Пилигримы-крестоносцы в Пруссии

Немецкий (Тевтонский) орден в Испании

"Ледовое побоище" - о построение свиньёй или острой колонной.

А.П. Бахтин

главы из будущей книги о Немецком (Тевтонском) ордене

в этом отрывке речь идёт о войне с Литвой,середине 14 в. пилигримах-крестоносцах и "Почётном столе". 



Благоприятное хозяйственное и финансовое положение Ордена в Пруссии дало ему возможность в середине 14 века  совместно с Ливонией и прибывающих с Запада пилигримов-крестоносцев продолжить наступление на Литву. Основной задачей ордена являлось овладение Жемайтией для территориального соединения Пруссии с Ливонией.

 

Война с Литвой продолжается.

Ольгерд получив в свои руки мощное государство, и добившись впечатляющей победы над орденом в 1345 г. направил свои усилия на восток. В Новгороде в 1346 г. к власти пришла промосковская партия, узнав об этом, Ольгерд ответил вторжением. Литовцы захватили Шелонь и Лугу, осадили Порхов и Опочка, которые смогли откупиться выплатив контрибуцию. Новгородское войско ожидая помощи из Москвы бой не приняло. Так и не получив подкреплений от Москвы, на собранном городском вече убили промосковски настроенного посадника и заключили с Литвой мир.

В течение зимы 1345 г. совместные вооружённые силы Пруссии и Ливонии дважды вторгались в Жемайтию, опустошая её, огнём и мечём, доходя до Оукайма и Germedien? Эти походы не имели ни тактического, ни стратегического значения, но показывали готовность ордена в любое время подвергнуть Литву наказанию за её сопротивление. Наряду с нападением орден готовился и к отражению литовских вторжений. Укреплялись города перестраивались замки.

  В борьбе с орденом Ольгерд решает перенести военные действия на территорию Пруссии. Во время посещения королём Вальдемаром IV Мариенбурга, где шли переговоры о продаже Ордену Эстляндии (Северной Эстонии), Ольгерд в феврале 1347 г. совместно с Кейстутом вторгаются в Барту. Они захватили и привратили в руины город Растенбург, и двинулись на север к Гердауену, в его окрестностях было сожжено 4 деревни, затем повернули на юго-запад и подошли к Лёйнебургу на реке Губер. Осадив замок, они попытались захватить его штурмом, но смогли взять только форбург и ушли в район между Рёсселем и Растенбургом. Разграбив его и уничтожив всё огнём захватили большое число крестьян ушли обратно в Литву. Вся местность была опустошена до такой степени, что из-за отсутствия доходов конвент Лёйнебурга был ликвидирован, а комтурство преобразовано в пфлегерство. В это же время хохмейстер получив сообщение о готовящемся  нападении на Самбию, и выдвинул на северо-восточную границу большое войско. Весной, получив дезинформацию об отходе литвинов, отряд был распущен по домам. Как только это произошло Ольгерд вторгся в Самбию и захватил богатую добычу. Осенью великий князь Ольгерд с Кейстутом, обойдя Рагнит, где они три дня грабили местность, через пограничный лес вышел к замку Инстербург, основанному в 1336 г. Разграбив окрестности, двинулись на запад, захватили и сожгли город, и замок Велау (после чего замок больше не восстанавливался). Затем неожиданной атакой, захватили врасплох слабый гарнизон   Гросс Вонсдорфа, перебил его (14 человек) разрушили замок. Переправившись на левый берег Алле вторглись в Натангию[1]. Встреченный орденский отряд под руководством Вернера фон Холланда был разгромлен. Сам он с частью своих людей погиб, остальные попали в плен[2]. Для обороны юго-восточного направления, с которого был совершён набег на Растенбург,  хохмейстер приказал в южной Судовии   на реке Пиш в спешном порядке построить замок Иоханнисбург. 

[3]

Испытывая определённые трудности в борьбе с Литвой или Польшей, для борьбы с которыми ему явно не хватало собственных сил, орден использовал визиты «гостей» в Мариенбург, чтобы представить им особенно выгодную картину, и добивался в этом определённых успехов. По Европе распространялись рассказы и писались воспоминания, в которых чрезмерно расхваливался орден. Таким образом, Филиппе де Мецирес бывший в Пруссии в качестве посланника, а потому побывал только в Мариенбурге, в своём главном произведении, законченном в 1389 г. писал: « Этот святой орден … должен вызывать чувство стыда не только у других рыцарских орденов (в том числе и орден иоаннитов на Родосе, который Мецирес как канцлер Кипра хорошо знал) …, но и всех князей христианского мира… Какое чудо!...  Они живут общо и не имеют ничего своего. Целомудрие и послушание их добротедели. Они богаты светским имуществом и не знают, сколько они имеют Магистр и комтуры несут на себе всё бремя управления. Тем не менее, во всем, что им нужно – питьё, еда, одежда, обувь, доспехи и оружие – они равны,  при соблюдении чести ордена. Каждую ночь они поднимаются к заутрене в своих замках и конвентах и ведут жизнь монахов. Если заходит речь о врагах веры. Если они вооружены под знаменем креста. То каждый из них равняется князю[4].

От Мариенбурга путь лежал дальше, через Эльбинг. Браунсберг, Хайлигенбайль, Бальгу, Бранденбург в Кёнигсберг. Этот путь преодолевался за 3-4 дня, часто путешественники задерживались в Эльбинге. Останавливались они обычно на один день, но иногда дольше, граф Голландии в 1344 г. пробыл там 9 дней. Эльбинг был одним из значительных торговых городов Пруссии, в нём так же занимали деньги, закупали продукты и затем двигались в Кёнигсберг.

Некоторым пилигримам приходилось по нескольку месяцев проводить в ожидании начала похода. Это происходило в тех случаях, когда они прибывали в «межсезонье». Один поход закончился, а к другому походу ещё не прибыло достаточного количества пилигримов.  В этом случае орден пытался регулировать прибытие пилигримов, объявляя в Европе о предстоящем походе и назначая время. Но рассчитывать на пунктуальность рыцарей не приходилось. Серьёзной помехой бывали и мягкие зимы или дождливое лето.

Кёнигсберг, в средние века был довольно сложным политическим образованием. Замок заложенный ещё 1255 г. был резиденцией маршала ордена, являвшегося одновременно и комтуром большого простирающегося до литовской «дикой местности» комтурства. Маршал по поручению хохмейстера или в его отсутствие руководил военными действиями орденских войск, а потому для «гостей» после магистра был самым важным человеком в Пруссии. Между замком и рекой располагался город  Альтштадт (городские права с 1286 г), к востоку от него возник ещё один город Нойштадт (позже называемый Лёбенихт) получивший в 1300 г городские права. К югу от Альтштадта на острове Фогтсвердер в его западной половине в 1327 г. возник город Кнайпхоф. Восточная половина принадлежала Самбийскому епископству, и на нём был заложен собор. Таким образом, рядом с замком, имевшим свою довольно обширную территорию Бургфрайхайт, находилось три независимых друг от друга города, со своими рынками, кирхами, бургомистрами и городскими советами, своими городскими оборонительными стенами, а так же отделённой от Кнайпхофа стеной епископская территория[5].  

Приём, расмещение и обслуживание гостей было организованно наилучшим способом. В Кёнигсберге прибывших пилигримов приглашали в замок к утренним трапезам у маршала или по сложившейся традиии к «почётному столу». Очень часто орден представлял им своих сопровождающих на всё время пребывания в Пруссии, нередко это были рыцари из пруссов. Похоже, маршал выделял по несколько пруссов каждому аристократическому крестоносцу в Пруссии[6]. Сопровождающие опекали гостей, не знающих немецкого языка. Заболевшим оказывали помощь орденские врачи. Хохмейстер считался «отцом и покровителем  всех посещающих Пруссию пилигримов” и их крупнейшим кредитором. Орденский маршал тоже имел право распоряжаться деньгами своего комтурства и кредитовать прибывших. Он так же осуществлял надзор за действиями гостей в Кёнигсберге. В спорах он выступал как третейский судья, в судебных процессах участвовал его писарь.

Так как крестоносцам запрещалось проживать в орденских замках, они селились в окружавших корчмах и трактирах, где имелись гостевые комнаты. Знатные гости селились в арендованных городских домах, а свою свиту селили в снимаемых поблизости квартирах. Можно предположить, что основное количество пилигримов проживало в Альтштадте и Кнайпхофе где богатые негоцианты могли приютить больше гостей, чем город ремесленников Лёбенихт.

Сотни дворян, находясь по несколько недель, а иногда и месяцев в Кёнигсберге, устраивали совместные пирушки, на которых преобладал дух соперничества и расточительности. Господствовала привычка приглашать гостей в любое время дня, причём каждый аристократ делал это в свой черёд. Особо отмечались Рождество, Новый год, Троица пасха и другие религиозные праздники. Но были и другие поводы для празднований, такие как крестины, посвящения и т.д. Другой формой развлечений для совместного времяпровождения до или после еды были азартные игры. Из них преобладала «та опустошаящяя страсть, достойная осуждения, игра в кости»[7]. Но и интеллектуальные шахматы зачастую являлись средством как больших выиграшей, так и значительных проигрышей [8].

Из Кёнигсберга совершались паломничества к месту гибели Св. Адальберта на Самбии, (зачастую останавливаясь в епископском замке в Фишхаузене), а так же в кирхи Арнау и Юдиттен.  Кирха Св. Катарины в Арнау стояла в 10 км к востоку от Кёнигсберга ввер по течению Преголи. Известно, что граф Вильгельм Голандский на следующий день после вовращения из похода в Литву посещал её 5 марта 1344 г. Множество других известных гостей и простых рыцарей совершали паломничества к этим кирхам. Известна как паломническая и кирха Св. Катарины в Бранденбурге. Арнау и Юдиттен были настолько широко известны в Нидерландах, что были занесены во фламандских и брабантских книгах приговоров штрафных паломничеств, которые оценивались столь же высоко как Рим и Саньтьяго.

Одним из развлечений, прибывших в Пруссию крестоносцев, были  выезды на охоту. Орденским братьям запрещалось заниматься охотой для удовольствия, они могли охотиться только для пропитания, или защите (если на них нападал крупный зверь), на гостей эти ограничения не распространялись. Право на охоту предоставлялись им в Пруссии без проволочек.

Кроме  общественных мест, орденский замок и кирхи, пилигримы посещали и альтштадтский Артус хоф (двор Артура) в переулке Короля Артура в котором имелся некий «рыцарский угол» находившийся под покровительством Св. Георгия. Аналогичное заведение, но без «рыцарского угла» было и в городе Кнайпхоф. Там устраивались танцы с уважаемыми жёнами и дочерями местных бюргеров и городских патрициев. Не вызывает сомнений, что в Кёнигсбергских городах в 14 веке имелись бордели, посещаемые крестоносцами.

О рыцарских турнирах в Кёнигсберге доподлинно не известно, орденским рыцарям участвовать в турнирах запрещал статут, он запрещал даже слугам орденских братьев посещать, а тем более участвовать в них. Тем не менее, по разным причинам среди пилигримов происходили столкновения, выливавшиеся в большие конфликты, тушить которые приходилось орденскому маршалу.

Но самым важным ритуалом устраиваемым орденом для гостей являлся «почётный стол», котрый давался верховным руководством ордена. Хозяином праздника (если присутствовал) был верховный магистр, в его отсутствие маршал. Проводился он в большом ремтере замка Кёнигсберг. Бывали случаи что «почётный стол» иногда переносился к литовской границе. На этих пирах угощали всех гостей. За «почётным столом» было только   10-14 мест для особо прославленных своими подвигами рыцарей [9]. Выбор приглашаемых к столу осуществлялся присутствующими в Кёнигсберге герольдами. Остальные рассаживались в зале за простыми столами. После благодарственной молитвы, рассказывалось о традиции «почётного стола» и сидящих за ним, Затем рыцарь ордена прикреплял на плечо гостям девиз  со словами «Честь всё побеждает» и начинался пир. Большей частью праздник длился 5-6 часов. «Почётный стол» очень известный институт в Европе и принять в нём участие считалось большим почётом[10], о котором участники вспоминали многие десятилетия. Если кто то из рыцарей в 14-15 вв. говорил о «столе в Пруссии» слушатели прекрасно знали о чём была речь. С какого времени началась традиция «почётного стола»  неизвестно. Для ордена почётный стол был инструментом повышения притягательности прусских походов.

 



[1] Бахтин АП. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. С. 68.

[2] Voigt J. Handbuch der Geschichte Preussens.  Bd.2. S. 98.

[3] Paravicini W. Die Preussenreisen Des Europäischen adels.  T. I.  S. 265-269.

[4] Ibid. S. 270.

[5] Gause F. Die Geschichte der Stadt Königsberg in Preußen. Band 1.

Köln; Weimar; Wien, 1996. S. 26..

[6] Paravicini W. Die Preussenreisen Des Europäischen adels.  T. I.  S. 287.

[7] Ibid. S.297.

[8] Ibid. S. 297-298.

[9] Voigt J. Handbuch der Geschichte Preussens.  Bd.2. S.173-174.

[10] Paravicini W. Die Preussenreisen Des Europäischen adels.  T. I.  S.322-325.

     Voigt J. Handbuch der Geschichte Preussens. Bd.2. S.173-174.