Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства

Комтурство Кёнигсберг и формирование восточнопрусского дворянства (на примере рода Пербандт)

Г. Феркамер
сотрудник Свободного университета (Берлин)

 

Когда в 1255 г. орден пришел в Замланд, он нашел там маленькие деревеньки, в которых в добровольном сообществе жили по 5-10 крестьянских семей. Доорденская знать обосновывалась в крепостях, представлявших собой деревянно-земляные укрепленные сооружения. Орден зачастую именно в этих местах создавал свои административные центры (Кёнигсберг – одна из таких крепостей).

Замланд – самая важная часть будущего комтурства Кёнигсберг – выделялся в прусских землях плотностью населения(1). Поэтому не удивительно, что в крепости Кёнигсберг, расположенной рядом с развивавшимися городами Альтштадт, Kнайпхоф и Лёбенихт, пребывал очень большой конвент, насчитывавший до 60 братьев. Наконец – вследствие переноса резиденции Великого магистра в 1309 г. в Мариенбург – здесь обосновался орденский маршал. Первым засвидетельствованным в документах маршалом был Генрих фон Плоцке, занимавший эту должность в 1312-1320 гг. Должность маршала была одной из тех в иерархии ордена, которые открывали путь к должности Великого магистра. После заключения 2-го Toрнского мира (1466) маршал был отозван из Кёнигсберга, он появляется в замке Прейсиш-Эйлау(2). Позднее он был связан с замками Рагнит, Тильзит, Лабиау.

Торговля, которую вел кёнигсбергский гросшэффер (глава торговой службы ордена «Гросшэфферай»), фигурирующий в документах, начиная с 1329 г.(3), способствовала экономическому развитию комтурства(4). Особенно важную роль в торговле играл янтарь, который добывали, прежде всего, на замландском побережье. Доходы от него окольными путями – а именно, через кассу гросшэффера – поступали к маршалу(5). Налоги с деревень, мельниц, трактиров по сравнению с другими большими комтурствами были скорее средними, если не ниже(6). Кроме того, прусские крестьяне 196 деревень в орденской части Замланда должны были отрабатывать барщину и платить натуральный оброк.

Хотя орден присутствовал в Замланде еще с 1255 г. и понемногу раздавал грамоты на имения, только записи конца XIV – начала XV в. дают надежные сведения о комтурстве, так как восстания пруссов и еще недостаточно сформировавшаяся система управления не позволяют получить достоверные данные ранее этого времени(7).

В «Большой податной книге Немецкого ордена»(8) за 1414-1422 гг. в комтурство Кёнигсберг включались 8 камеральных амтов Замланда (Kремиттен, Каймен, Вальдау, Варген, Шаакен, Гермау, Побетен и Рудау), заботничества Тапиау, Инстербург, Велау и Гердауэн и, конечно же, три города рядом с крепостью Кёнигсберг(9). Основная деятельность по заселению Замланда почти совпадает с превращением комтурства в ведомство маршала; предыдущие попытки распространить управление на незаселенные области, как, например, основание комтурств Тапиау (1280), Лабиау (1288), Бартенштайн (1295) и Гердауэн (1315)(10) были неудачными.

В 1326 г., после того как Генрихом Изенбергом, комтуром Кёнигсберга(11), был построен замок Гердауэн, границы этого административного округа были маркированы, а сам район отдан в ведомство маршала. В этом округе и лесном амте Тапиау немецкое население обосновывалось с середины XIV в.(12), при этом обширные территории отдавались также в руки пруссов, занимавшихся их заселением(13). Немецкие поселения имели в большинстве своем около 60 хуф, но могли быть и значительно меньше. Названные районы осваивались заново, так как после покорения Пруссии они большей частью обезлюдели(14).

Количество немецких деревень, созданных в Замланде, из-за уже упоминавшейся плотности населения было, скорее, незначительным: в «Большой податной книге» за 1437 год зафиксированы 12 кульмских деревень(15). В рамках Большого обмера [земель – Прим. переводчика], проводившегося в начале правления Конрада Юнгингена (1393-1407), было произведено широкомасштабное перераспределение земель в Замланде: меры площади были изменены (хакены переведены в хуфы), часть деревень объединили, земли перемеряли, при этом были найдены 436 хакенов излишков (соответствующих 4883 га)(16). Сравнение с прежде закрепленными 1908 хакенами это показывает, что большие территории Замланда еще не были административно учтены.

В большинстве этих деревень наряду с немецкими крестьянами жили свободные пруссы, почти все они сами работали на полях, но имели личную свободу, за что были обязаны нести военную службу. Они составили важный для ордена слой населения, так как их можно было быстро мобилизовать, что гарантировало скорую защиту от литовцев.

Ко времени заключения 2-го Торнского мира (1466), завершившего Тринадцатилетнюю войну, Замланд почти не испытал ущерба от войны. Определенных явлений, которые в Западной Пруссии привели к конфликту сословий с орденом, здесь просто не было в наличии. Города в этом районе за исключением трех городов Кёнигсберга были маленькими, скорее незначительными сельскими городишками, и не могли самостоятельно выступать против ордена. Свободные пруссы в Замланде находились под юрисдикцией ордена и не имели своих собственных судебных заседателей и судей.

М. Пелех в исследовании о магистерских советниках в 1412 г. показывает, что из 32 рыцарей (мелких дворян) трое были из Замланда (Амброзиус, Ханнос Лазарус и, вероятно, Зандер), при этом в это число вошли и епископские вассалы, и орденские; всего 5-8 из 32 рыцарей, полагает Пелех, были пруссами(17).

Хотя свободные пруссы в Замланде были удивительно лояльны к ордену, это не значит, что они остались при своих мелких имениях. К концу орденского периода некоторым семьям удалось перейти в дворянство. Это новое дворянство складывалось частью из получивших земельные владения наемников, частью из бывших членов ордена, частью (единичные случаи) из свободных пруссов.

В регистрах, составленных в 1540 г. при сборе разового налога, средства от которого предполагалось направить на организацию обороны страны от нападения турок(18), значатся лица, однозначно обозначенные как дворяне из Замланда. Некоторые обстоятельства(19) дают основание полагать, что дворянство в этой области – в отличие от Бальги и Бранденбурга, где более половины поместий находилось в закладе(20) – не столь сильно представлено бывшими наемниками и пришлыми дворянами. Анализ показал, однако, что только немногим более половины дворян были из Пруссии, в то время как 41% прибыл из-за пределов Пруссии (происхождение 3% дворян остается неясным, 11% – внутрипрусские мигранты).

Каким образом некоторые из тех, кого прежде называли «свободными пруссами» (владели землей, данной им за службу, но не являвшейся леном)(21), и которых создали как конкуренцию иностранным дворянам, смогли подняться по социальной лестнице и сохранить свое «дворянское» положение, в то время как большинство пруссов скорее спускалось вниз по социальной лестнице и вытеснялось из слоя землевладельцев. Этот процесс не мог осуществиться за немногие годы молодого герцогства.

Понятие дворянина в Восточной Пруссии периода 1466-1525 гг. в исследованиях не однозначно(22): скорее всего, его можно ассоциировать с понятиями «крупное землевладение» и «политическое право на сотрудничество или на сопротивление». Понятия в орденских источниках совершенно однозначны: там различают рыцарей, благородных и свободных. Понятие «дворянин» не фигурирует.

Лучше всего проблема терминологии и вопрос о том, как свободные пруссы становились дворянам, проясняются следующим примером.

Амброзиус (или Брози) Пербандт (предположительно около 1440 г. рождения – 1502 г.)(23) – это дедушка Себастьяна Пербандта, который в регистре «турецкого налога» значится как дворянин в камеральном амте Кремиттен, расположенном близ Велау. Всеми имениями Себастьяна владел уже Брози Пербандт. Процесс формирования этого комплекса имений очень интересен и замечательным образом иллюстрирует ход заселения Замланда(24).

Пербандты (Виндекаймы) восходят к упомянутому у Петра из Дусбурга Склодо фон Кведнау, который помогал ордену завоевывать Замланд и погиб в 1261 г. в сражении на реке Дурбе в Лифляндии(25). И позднее в этом роду были выдающиеся представители, например, фогт епископства Kульм, «брат Вернхерус де Винденкайн», который в битве с войском литовского князя Кейстута в 1361 г. выбил последнего из седла.

Первая грамота Пербандтам (в ранний период правильнее называть их Виндекаймами) относится к 1261 г. и фактически является лишь подтверждением грамоты 1255 г., данной Склодо Кведнау, основателю рода(26): Они еще не наделяются землей, но называются в числе 25 семей, которых отметил Герхард фон Херсберг, тогдашний вице-ландмейстер. Уже тогда им предоставлялось право суда, что равнялось получению больших привилегий. Их собственным правом должно было статьiurehereditario, то есть прусское право. В привилегии, данной Майнхардом фон Кверфурт витингам 10 августа 1299 г., снова появляется Склоде со своим сыном Налубе(27). В этой грамоте витинги чествуются за их храбрость на службе ордену. Родовое имение Виндекаймов в районе Кведнау в XVI в. перешло к роду Рексин, в то время как Шивенау оставался в их владении.

Еще одна грамота была дана ландмейстером Майнхардом фон Кверфурт в 1289 г., она была обновлением утерянной грамоты, полученной Райтауве, сыном Налубе, из рук Конрада Тиренберга (ландмейстер в 1283-1288 гг.). Райтауве причиталось 40 хуф в Варгинене в камеральном амте Кремиттен за расширенную военную службу и помощь при строительстве замков (последняя обязанность была обычной барщиной свободных пруссов).

Они еще не имели права наследования по обеим линиям, но в 1296 г. грамотой епископа Замланда и ландмейстера Пруссии за несколькими свободными пруссами одновременно признавалось расширенное право наследования по мужской линии(28).

В 1317 г. маршал Генрих фон Плоцке дал грамоту для Клаузи и себя самого с целью защиты от рисков: он владел с Клаузи Налубинен (здесь имя отца получило суффикс) имением Даммерау, в котором пасся их скот и извлекалась другая польза (fructus). Потом маршал захотел основать на своей части Даммерау податную деревню. Владение Клаузи было отделено от маршальской части фогтом Замланда. Участок Клаузи, как мне кажется, еще не был закреплен за ним, так как площадь его не указана. И маршал, и Клаузи использовали землю экстенсивно. Пожалуй, можно утверждать, что было в обычае использовать свободную землю в качестве выпаса, за это орден поначалу ничего не требовал.

Следующая грамота от 1317 г. с таким же содержанием, данная братьям Тульнеге и Янузе (Tulnege и Januse), касается и Виндекаймов. Возможно, Яне из наследственной привилегии 1296 г. и есть Янузе 1317 г., и в последней грамоте всего лишь шире представлено родство.

Только в 1368 г. в субботу перед Пасхой была дана следующая грамота Виндекаймам. Динтеле (литовец) получал от Винриха фон Книпроде 14 хакенов на поле Гайвбайнен (Gaywbaynen). Ему обещали также 28 хакенов в Tреппине (в Литве), если Литва будет захвачена, но в этом случае он должен вернуть 14 хакенов. Оборонный налог в размере 60 марок свидетельствует о его высоком социальном статусе. Кроме того, он должен был два раза в год конным воевать и имел право низшего суда. Наследники Динтеле (Пауль и Ханс Гобайны) зарегистрированы в камеральном амте Кремиттен в деревнях Вергее (Wergee) и Посляйтен (Posleiten). Но их имения располагались не там, на своих хуфах они основали деревню Гарбенингкен. Гобайны, в конце концов, растворились в роде Виндекаймов.

Согласно следующей грамоте герольд Виссегауде (основатель ветви Лирхе в роде Виндекаймов)(29) в 1376 г. получил в Пупайне (Pupayn) 10 хуф на полеPupayn, где был «должен построить трактир и устроить имение». Он должен был платить 16 марок оборонного налога, вершить низший суд и исполнять простую службу всадника(30).

Около 1400 г. в графе «Виндекаймы и Никлос Тукрит (dyWindekaymerund NiclosTuckrit) значатся 55 хакенов рядом с Киркене и Зибеновом уже как объединенный поместный район, в который входили, пожалуй, также деревни Попенен и Шибенау: они упоминаются в другом орденском фолианте(31) под титулом «Виндекаймы» и должны рассматриваться как созданные Виндекаймами. Впрочем, имеются данные о том, что маршал в 1317 г. обозначил границы Шибенау (Schibenau, Sibenow), чтобы основать там податную деревню, но так как ни одной податной деревни в том районе нет, то, вероятно, эта деревня была продана Виндекаймам. Мы располагаем сведениями о структуре деревень, одна имела 14 хакенов 4 хуфы, другая 6 хакенов. В обеих деревнях, несмотря на их размеры, имелся трактир(32). Деревня Киркене в податных регистрах не значится, следовательно, она либо выпала из поля зрения орденских чиновников, либо не была создана.

В 1425 г. Пауль фон Виндекайм получил от Великого магистра Пауля Русдорфа грамоту на владение в деревне Легенен (Legehnen)(33), камеральный амт Каймен, 6 хуфами и 3 хуфами, которые «Мертин из Штайайена у Клауса из Лайайена некогда купил» (в обеспечение своей службы, но только в пожизненное владение); Пауль, вероятно, женился на дочери Мартина из Штигенена (Штайайен); позднее поместье оказывается в руках Йоста Шпирау из Каймена (1462 г.), который, должно быть, сочетался браком с дочерью Пауля Виндекайма.

Впоследствии Виндекаймы снова и снова получали земельные владения. В 1433 г. Маттес фон Виндекайм получил от магистра Пауля Русдорфа 21 хуфу и 121 морген земли в Подевиттене в камеральном амте Кремиттен. Маттес пришел к Великому магистру с тремя грамотами и просьбой объединить их. Магистр отписал ему имения с магдебургским правом (впервые!), 60 марками оборонных податей и малым и большим судом(34).

В 1440 г. дается подтверждение прав владения(35), которое испрашивали Маттис и Бартуш (его двоюродный брат) Виндекаймы: 10 хуф „у пруда Обертайх в Гарвайнере“, отписанные их родителям, были им отмерены не полностью (двоюродные братья испрашивали у магистра сведения о мерах площади, используемых в Замланде, так как их родителям отведенные участки были отмерены не в полном объеме), и Великий магистр поручил маршалу Конраду Эрлихсхаузен исправить это упущение. Это должны быть те 14 хакенов, которые некогда принадлежали Паулю и Хансу Гобайнам. То обстоятельство, что первоначально имение было передано литовцу, говорит об отдаленности имения, которое связано с основанием Гарбниккена господином Kунике, казначеем в Лаукишкене, в 1376 г.(36) Я считаю, что это имение позднее превратилось в Кёвен (K?wen), так как большой лес, разделяющий камеральные амты Каймен и Кремиттент, тоже назывался Грайбеном (Greiben) или Гравеном (Grawen). Так как Кёвен расположен рядом с этим лесом, то речь вполне может идти об имении. К сожалению, на землемерном плане к имению я не смог найти пруда Обертайх, так что предположение остается предположением. (Впрочем, мелкие водоемы на картах не называются)(37).

В 1450 г. владения Маттиса Пербандта вновь расширились(38), теперь за счет участка размером более 6 хуф, но менее 6 моргенов в деревне Воргайм (в Варгинене) и 36 моргенов луга у его усадьбы между Прегелем и Бонслаком; эти земли переданы впервые с магдебургским правом, позволяющим наследовать по обеим линиям: если Амброзиус, сын Маттиса, умрет, то дочери или жена Маттиса смогут стать его наследницами. Жена сможет продать имение (с магдебургским или прусским правом, в зависимости от того, каким правом наделен покупатель). Это в высшей степени интересно, так как обычно руководствуются правом, прикрепленным к земле.

Во второй половине XV в. Маттис Пербандт получает еще кое-какие земли, в результате чего его владения округляются(39). В конце концов, Брози Пербандт становится столь состоятельным, что просит руководство ордена разрешить ему учредить должность викария «в утешение своей и своих родителей души». Викарию отводились доходы от деревни Калькайм, раз в неделю он был должен служить мессу для Великого магистра и орденских братьев. Право назначать его получает Брози Пербандт(40).

Брози Пербандт владел уже всеми теми землями, которыми владел его внук, хронология появления грамот отчетливо показывает «агрессивное» увеличение владений в течение столетий. Как теперь обстоят дела с его участием в политике? Во время войны с сословным союзом его можно найти в Замланде и Рагните, где он, по-видимому, приняв сторону ордена, сотрудничал с его чиновниками(41). Во время войны(42) и после войны он фигурирует на нескольких съездах восточно- и западнопрусских сословий(43). В 1469 г. он выступил как поручитель (от районов Замланд и Натанген) наместника Великого магистра Генриха Ройса Плауэна перед его кредиторами(44).

В 1472 г. церковный фогт Замланда жалуется Великому магистру, что они потерпели поражение от наемников под командованием Музикка, также и потому что свободные пруссы (в числе прочих он называет и Пербандта) свои воинские обязанности не выполняют и вместо себя «присылают кнехтов»(45). Наконец, следует сказать о поручительстве четверых благородных, в том числе Брози Пербандта, за сопровождение, обещанное Великим магистром епископу Помезании. Каждый из них поставил на документ свою собственную печать (признак дворянства). Тот факт, что в 1496 г. такое поручительство было необходимым, показывает, сколь важное положение занимали эти «квази-дворяне».

Таким образом, Брози Пербандт (который еще не занимал таких должностей, как, например, главы ведомств в более поздние времена) располагал большим комплексом имений (в пределах камерального амта) и во второй половине XV в. играл политическую роль, которая позднее станет прерогативой именно дворян.

В дальнейшем следует рассмотреть вопрос о том, можно ли распространить эти результаты, полученные на основе конкретного семейства, на другие кланы, с тем чтобы исследовать тот период в процессе формирования прусского дворянства, к которому до сих пор относились, как к пасынку.

Перевод С.Е. Чекиной.
_____________________________________


1. По расчетам Г. Мортензена плотность населения Замланда была 10 чел. на кв. км (Mortensen H. Siedlungsgeographie des Samlandes. Stuttgart, 1923. S. 57). Р. Венскус полагает, что плотность населения в Замланде была еще выше – 15-16 чел. на кв. км.
(Wenskus R. Kleinverb?nde bei den Prussen // Ausgew?hlte Aufs?tze zum fr?hen und preu?ischen Mittelalter. Sigmaringen, 1986. S. 247).

2. Dralle L. Der Staat des Deutschen Ordens in Preussen nach dem II. Thorner Frieden (= Frankfurter Historische Abhandlungen, Band 9). Wiesbaden, 1975. S. 110.

3. Sarnowsky J. Die Wirtschaftsf?hrung des Deutschen Ordens in Preu?en (1382-1452) (= Ver?ffentlichungen aus den Archiven Preu?ischer Kulturbesitz, Bd. 34). K?ln; Weimar; Wien, 1993. S. 100.

4. В «Большой административной книге Немецкого ордена» (Das Gro?e ?mterbuch des Deutschen Ordens / Hrsg. von W. Ziesemer. Danzig, 1921. S. 7) оборотный капитал «Гросшэфферай» в Кёнигсберге около 1400 г. обозначен суммой в 30 000 марок.

5. Sarnowsky J. Op. Cit. S. 42 ff.

6. GStA PK. XX. HA. OF 111, fol. 84.

7. См.: Neitmann K. Handfestenb?cher und Handfestenerneuerungen des Deutschen Ordens im 15. Jahrhundert // Preu?eland 40 (2002). S. 44-74.

8. Das gro?e Zinsbuch des Deutschen Ritterordens (GZB), hrsg. von: Peter Thielen, Marburg 1958, S. 17.

9. Подати с этих городов шли домашнему комтуру крепости Кёнигсберг; в грамотах на земельные имения его имя в ряду комтурских чиновников называется первым.

10. Wenskus R. Das Ordensland Preu?en als Territorialstaat des 14 Jahrhunderts // Der deutsche Territorialstaat im 14. Jahrhundert (=Vortr?ge und Forschung Bd.13) / Hrsg. von H. Patze. Sigmarigen, 1970. S. 330.

11. Dusburg. SRP 1. Chron. III, 360.

12. Mortensen, Hans und Gertrud: Die Besiedlung des nord?stlichen Ostpreu?ens bis zum Beginn des 17. Jahrhunderts, Teil I: Die preu?isch-deutsche Siedlung am Westrand der gro?en Wildnis um 1400 (Deutschland und der Osten. Quellen und Forschung zur Geschichte ihrer Beziehungen, Bd. 7), Leipzig 1937, S. 114ff.

13. Например, в 1376 г. Хензиль Траупе получил 120 хуф в районе Рэдткайма (GstA. XX.HA. OF 105, fol. 114v).

14. Rousselle M. Das Siedlungswerk des Deutschen Ordens im Land Gerdauen // Altpreu?ische Forschung 6 (1929). S. 221.

15. Das gro?e Zinsbuch des Deutschen Ritterordens. S. 57.

16. GStA. XX. HA. OF 111, fol. 82v-84r.

17. Помимо Замланда они происходили из районов, где были сельские суды (Pelech M. Die hochmeisterlichen R?te von 1412: ihre T?tigkeit und ihre Bedeutung // Bl?tter f?r deutsche Landesgeschichte 119 (1983). S. 42-43).

18. Diehlmann H. Die T?rkensteuer im Herzogtum Preu?en 1540. Bd. 1: Fischhausen, Schaaken, Neuhausen, Labiau (= Sonderschriften des Vereins f?r Familienforschung in Ost- und Westpreu?en e.V., 88/1). Hamburg, 1998.

19. Районы Бальга, Бранденбург и Замланд в 1454 г. отказали Великому магистру в повиновении, но уже со следующего года (после того как три города Кёнигсберга перешли на сторону ордена) северная Пруссия непрерывно находилась в руках ордена или глав отрядов наемников.

20. В амте Растенбург в закладе находились около 48 %, в комтурстве Бранденбург ровно 50 % и в амтах Бальга, Айзенберг, Пеллен и Цинтен даже 56 % всех податных хуф.

21. К. Конрад (Conrad K. Der Deutsche Orden und sein Landesausbau in Preu?en // Deutscher Orden 1190-1990 / Hrsg. von U. Arnold. M?nchen, 1997. S. 99) рискнул дать им следующее определение: «Служебное имение не было леном в прямом смысле слова. Отсутствует личная связь между сюзереном и ленником. Служба как натуральная повинность прилагалась к передаваемому имению, в отношении которого сюзерен сохранял свое главенствующее право собственности». В Кульмской грамоте (1233/1251) орден называл земельные имения «аллод», но делал два ограничения: аллод обременялся податью и службой сюзерену, продать его можно было только тому, кто платил подати, покупатель должен был принять аллод вновь из рук ордена. Вопреки правоустанавливающим источникам, каковыми являются Кульмская грамота и Кристбургский мир, в хрониках все чаще стало появляться понятие «нобиль»; так Петер из Дусбурга пишет даже, что не-дворяне могли получить дворянство за верную службу ордену (Chron. III, 220).

22. Л. Драле: «Дворяне или, лучше сказать, благородные люди, ... в сохраненной после 1466 г. Восточной Пруссии были в численном отношении представлены хуже, чем в Западной Пруссии» (Dralle L. Der Staat des Deutschen Ordens in Preussen nach dem II. Thorner Frieden (= Frankfurter Historische Abhandlungen, Band 9). Wiesbaden, 1975. S. 39). Далее Дралле пишет о свободных пруссах: «Группа свободных пруссов в имеющихся источниках представлена размыто и неясно» (Ibid. S. 46). Каким образом служебные имения в орденских землях передавались благородным людям или свободным, установить по грамотам не всегда возможно; прежде всего, в восточных областях, где проживали преимущественно мазовчане, в начале XVI в. был поднят вопрос о том, можно ли свободных – как их называли орденские чиновники – обременять барщиной или они, как и дворяне, должны быть от нее освобождены (GstA. XX: HA. OBA 19336). Это отчетливо демонстрирует путаницу в понятиях. На тот период, который исследовал Л. Дралле, он не нашел подтверждений того, что предпринимались попытки ограничить количество свободных или ухудшить их правовое положение. Б. Йениг (Die Gestaltung des n?rdlichen Ostpreu?en durch den Deutschen Orden und seine Nachwirkung // Das K?nigsberger Gebiet im Schnittpunkt deutscher Geschichte und in seinen europ?ischen Bez?gen / Hrsg. von B. J?hnig. Bonn, 1993) о предводителях наемников говорит следующее: «Из прусских рыцарей (незнатные дворяне – Прим. переводчика) и мелкопоместных свободных пруссов сформировалось сельское дворянство, в руках которого оказалась значительная часть земель, прежде принадлежавших земельному правителю». Г. Михельс (Die Entstehung des Landadels in Preu?en / U. Arnold, M. Lauert, J. Sarnowsky (Hg.) Preu?ische Landesgeschichte [Festschrift B. J?hnig]. Marburg, 2001. S. 219-226) обозначил крупнопоместных свободных пруссов как «землевладельцев», но при этом речь идет о крупных имениях свободных, которые «все же не являются ленами. Владельцы платили… налог, который являлся признанием права собственности ордена» (S. 220). Владельцы служебных имений, таким образом, не были дворянами. Но образ их жизни был таким же, как у дворян. Они были обязаны нести военную службу, имели зависимых крестьян, как дворяне.

23. Gallandi J. Altpreu?isches Adelslexikon. K?nigsberg i. Pr. 1926-1935. S. 356: Амброзиус Пербандт значился в числе советников Великого магистра и был женат на Анне Прёкк фон дер Лаут. Его отцом был Матиас фон Виндекайм по прозванию Пербандт, его сына звали Альбрехтом (родился около 1480 г.). Последний имел с Анной Роберзее троих сыновей. Старшим из них был Себастьян Пербандт, его имения располагались в Рагните и Креммитене, он был женат на Доротее Лесгеванг, умер 22 июля 1579 г.

24. Пербандты имели земельные владения также в Растенбурге и Натангене, но эта часть их имений не будет рассматриваться в рамках данного исследования, об этом см. Wenskus R. Studien zur Ritterschaft im Ordensland Preu?en. II. Die “Sieben Geschlechter” // Altpreu?ischen Geschlechterkunde. Neue Folge. Bd. 15 (1984/85). S. 1-72.

25. Dusburg. III, 84.

26. Его права подтвердил также епископ грамотой от 1258 г. (Urkundenbuch des Bistums Samland / Hrsg. v. C.P. Woelky u. H. Mendthal. = Neues Preu?isches Urkundenbuch. Ostpreu?en Teil. Abt. 2. Bd. 2. Leipzig 1891-1905. Nr. 64); в 1261 г. было дано еще одно подтверждение этого права для сына Склодо; можно предположить, что это было сделано в связи со смертью отца, например, в борьбе с мятежными пруссами.

27. Нужно заметить, что этот факт говорит о реабилитации Налубе орденом, ведь в свое время (1262 г.) он выступал против ордена; см.: Dusburg, III 101.

28. В 1296 г. Зигфридом Райценштайном и Майнхардом Кверфуртом была дана новая грамота нескольким очень привилегированным родам в Замланде, в том числе Налубе и его братьям (Nalubeetfratribussuis). В предыдущей грамоте братья не упоминаются, это вполне может означать, что они жили в доме старшего брата. Данная грамота очень интересна, так как род (очевидно, осознававший свою общность) получил расширенное право наследования по мужской линии. Орден и епископ отказывались от своего права на наследство при отсутствии прямых наследников (...bonarelictatollantetpossidenthereditatem, quevelquamnosanteaperciperesolebamus ...).

29. В «Мариенбургской книге треслера» за 1399-1409 гг. он обозначен как «отец Лирхе» (см.: Marienburger Tresslerbuch der Jahre 1399-1409 / Hrsg. von E. Joachim. K?nigsberg, 1896. S. 549).

30. GStA, XX. HA, OF 107, fol. 68r-68v.

31. GStA, XX. HA, OF 109.

32. Трактир в Попенене дважды наделялся 1 хуфой и 1 хакеном и впоследствии снова лишался этих участков.

33. GStA, XX. HA, OF 95, fol. 127v-128r.

34. GStA, XX. HA, OF 111, fol. 121r-121v.

35. GStA, XX. HA, OF 111, fol. 119v.

36. Wenskus R. Studien zur Ritterschaft im Ordensland Preu?en. I.: Zur mittelalterlichen Geschichte des Geschlechts von Manstein // AFG N.F. 13 (1982). S. 54-55.

37. Правда, согласно Гольдбекку (Goldbeck J. F. Vollst?ndige Topographie des K?nigreichs Preu?en. Hamburg, 1966-70) в королевстве Пруссия имелось два Обертайха: один был дворянской деревней в районе Ангербурга, другой – дворянским хутором в районе Прейсиш-Эйлау; но вряд ли имелся в виду один из них.

38. GStA, XX. HA, OF 111-119r.

39. В 1455 г. Маттису Пербандту госпитальером Генрихом Ройсом из Плауэна и командующим наемного войска графом Хансом Гляйхеном, который в это время имел свою резиденцию в Кёнигсберге, была отписана хуфа в Биотене (камеральный амт Кремиттен) с условием, что эта хуфа только тогда перейдет в его владение, когда умрет жена Маттиса Гайликсширма (которая, очевидно, как вдова владела ею). (GStA, XX. HA, OF 111, fol. 120v). 
В 1473 г. Брози Пербандт получил от Великого магистра Генриха Рихтенберга в Калькайме (камеральный амт Кремиттен) деревню с 10 хуфами деревенских земель и 2 хуфами леса. Здесь окончательно было передано Магдебургское право на обе линии (OF 111, fol. 121r).
В 1479 г. Брози Пербандт к своему старому имению получил от Великого магистра Мартина Трухзеса еще в деревне Кремиттен 5 хуф; в Гарбеникене 3 хуфы и на своем дворе «между озером Вузен и Прегором» 1 хуфу (OF 111, fol. 120r-120v).

40. GStA, XX. HA. OF 92, fol. 151r.

41. GstA. XX: HA. OBA 15205, 15582.

42. В числе участников встреч между противниками ордена под руководством Штибора Байзена и его сторонниками с альтштадтским бургомистром Георгом Штайнхауптом во главе, проходивших на косе, значатся Шиллинг фон Кондайн, Гирлах, Брози Пербандт и Филипп Вайзель, благородные люди из Замланда (AST, Bd.V).

43. GstA. XX: HA. OBA 16105: 1 – 7 августа 1467 г. в Эльбинге состоялась встреча наместника Великого магистра Генриха Ройса Плауэна с представителями прусских сословий. В ней участвовали Ульрих фон Кюнсберг, верховный маршал; Фит фон Грих, комтур в Бранденбурге; Шиллинг фон Кондайн, Брозиен Бербенд; советники-послы из Кёнигсберга Штибор фон Байзен, губернатор; Отто Махвич; мелкий дворянин Штибор фон Понижч и т. д. OBA 16329 1472: Протокол встречи с поляками в Эльбинге 24 мая – 1 июня; OBA 17944 (1496 Nov. 15): Заметки о встрече Великого магистра с епископом Эрмланда по поводу заселения территории; OBA 17956 (1497 Jan 11-13): Протокол встречи между орденом и епископом Эрмланда в Браунсберге; OBA 17971 (1497 April 12): протокол встречи между орденом и епископом Лукасом Эрмландским в Бартенштайне.

44. GstA. XX: HA. OBA 3214 (Kgbg 1469 April).

45. GstA. XX: HA. OBA 16312 (1472 M?rz 28).