и семейные традиции дворянства сформировавшиеся в XIII- нач. XIV вв. продолжали сохраняться. Они имели ряд характерных черт. Оставалась в силе практика передачи наследства по отцовской линии и постепенный отказ от широкой линии родства14. Фамильные имена зачастую происходили от названия принадлежащих им владений или замка, что на многие годы вперед служило верным инструментом идентификации. Но, следует заметить, что и дальние родственники иногда приглашались для решения наиболее важных для рода семейных вопросов [15]. Спустя несколько поколений, в отсутствие непрерывных связей со своей исторической родиной, потомки иммигрантов, зачастую считались уже такими же местными, как и коренные жители освоенных территорий, особенно, в глазах вновь прибывших, а большинство вассалов из числа переселенцев, зачастую предпочитали избавляться от своих земель на родине.

В этом смысле, можно говорить о том, что постепенно сходила на нет специфическая иммигрантская, то есть иноземная, пользуясь термином Роберта Бартлетта, «колониальная» суть аристократии. За исключением, когда между новоявленным и коренным населением существовали этнические и религиозные противоречия, приезжая сословная элита со временем слилась с аристократией исконной. Это проявилось во взаимоотношениях и с Церковью, и со светскими иерархами15. Подобные сложности отношений сословий отражены в хронике Бальтазара Рюссова16.

Справедливо будет заметить, что многое зависело от организации власти, от институтов, способов и форм интеграции дворянства в структуры отдельных территорий, от позиционирования высших эшелонов и, наконец, от расклада сил между региональными лидерами и верховной властью, в данном случае архиепископом рижским и Немецким Орденом. Переход в лоно евангелического вероисповедания ряда представителей вовсе не означал переход всей местной знати, несмотря на то, что её симпатии к новому вероучению проявились примерно одновременно с проповедью Лютера и его учеников. Подобная ситуация является прекрасным поводом говорить о конфессионализации как о мощном потоке, относительно равномерно проникавшем во все поры сословного общества17.

На фоне всех этих процесса представляет интерес выяснить место и роль наиболее влиятельных родов Эстляндии, являвшихся вассалами Немецкого ордена.

Одним из таковых являлся род Юкскюль. Его имя старо также как и история Лифляндии. Например, населенный пункт, Юкскюль, с деревянной церковью, давший впоследствии название целому роду, был возведен еще в 1184 г., во время деятельности Мейнарда, проповедовавшего христианство в этих землях. А уже в следующем 1185 г. с Готланда прибыл один из первых представителей рода, некто Мауэр и воздвиг здесь замок18.

Иоганн Лоффиус подробно описал во второй части «Картины из жизни родов XVI в.», героическую оборону замка Нойхаузен в 1558 г. от русских войск, упоминает Юргена Юкскюля фон Паденорма, скончавшегося в 1578 г. и Иоганна Юкскюля Унцен-Менцен, который до 1583 г. был гофмаршалом и советником герцога Магнуса Озельского, наместника Фридриха II Датского и родоначальника младшей ветви дома Фикель19.

Основателем же старшей ветви этого дома считается Николай, представитель линии Фикель. В 1541 г. Отто Фикель приказал Августину фон Гетелину составить хронику. Но, к сожалению, эта хроника была утрачена еще до того момента, как ее получил Отто Юкскюль. Замок Фикель находился в центре владений этого рода20.

В XVI в. Юкскюлям пришлось пережить немало испытаний. Но тяжелый удар по благосостоянию отнюдь не был связан с религиозными противоречиями, а стал результатом политических процессов, в частности, Ливонской войны. Так, в 1560 г. Фикель был завоеван русскими войскам, были разрушены другие замки рода- Фелькс и Касти. Одна из линий рода в 1575 г. была насильственно переселена в Россию, не утратив дворянских прав. Царь Иван Грозный в 1579 г. пожаловал леном Отто фон Юкскюля фон Унцен и Фикель, а после его смерти в 1583 г., по причине отсутствия наследников передал его представителю другой линии, Отто фон Юкскюлю цу Кош21.

Позже, кстати, к этому апеллировало семейство Головиных, доказывая древность своего рода и объясняя, что Иоганн Юкскюль был их предком, который перейдя в православие, мог взять себе вымышленное имя Головня. А в 1616 г. встречаются упоминания о Тимофее и Фелофее Ушкуловых, фамилия которых, возможно, происходит от Юкскюль22.

Ниже представлено несколько таблиц родов Юкскюль и Таубе. Одними из важных критериев, на которые обращено внимание- службы браки с другими дворянскими родами как индикаторы социального положения. Римскими цифрами отмечены последовательно сменяющие друг друга поколения.

Таблица 1

Род Юкскюль, дом Фикель

 

Номинанты Служба Браки

I. Николай (1383-1420 ?) ? ?

II. Конрад (?-1464) ? Гертруда…?

II. Генрих (1417-1456) 1419-1456- епископ ревельского кафедрального собора; папской буллой был введен в Немецкий орден --------------

III. Вольмар (1464-1506) ? ?…фон Тизенхаузен

?…фон Яренсбах

III. Конрад (1484-1506) ? Магдалена…?

IV. Отто (Otto) (?-1545) Ландратман (landratman) Кац Мандель

IV. Петер (?-1547) ? ?

IV. Иоганн (?-1540) ? Элизабет фон Мандель

V. Конрад (Konrad) (?-1560) ? ?

V. Генрих (1528-1563) ? Манна фон Гилзен

V. Дитрих (?-1565) Советник герцога Магнуса, епископа Озельского

V. Юрген (?- 1585) Советник епископа Озельского Эддо Цоге

V. Катарина (?-1594) ------------------------------- Иоганн фон Яренсбах

V. Гертруда (?- 1577) ------------------------------- Михаэль фон Розен

ратман Эстляндии

V. Ман (?-1588) ------------------------------- Дитрих фон Тизенхаузен

VI. Катарина (Katarina) (?-1596) ------------------------------- Иоганн фон Крузе

Ернст фон Берг

 

Таблица 2

Род Юкскюль, дом Менцен и Фикель

 

IV. Иоганн (?-1540) ? Элизабет фон Мандель

V. Иоганн (1533-1583) Хофмаршал герцога Магнуса Гольштинского, озельского штатгальтера Фридриха II Датского. С 1579 г. ландратман. Магдалена Тизенхаузен

V. Отто (?-1588)

VI. Иоганн (?-1600) С 1645 г. ландратман Анна фон Розен

VII. Иоганн (?-1664?) ? Луитгарда фон Курзель

VII. Георг (?-1636) ?

VII. Анна (?-1667) -------------------------------- Ганс фон Врангель

VIII. Анна Элизабет (?-1692) -------------------------------- Иоганн фон Баранов, ландратман

VIII. Беренд Иоганн (?-1686) Ратман от Фикель, Хутас, Страндхоф. 1653, Анна Магдалена фон Гхейдинг

 

Таблица 3

Род Юкскюль, дом Ризенберг

 

Номинанты Служба Браки

I. Корд Иркюлль (?) ? ?

II. Иоганн (?-1521) ? Лене Векеброд

III. Иоганн (?-07. V. 1535) ? Доротея Мекц

III. Андерик (?-1526) ? ?

IV. Конрад (?-1561) Капер ?

IV. Магдалена (?-1598) ---------------------------- Дитрих фон Яренсбах

 

Дом Мекц-Ризенберг сложился с 1450 г., когда Клаус Юкскюль купил у братьев Свартхове двор Каттентак. Но, как видно из таблицы, о нем имется гораздо меньше информации, чем о двух других ветвях, а его племянник, Андерик Юкскюль был убит Вольмаром Юкскюль из дома Касти23, что говорит о непростых отношениях внутри рода. Его же брат Иоганн Юкскюль фон Ризенберг был обезглавлен в Ревеле в 1535 г. К этому же году относится и первое упоминание о его сыне Конраде, когда его приговорили к смертной казни. В то время как сословия вели переговоры с Ревелем, он решил отомстить за его смерть. И беспокоя ревельских торговцев, он одновременно жалуется Густаву Вазе об обиде своего рода24.

Ясно, что поведение Юкскюлей подчеркивало их сословный статус в пику горожанам. Ссора с ревельской общиной и демонстративно буйное поведение Иоганна юкскюля и его сына ярко освещали ту пропасть, которая пролегала между городом и сельской знатью в Ливонии. Казнь Иоганна никак не была связана с религиозными противоречиями: и сам казненный и его судьи-горожане исповедовали св. Евангелие. Мы видим, что сословное самовосприятие никак не было нарушено религиозными процессами.

Дом Касти являлся частью старшей ветви Фикель. Он выделился в 1509 г, когда Отто и Иоганн фон Юкскюль купили двор Касти для своего племянника Вольмара. Один из его внуков, Людвиг, отправился в Московское царство, где был убит. 1591- благодаря вмешательству шведского короля, к милости Вольмара было решено25.

Дом Паденорм также выделился из линии Фикель в 1509 г. К нему принадлежали дворы Паденорм, Вердер, Кейбелл, Рамм и деревня Туке. Из этих имений Веркер перешел к Иоганну Юкскюлю фон Атцену через покупку у одного представителя дома Паденорма, Юргена. София, дочь Конрада вторым браком сочеталась со своим двоюродным братом Райнольдом Юкскюлем из дома Кош, преподнеся ему в качестве приданого эти поместья и положив, тем самым, начало молодой ветке Паденорм26.

Говоря об отношениях с церковными институтами, отметим их сложный характер. 9 июня 1519 г. Иоганном, епископом Озельским, была направлена жалоба на непокорность вассалов монастыря, среди которых был и Отто Юкскюль, но видимо это было связано с территориальными спорами указанных субъектов27. В более поздних документах встречаются упоминания о спорах между родом и монастырем о принадлежащих им территориях, как например в 1527 г. между Отто Юкскюлем и монастырем Леаль. Этот конфликт был улажен епископом Озельским 28 и в этом же году, 21 мая, по его приказу проводятся межевые границы между владениями монастыря Озель и землями Вердер, полученными Петером фон Юкскюлем вполне мирным путем29.

Данное семейство играло важную роль в период конфессионализации говорит не только его экономическое положение, но и положение в системе социальных отношений, в особенности, связанных с церковными структурами. Так, несколько представителей из рода Юкскюль были либо епископами: Карл, 1489-1542 Озельский; Генрих 1515-1534, озельский и ревельский; Райнхольд, 1520-озельский; Иоганн, 1533-1542- озельский диоцез, либо их советниками, как ,например, Дитрих и Юрген Юкскюль из дома Фикель, а Альхайт была с 1514 г. аббатисой цистерианского монастыря в Дорпате30.

Обратимся теперь к роду Таубе. По одной из точек зрения, эстляндские Таубе берут начало от переселившихся некогда из Вестфалии на прибалтийские земли представителей этого рода. Причем связи с другими дворянскими родами из южной и западной земель Священной Римской Империи на протяжении продолжительного периода времени еще сохранялись. Однако, согласно другому мнению, которого придерживается, в том числе М. Таубе, данный род прибыл из Дании, и, последние исследования это подтверждают31.

Результаты научных изысканий Кристофера фон Толя показали, что вместе с Немецким орденом по призыву Церкви отправились многие представители рыцарства из Священной Римской империи, главным образом, из Саксонии, а в период владычества датчан над Эстляндией, эти силы были подкреплены прибывшей из Дании сословной элитой. Здесь следует отметить, что к самым древним родам уже в XIII в., которые были вассалами епископа, а потом и Ордена являлись семейства Унгерн, Тизенхаусен, Юксюкль и датская ветвь Таубе32.

Эстляндская ветвь рода Таубе состояла из нескольких домов в Эстляндии: Майдель, Пюс, Март и Халинапп; дом Этц; Кюддинг; Тирренхоф; Нойнхоф. Одной из наиболее влиятельных ветвей представленного рода была именно дом Маарт и Халинапп(таблица 4).

Связь с церковными католическими структурами у семьи Таубе прослеживается наиболее приблизительно до 20-х гг. XVI столетия. Например, мы находим сведения о судебном процессе, результатом которого стало решение епископа Христиана Рижского от 21 марта 1517 г. Согласно ему, Ганс фон Врангель, проигрывая судебную тяжбу против монастыря Св. Екатерины и Юргана Туве, должен был выплатить 1400 марок33.

В годы Реформации, судя по всему, происходит пересмотр приоритетов в том числе и в династической стратегии. Это проявилось в том, что семейство Таубе стало родниться с представителями протестантских родов. На протяжении XVI в. частыми были союзы с семействами Розен, Юкскюль, Врангель. Например, Иоганн Таубе сочетается браком с Анной фон Розен, его сыновья: Клаус - с Майей фон Врангель, а Дитрих- с Доротеей фон Розен. Схожую ситуацию можем наблюдать и у их детей. Сын Клауса Клаус женится на Анне фон Юкскюль, а сын Дитриха Дитрих на Маргарите фон Врангель. Иоганн Таубе, сын Дитриха сочетается браком с Анной фон Розен34.

В указанный период существовало несколько домов эстляндской ветки рода Таубе- такие, как Маарт и Халинапп, Пюс, Этц, Ноенхов и Майдел. Ниже мы приведем некоторых из них в период XVI столетия35.

Таблица 4

Эстляндская ветвь рода Таубе, дом Маарт и Халинапп

 

Номинанты Служба Браки

I. Отто фон Таубе (?-1499) Ландратман Вирланда с 1477 г. Анна фон Розен

II. Клаус Таубе (?-1523) Отмечен в ревельской Geleitsbuch, Geleitsherr Майя фон Врангель

III.Иоганн Таубе (?-1550) С 1546 г.- ландратман Анна фон Розен

IV. Клаус Таубе (?-1576) Отмечен в ревельской городской книге, посланник эстляндского дворянства к шведскому королю Майя фон Врангель

V. Дитрих Таубе (?-1566) Отмечен в ревельской городской книге Доротея фон Розен

V. Клаус Таубе (?-1595) Шведский командующий в Везенберге Анна фон Юкскюль

VI. Дитрих Таубе (?-1603) Отмечен в ревельской городской книге Маргарита фон Врангель

VI. Иоганн Таубе (?-1605) Анна фон Розен

 

Таблица 5

Эстляндская ветвь рода Таубе, дом Майдель

 

Номинанты Служба Браки

I. Арндт фон Туве (?-1511) С 1503 г. ландратман Н.Н. фон Декен

II. Людвиг фон Туве (1504-1565) ? Анна фон Рисбитер

III. Беренд фон Туве (1546-1615) С 1570 г. ландратман Кунигунда фон Майдел из Котц, 1563 г.

III. Анна фон Туве (?) ? Иоганн фон Майдел из Котц

IV. Людвиг фон Туве (1605-1630) С 1621 г. ландратман Луитгард фон Дельвиг

 

Таблица 6

Эстляндская ветвь рода Таубе, дом Пюс

 

Номинанты Служба Браки

I.Клаус фон Туве (?-1452) ? ?

II. Генрих фон Туве (?-1475) ? Доротея фон Хекс

II. Элизабет фон Туве (?-1560) ? Фридрих фон Дюкер

Ратман Хариенна с 1515 г.)

II. Анна фон Туве (?-1559) ? Генрих фон Хастфер

(ландратман)

III. Отто фон Туве (?-1528) ? ?

IV. Отто фон Туве (1504-1549) ? Магдалена фон Рисбитер

V. Иоганн фон Туве (?-1609) С 1599 г. ландратман Оливия фон Штрам

VI. Иоганн (?-1603) Датский камер-юнкер Анна фон Розен

 

Наиболее репрезентативным является, как мы видим, дом Маарт и Халинапп. Обращают на себя внимание два момента- специфика брачных союзов и социальный статус, носителем которого был род Таубе. Говоря о первом, отметим особенно частые браки с семейством фон Розен. В XVI в. было заключено три брака с его представителями36. Тесной была связь и с семействами Юкскюль и Тизенхаузен, Рисбитер, Юкскюль и Врангель, что говорит о внутрисословной замкнутости между несколькими родами заключения браков37.

Социальный же статус был достаточно велик, о чем свидетельствует тот факт, что большинство представителей линии Маарт и Халинапп, имели должности и ландратманов, и именовались «geleitsherr», т.е. феодалами, обладающими правом эскорта.

Можно говорить о том, что представители семейства Таубе по линии Маарт и Халинапп имели достаточно устойчивые брачные связи с некоторыми протестантскими родами вплоть до рубежа XVI-XVII вв. когда сыновья Иоганна Таубе переселились в Саксонию38.

О давней приверженности Таубе Реформации свидетельствуют также документы, относящиеся ко времени епископа дерптского Иоганна, принявшего лютеранство. В 1523 г., он, помимо прочих имен, в качестве своих ближайших сподвижников называет Рейнольда и Иоганн Туве, т.е. Таубе39. Эту мысль подтверждает и завещание братьев Туве из Этц от 14 июля 1533 г., согласно которому Иоганн Таубе должен был выделить ревельскому викарию для нужд общины сумму в размере 200 марок40. Это событие, видимо, тесно связано с контекстом эпохи в принципе. Как уже говорилось, 1 апреля 1532 г. был подписан договор между рижским архиепископом и эстляндскими сословиями, разрешающий протестантским семьям приглашать пасторов.

Имущественное благосостояние отдельных ветвей Таубе достигло процветания в кон. 20-х гг. XVI в. 30 июля 1520 г. Иоганн Таубе выкупил поместье Этц у Клауса фон Ведувиса41. Как показывает исследование М. А. Таубе, род Ведувис или Веддевис также является одной из ветвей этого семейства и получила свое название от старинного замка Этц (Эддис, Веддис) 42. Но главное событие произошло несколькими годами позже: 26 июня 1529 г. Отто фон Юкскюль продал владения Маарт и Халинап Иоганну Таубе. Это значительно увеличило его территориальные владения На севере Эстляндии сформировался внушительный блок земельной собственности, остававшейся в руках у Таубе до конца XVII в.43

Судя по всему, у Таубе – целиком в духе лютеранской этики – прослеживалась приверженность общесемейному праву . После смерти Иоганна сыновья делят владения между собой. Клаус получает Маарт, а Дитрих- Халинап. Помимо этого, смерть Клауса в 1585 г., в связи с отсутствием у него наследников, приводит к передаче в 1596 г. этих владений Роберту Туве из Ноенхофа, представителю одной из дальних ветвей. Это впоследствии приводит к продолжительной тяжбе между ним Иоганном Таубе. Подобное решение земельного вопроса через судебное разбирательство не было исключением. Еще в нач. 30-х гг. XVI в. начинаются тяжбы не только с соседями, но и внутри рода Таубе. Например, 29 мая 1532 г. Иоганн Таубе отправляет иск на своего брата Генриха из-за нарушения границ своих владений у деревни Вакюль. Поскольку это был не единичный случай, то со временем из-за раздела владений происходит постепенное ослабление рода. Но, видимо можно утверждать, что многие представители семейства были заинтересованы в увеличении родовых земель и не редко участвовали во время сделок, связанных с недвижимым имуществом, на стороне своего родственника. Так, согласно документу от 12 июля 1531 г. в процессе продажи Клаусом Туве деревни Леппавер, свидетелями, подписавшими этот документ были Иоганн Туве фон Маарт и Генрих Ведевис, принадлежавший к отдаленной ветви этого рода44.

Другим источником дохода, помимо земельных операций с продажей и покупкой земли являлась, судя по всему, торговля. Например, Яков Туве стал с 1525 г. членом Большой Гильдии в Ревеле. Внесенный им вступительный взнос составлял 20 марок45. Все это говорит о том, что в XVI в. в период Реформации представители рода имели тесные контакты не только внутри своей сословной элиты, но и с местным купечеством, что позволяло, судя по всему, расширять не только экономическое, но и политическое влияние.

Однако между дворянством и купечеством существовали и трения, в особенности между ревельскими бюргерами и гарриенским и вирландским дворянством. Ландмейстер Герман фон Брюггеней, назначил в свое время нескольких комиссаров, которые должны были решить спорные вопросы между двумя сторонами. Этими комиссарами были: Иоанн фон Мюнхгаузен, епископ эзельский и курляндский, Иоанн фон дер Рек, командор феллинский, и Ремберт фон Шаревберг, командор ревельский. И когда они прибыли в Ревел в 1543 году на св. Витта, тогда присутствовало в Ревеле и все дворянство земель Гарриена и Вирланда46.

Семейство Таубе обладало вполне устойчивым политическим влиянием на территории Эстляндии, имея своих представителей в административных структурах, в частности, Иоганн Таубе фон Маарт (с 1546 г.) и Яков Таубе фон Экц (с 1528 г.) были ландратманами в Вольмаре, а Рейнольдт Туве, вплоть до своей смерти в 1534 г. в Дерпте47. Авторитет Таубе в рядах эстляндского рыцарства был доказан и в годы Ливонской войны. Дело в том, что из-за военных трудностей орденский магистр Готхард Кеттлер попросил помощи у Речи Посполитой, пообещав за это часть ливонских земель. Однако рыцарство Эстляндии, особенно Харриена и Вирланда, не желая помощи от католиков и передачи потом им части территории, отправило 10 июля 1562 г. своего посланника к шведскому королю Эрику XIV, который позже подтвердил все данные им ранее привилегии48. Высокая честь представлять интересы сословной корпорации была доверена именно Клаус Таубе49. Шаг этот говорил в том и о уже сложившейся на тот момент конфессиональной общности среди населения северной Прибалтики. На последней фазе орденской истории в Ливонии прослеживаются тесные поземельные и административные связи Таубе с орденскими структурами.

Ордену всегда было важно иметь поддержку в провинциальном дворянстве. Непрерывный, хорошо известный рост привилегий с XIII в. доказывал это. Еще в 1397 г. Конрад фон Юнгинген, пятый в Ливонии немецкий гроссмейстер, пожаловал дворянам наследное право на их движимые и недвижимые имения, замки, на сыновья их и дочери и родственников до пятого колена50. Это именуется гариенским или вирским правом. Другим этапом стала отмена в 1459 г. платежей и податей для дворянства указанных земель51.

Подобная политика практиковалась Орденом и позднее, в частности, в 1546 г. была издана «Красная книга», представляющая собой собрание всех дворянские привилегии. После смены власти на шведскую корону практика раздачи привилегий не прекращается. Например, 2 августа 1561 г. Эрик XIV подтверждая прежние привилегии местной родовой знати, дарует новые52.

Важную роль играет также характер земельных отношений между Орденом и родом Таубе. С одной стороны, мы можем говорить о сделках купли продажи, в которых участвовали представители Немецкого ордена. Одной из таких явилось приобретение Германом Оверлакером, комтуром Талькхофа, в качестве опекуна своего племянника небольшого острова Тувенхолмер, принадлежащего семье Таубе и прилегающего к территории его владений.

С другой, земельные приобретения могли быть связаны с системой вассально-сюзеренных отношений. Например, в 1518 г. ландмайстер Ливонии Вальтер фон Платтенберг передает Юргену Таубе в лен имение Вирпе в вечное владение с правом передавать его по наследству, делая его, таким образом, своим вассалом. Вскоре, согласно грамоте от 23 июня 1522 г. на аналогичных условиях землю получает и другой представитель этого семейства-Яков Туве53. Факт их службы Немецкому ордену как сюзерену подтверждается, в частности, документом от 5 ноября 1522 г. Он представлял собой решение графа Симона Ратберга, комтура Ревеля относительно проведения межевых границ между владениями под Ревелем. Яков Туве и Юрген Таубе фон Маарт входили в число лиц, подтвердивших документ, скрепив его своими печатями54.

Таблица 7

Семейство Тизенхаузен, дом Тапс-Юмерден

 

Номинанты Служба Браки

I. Рейнольд фон Тизенхаузен (?-1527) ? Анна фон Унгерн

II. Рейнольд фон Тизенхаузен (?-1552) ? Манэ фон Тизенхаузен

III. Рейнольд фон Тизенхаузен (1542-1577) ? Магдалена Керстенброк

III. Энгельбрект (?) ? Барбара Овердунк

IV. Иоганн (?- 18. I. 1579) ? Манэ Бурхоевенден

V. Вольтер (?-1649) ? Анна фон Врангель

 

Таблица 8

Семейство Тизенхаузен, дом Каролль-Фетельн

 

Номинанты Служба Браки

I. Ганс фон Тизенхаузен (?-1497) ? Бригитта N.N.

II. Кристофер (1497-1535) ? Анна N.N.

III. Кристофер (?) ? N.N. Ermes

III. Георг (?- 2.X. 1530) С 1523 г. старший пастор озельской церкви

1527 г. епископ Озельский

IV. Коттгер (?-1582) ? Мане Коттен

V. Коттгер (?-1643) С 1555 г. ландратман Доротея Кавер

VI. Коттгер (?-4. III. 1652) C 1638 г. ландратман 19. II. 1627 г. Магдалена фон Врангель

 

Таблица 9

Семейство Тизенхаузен, дом Берзон

 

Номинанты Служба Браки

I. Бартоломей (?- 1407) Фогт Трендена Эльзебе Варендорп

II. Петер (?-1435) Катарина N.N.

III. Фроммхольд (?-1484) ? ?

IV. Фроммхольд (?- 1522) ? Гертруда фон Розен

V. Фабиан (1507-1558) ? Магдалена Крузе

VI. Фабиан (?-5. IX. 1558) ? Гертруда Туве

VII. Фроммхольд (?-4. III. 1641) C 1579 г. ландратман Магдалена фон Розен

VII. Фабиан (10. IX. 1589-8. VII. 1649) Cудья София фон Уркюль

Гертруда фон Таубе

VIII. Фроммхольд (1627-26. II. 1694) 1659-1663 гг.- ландратман Магдалена фон Уркюль

 

Этот род выделяется с конца XIII в., когда в 1297 г. Отто Розен вводится указом короля Эрика Мендведа в свое окружение. В 1288 г. Вольдемар Розен получает замок Домен, а его упоминание как датского вассала в Эстляндии восходит еще к 1306 г.

В XIX в. П. Йохансен в своем исследовании, посвященном кадастровым спискам времен датского владычества, объяснил название семейства Розен, восходящее к «rosis»- «роза», весьма распространенной для скандинавов практикой давать имена по гербовым знакам55.

Уже к кон. XIV в. владения Розенов были весьма обширны, включая имения Хохрозен, и Розенбек на реке Раупа, поместье Розенхоф в Риге и замок Руп, принадлежавший Розенам с 1374 г. Но рост благосостояния начинается с XV в., когда после смерти Керстена де Розена в 1434 г. происходит выделение новой ветви рода56.

Таблица 10

Младшая ветвь семейства фон Розен

Номинанты Служба Браки

I. Ганс фон Розен (?-1458) Эконом в Эрцшифте ?

II. Керстен фон (?- 1500) ? 1) N. N. Лоде

2) Гертруда Яренсбах

II. Иоганн фон Розен (?- 9. III. 1502 ) ? Доротея фон Витингсхоф

III. Иоганн фон Розен (?-1569) Главный судья Вирланда 1) Анна фон Унгерн

2) Кене фон Розен

IV. Юрген фон Розен (?- 1604) Со 2. II. 1564 г. архиепископ в Рупе Кене фон Розен

V. Фабиан фон Розен (28. VI.1590 – VII. 1633) ? София фон Менгден

 

Род Унгерн в Ливонии также отсчитывает свою историю с середины XIII в. Первые его представители числились вассалами рижского архиепископа.

Таблица 11

Старшая ветвь семейства Унгерн

Номинанты Служба Браки

I. Мартин (?-1470) ? Маргарита Оргес

II. Хеннинг (?-1495) ? ?

II. Юрген (?-1477) ? Екатерина Швартхоф

III. Отто (?-1510) ? ?

IV. Юрген (?) См. ниже

IV. Рейнхольд (?-1543) Stiftsvogt областей Озеля и Вика Элизабет фон Розен

 

Таблица 12

Семейство Унгнерн, дом Пюркель

 

Номинанты Служба Браки

I. Юрген (?-1534) Эконом монастырей и советник епископа Озельского 2. VI. 1511-N. N. Оргес (вдова Юргена Туве)

II. Вольмар (?) ? ?

II. Юрген (?) Представитель в Пруссии 3. VII 1560 –Анна фон Шонвизе

II. Иоганн (?) ? 1543- Анна фон Платтенберг

III. Фабиан (?-1596) ? Анна фон дем Фольде

III. Отто (?-1592) Кастелян Традена с 1569 г. Анна Гуслева

III. Георг (16. IX. 1592) ? Катарина фон Цвайфельн

IV. Иоганн (?-1612) ? Анна фон Керсброк

IV.Вольмар (?-1645) ? Магдалена фон Ливен

 

Род Врангелей также имел владения в Вирланде уже с XIII в. (с 1238 г.), будучи вассалом архиепископства. Мы можем говорить о связи родов Врангель, Левинвольде и Энгдес, исходя из практически идентичных гербов57. В интересующий нас период, в период 1558-1560 гг. Мориц, принадлежащий к дому Роель- Фендель был Дерптским епископом. Среди представителей этого рода были два епископа, 4 каноника, 29 земских и епископских советников, позже 7 шведских рейхсратов58.

 

Таблица 13

Старшая ветвь семейства Врангель

Номинанты Служба Браки

I. Энлард (?-1376) Управитель монастыря в Дерпте ?

II. Генрих (?-до 1410) Епископ Дерпта ?

III. Ганс (?-1506) ? ?

IV. Морис (?-1526) (Moritz) См.ниже

IV. Кристоф (?) ? ?

V. Тонис (?-1506) ? ?

VI. Герт (?-1554) ? До 1534 г. Катарина Крузе

После-Анна Туве

VI. Иоганн (?-1561) ? Анна фон Верне

VII. Отто (?-1591) ? Барбара фон Тизенхаузен

Анна фон Левинвольде

VII. Манна (?) ? Генрих фон Тизенхаузен

VII. Юрген (?) ? ?

 

Таблица 14

Младшая ветвь семейства Врангель

 

Номинанты Служба Браки

I. Морис (?-1526) С 1507 г. ландратман Вирланда Катарина Врангель

С 1524 г.Анна Хастфер

II. Отто (?- 1560) ? Барбара фон Тизенхаузен

II. Морис (?) ? Эддо Тодевен

III. Теннис (?-1584) Ратман Харриена и Вирланда Манна фон Дюкер

IV. Юрген (?-1600) ? ?

IV. Морис (?-1604) Штатгальтер, шведский фельдмаршал Анна Дрольсхаген

Агнета Анреп

V. Вильгельм (?-1631) ? ?

VI. Теннис (?-1630) Ландратман Вирланда 1597 г. –Анна фон Тоде

VI. Отто (?- 1641) Ладратман Харриена Анна фон Ферзен

В структуре межклановых альянсов явно доминировали браки с представителями рода Тизенхаузен, что могло быть связано с территориальной близостью их земель и высоким социальным статусом. Прослеживается устойчивое влияние в служебной сфере, особенно в земской администрации Хариена и Вирланда. Юкскюли также ,как мы видим, «сращивались» со службой, но она у них лежала преимущественно в церковной сфере (советники епископа Эзельского).

Устойчивость служб явно указывает на высокий авторитет этих семей среди сословной элиты Эстляндии. Они удержались на вершинах сословной пирамиды и вопреки всем лишениям смогли зацепиться за относительно прочные социальные позиции, завоеванные задолго до Реформации. Если и происходило спад, то он был вызван либо династическими обстоятельствами, либо отрицательной политической конъюнктурой, как например, разорение домов Касти и Паденорм рода Юкскюль во время Ливонской войны, но отнюдь не религиозным противостоянием.

Ниже представлена сводная таблица процентного соотношения занимаемых должностей от общего числа номинантов за кон. XV- нач.XVII вв. по указанным выше поколениям.

Таблица 15

Число служащих в % от общего числа номинантов

Род Служба Процентное соотношение

Таубе Ландратман 50

Врангель Ландратман 57

Юкскюль Ландратман, советник епископа или епископ 49, 40

Розен Ландратман, судья 40, 32

Унгерн Эконом, кастелян 45

Тизенхаузен Ландратман, судья 53, 32

 

Обратимся к бракам, как важнейшему инструменту формирования устойчивых социальных связей.

 

Таблица 16

 

Структура брачных альянсов в % от общего числа браков

 

Роды Таубе Врангель Юкскюль Розен Тизенхаузен Унгерн

Таубе 10 15 15 26 6 8

Врангель 20 7 14 10 20 7

Юкскюль 27 14 ? 10 22 ?

Розен 35 14 10 28 ? 14

Тизенхаузен 14 10 15 15 2 5

Унгерн 20 14 ? 7 16 ?

 

Приведенная таблица весьма красноречиво показывает олигархизацию среди ливонского дворянства.

Относительная закрытость брачных уз, судя по всему, говорит о сложившейся тенденции. Легко увидеть приоритеты: Таубе отдавали предпочтение семейству Розен (почти треть всех брачных партий), Врангели делили выбор женихов и невест, преимущественно, из родов Таубе и изенгаузен ( по 20% всех браков), Юкскюли ориентировались вновь на Таубе, с ними же предпочитали родниться и Розены и Унгерн. Резко выделяются брачные союзы в рамках одной семьи, но разных ее ветвей, что особенно отчетливо видно на примере Таубе, Юкскюль и Тизенхаузен. Вполне вероятно, причиной было территориальное соседство брачных партнеров, что влекло формирование целых островков родственных массивов. Впрочем, вопрос требует дополнительных изысканий из области поместной географии.

Приведенные данные позволяют говорить о прочном служебном фундаменте указанных семейств. На протяжении поколений одни и те же семьи занимали ключевые места в земской администрации и в церковных структурах, будучи вассалами Ордена. Представители родов были и советники епископов, и собственно членами высокого клира, епископами и архиепископами.

Видимо, можно говорить о различной степени подверженности их Реформации, о чем, например, свидетельствует наличие пяти епископов в роде Юкскюль или должность советника епископа, в отличие от Таубе, никогда не вторгавшихся в церковную сферу. В то же время представители обеих семейств числились земскими советниками, восседая бок о бок в земской курии. Косвенно, конечно, но это позволяет говорить о компромиссе, когда католические и лютеранские чины были объединены узами службы, расставаться с которой было делом ещё более опасным, нежели открытый конфликт с сослуживцами-иноверцами. В целом это должно указывать на большую степень компромисса, присутствующего в местных ландтагах, и до и после Аугсбургского мира 1555 г. Налицо глубоко мирная модель распространения протестантизма, если сравнивать ее с аналогичными процессами в Священной Римской империи.

Нельзя сказать, что вышеупомянутая весьма удачная комбинация религиозных, династических и социально-политических факторов возникла только в ходе Реформации. Скорее, напротив, перемена конфессии совпала с пиком уже сложившегося благополучия указанных родов. Семейство Таубе и Врангель сохранили сильные позиции в административной сфере, семейство Юкскюль имело большее влияние в церковных кругах. Унгерны и Тизенхаузены сохраняли значительную роль в обеих сферах. Реформация и конфессионализация скорее закрепили, нежели разрушили социальные реалии балтийского дворянства.